СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Жертвы анорексии/голодания

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Первая жертва

Брат и сестра Карпентеры (группа The Carpenters) пользовались у американской публики необыкновенным успехом. Первым начал музыкальную карьеру Ричард, а вскоре к нему присоединилась совсем юная Карен. Она выступала в качестве аккордеониста, затем флейтиста, затем барабанщика, пока однажды не обнаружилось, что у нее прекрасный, чистый, сильный, от природы поставленный голос. Именно этот золотой голос сделал Карпентеров знаменитыми.

Карен получила три «Грэмми», выпустила восемь золотых и пять платиновых альбомов, десять золотых синглов, ее песни занимали пять верхних строчек в хит-параде. Она купалась в славе, ею восхищались, ей подражали, все девочки хотели быть похожими на нее. Она ездила с гастрольными турами по всему миру, мелькала на обложках журналов, на экране телевизора – красивая улыбающаяся победительница – и умирала. У нее была болезнь, хорошо знакомая врачам, но вовсе не известная в то время широкой публике: нервная анорексия.

На языке цифр

90–95% страдающих нервной анорексией – девушки и женщины;
в США ею больны от 0,5 до 1% молодых американок, а тех, у кого наблюдаются субклинические проявления, гораздо больше;
5–10% всех аноректиков умирает. Это страшно высокий процент не только для психической, но и вообще для любой болезни.
Красивое название для беды красивых девушек

В те времена, когда молодых косила чахотка, красивыми считались крепкое сложение, приятная полнота и здоровый румянец, а худоба настораживала, пугала. Сегодня она в фаворе, ее превратили в фетиш, в новую религию. Языческий бог худобы требует жертв – и получает их в изобилии.

Сегодня нервная анорексия – одна из основных причин смерти молодых девушек и женщин. Под этим красивым названием прячется серьезное нарушение пищевого поведения, которое характеризуется целенаправленным отказом от еды и опасно низким весом.

Ее можно назвать болезнью юных. Она крадет молодые жизни, и девушки болеют примерно в десять раз чаще юношей. Многие завидуют таким «счастливицам» и мечтают выглядеть, как они. Некоторые не отказались бы заболеть этой «чудесной» болезнью, которая доводит до прозрачной худобы. Между тем нервная анорексия – тяжелый недуг с плохим прогнозом и высокой смертностью. Из всех проблем, с которыми имеют дело психиатры, эта, пожалуй, наиболее опасна.

Больные анорексией чаще всего не признают, что им грозит опасность, и решительно не хотят лечиться. В этом они сродни алкоголикам и наркоманам.

Жизнь в плену навязчивой идеи

Ричард Карпентер вспоминал позднее, что Карен всегда была «плотной девочкой». Первый раз она взялась худеть в 16 лет на «водной диете», назначенной доктором, и ей удалось снизить вес с 64 до 54 кг. Дальше Карен продолжила уже самостоятельно. Когда вес достиг 52 кг, ей стали говорить, что она выглядит классно. Она отвечала, что все только начинается, то ли еще будет, но в то время эти слова никого не насторожили.

К 25 годам Карен удалось достичь вожделенных 36 кг. Она регулярно вызывала у себя рвоту, чтобы избавиться от того немногого, что все же съедала. Ее тело было настолько слабым, что приходилось лежать между выходами на сцену. Однажды в Лас-Вегасе она здорово напугала своих родных и поклонников, потеряв сознание во время исполнения «Вершины Мира», и по их настоянию была отправлена в больницу.

Медики установили у Карен дефицит веса в 16 кг от биологической нормы. Лишь тогда она осознала, что у нее серьезная проблема. Начала наблюдаться у врачей, и через какое-то время решила, что здорова.

Однако на самом деле ее тело продолжало страдать от недостатка питания, регулярного приема слабительных, от бессонницы и повышенной тревожности.

Внезапная смерть в 1983 году была шоком для публики, считавшей, что Карен полностью вылечилась. Мать обнаружила ее без сознания на полу гардеробной в их доме в Калифорнии и вызвала «скорую», но было поздно. Сердце, измученное годами добровольного голодания, остановилось.

Генетически Карен совсем не была предрасположена к той воздушной худобе, к которой она себя приговорила.

Карен Карпентер было 32 года, она весила 49 кг при росте 161 см.

Сердце, отданное на съедение

Разумеется, не все, страдающие анорексией, умирают. Но проблемы разной степени тяжести бывают у всех, и значительная их часть связана именно с сердцем. Если тело длительное время не кормить, оно начинает «питаться» собственными мышцами, а сердце, как известно, тоже мышца, вот она и «съедается» в процессе голодания.

Если болезнь не обнаружена в самом начале и «обгладывает» свою жертву уже более пяти лет, вероятность смертельного исхода очень велика. Как правило, причиной становятся нарушение работы сердца или суицид на почве общего истощения нервной системы. Также очень опасно низкое давление, потеря мышечной массы, слабость и сильное обезвоживание, неблагоприятно влияющее на работу почек. Чтобы спасти жизнь этим жертвам борьбы со своим телом, часто бывает необходима госпитализация и интенсивная терапия.

Вся надежда на близких

К сожалению, на сегодняшний день нет способов лечения нервной анорексии, исключающих рецидивы. Поэтому большая часть программ борьбы с ней ориентирована скорее на профилактику: раннее выявление наследственной предрасположенности, генетическую и психологическую коррекцию.

Лечение осложняется тем, что в отличие от больных булимией (булимиков), которые часто стыдятся своей проблемы и хотят излечиться: ходят к врачам, посещают групповые занятия и форумы, аноректики стремятся лишь к одному – чтобы их оставили в покое. Их психика серьезно деформирована, они отказываются сотрудничать с медиками и упорно реализуют программу самоуничтожения.

Беда еще и в том, что окружающие их люди, включая самых близких, обычно не понимают всей серьезности положения, совсем не принимают мер либо пытаются справиться с ситуацией с помощью уговоров, угроз, наказаний, которые лишь ухудшают дело.

Все, что мы пишем, – не столько для аноректиков, ушедших «в несознанку», сколько для их близких и для людей «группы риска». Факторами риска большинство специалистов считают нарушения пищевого поведения или психические расстройства у кого-то из родственников, а также перфекционизм (стремление к совершенству) в характере и даже просто «зацикленность» на диетах.

После смерти Карен приемные психологов и психиатров заполнили молодые женщины, которые больше не мечтали о суперстройности, а хотели просто быть живыми и здоровыми.

Во весь голос

Трагическая история Карен Карпентер, помноженная на ее громкое имя, вызвала общественный интерес к анорексии. До этого многочисленные девочки, морившие себя голодом, не знали о грозящей опасности. Каждая считала, что она одна такая, что ее случай – уникальный.

После волны публикаций в прессе последовала волна обращений к врачам за помощью. Некоторые известные и даже знаменитые страдалицы решились публично признаться в том, что борются с тем же недугом, который погубил Карен. Среди них оказались Джейн Фонда, Черри Бун О\'Нейл – дочь певца Пэта Буна. Также признали свои проблемы гимнастка Кэти Ригби, актрисы Жаннин Тернер и Линн Рэдгрейв.

Все были напуганы. Стихийно возникали многочисленные группы поддержки для людей с нарушениями пищевого поведения. За короткое время были открыты специализированные клиники. Ричард Карпентер создал фонд в память своей сестры для финансирования научных исследований в этой области.

Но сами по себе научные изыскания и внимание общественности проблему не решают. Сегодня миллионы людей страдают нарушениями пищевого поведения, и число их стремительно увеличивается. Оно будет расти и дальше, пока СМИ не перестанут навязывать нам нереальные стандарты и образцы для подражания, в буквальном смысле смертельно опасные для молодых душ и тел.

В последний раз предупреждаю

«Сигнальные ракеты» анорексии, на которые стоит обратить внимание:

излишняя озабоченность своей фигурой, калориями, диетами вместе с резкой потерей веса;
навязчивый страх перед «призраком тучности»;
непризнание чувства голода или даже реальная его утрата;
постоянное избегание любых ситуаций, когда придется есть;
чрезмерные и непропорциональные физические нагрузки.

http://avancar-bl.ucoz.com/publ/3-1-0-145

Карен Карпентер было 32 года, она весила 49 кг при росте 161 см

0

2

«Я весила уже 42 килограмма, но хотелось талию еще уже и руки еще тоньше»
Лариса КРУПИНА, «ФАКТЫ»
27.03.2012

http://uploads.ru/t/S/y/x/Syx8L.jpg

Только потеряв одного за другим своих нерожденных малышей, Татьяна Забзалюк поняла: анорексия — это путь в никуда. Излечившись от болезни, она написала книгу «Анорексия: быть пойманной и выжить» и основала международный благотворительный проект по борьбе с нарушениями питания
«Господи, какая я дрянь! Я сорвалась, я ненавижу себя за это. Я, как последняя, надралась на ночь. Картошка. Икра. Майонез. Хлеб. АААААА! Я хочу быть худой!!! Что мне делать? Я больше не хочу принимать эти таблетки! Цикл сбивается!!! Господи! Как мне отказаться от еды? Может, попробовать, как та девушка из книги, есть только шоколад и пить кофе? С завтрашнего дня попробую. Я не хочу больше на себя смотреть в зеркало. А прочищать желудок не могу. Не могу вызвать рвоту. Не могу и все! Господи. Помоги мне! Я хочу быть худой!!!» (Сообщение, оставленное на форуме «Я — анорексичка».)
— Когда я читаю темы форумов «Записки анорексички», «Похудеть до костей», «Дневник сумасшедшей анорексички», то прихожу в ужас: анорексия уже приняла размеры эпидемии, большей, чем СПИД, — говорит 25-летняя жительница Никополя Татьяна Забзалюк. — Девочки объединяются в сообщества, обмениваются советами, как скрывать от родителей, что голодаешь, но, к сожалению, мало кто им рассказывает, что будет потом, когда они похудеют до заветных 35 килограммов. Просто потому, что некому рассказывать: они умирают. А те, кто выжил, годами восстанавливаются, но зачастую остаются инвалидами.
— Почему же это случилось с вами?
— Когда мне было 17 лет, умер мой дедушка. Мой любимый дедушка, который готовил для меня по утрам блинчики с абрикосовым вареньем, всегда был рядом в трудный момент… Его смерть меня потрясла. Депрессия. Начал болеть желудок. Обнаружив хронический гастрит, врачи посадили меня на строгую диету. С этого все и началось.
В то время я весила 61 килограмм при росте 169 сантиметров и выглядела очень стройной. За год похудела на десять кило. Вместе с исчезнувшими килограммами ушли и месячные. Гинекологи, не разобравшись с причиной нарушения цикла (а мне всего-то и надо было, что начать нормально есть!), прописали кучу лекарств. Я и так испытывала отвращение к пресной диетической еде, а тут еще и таблетки! Аппетит пропал вовсе.
Я пошла к гастроэнтерологу и сказала: «Хочу весить как раньше! Хочу есть не каши, а жареную курочку. Отмените диету». Она ответила: «А зачем тебе нормально питаться? Девочка должна быть стройной. Продолжай так кушать и дальше…»
Я тогда училась в педучилище на специальности английский язык и начальные классы. День у меня был расписан с шести утра до девяти вечера. Шла на красный диплом. Занималась танцами. И если раньше легко справлялась с нагрузками, то теперь к вечеру выбивалась из сил. Ведь что я ела? Овсяная каша на воде, паровые котлеты из курятины, никаких жиров, орехов. Но общее состояние вялости скрашивали комплименты подруг. «Ой, какие у тебя ножки стали! — говорили они. — А пресс какой хороший!» Я подумала: действительно, в этом что-то есть.
Но, наверное, решающую роль сыграли слова моего парня Саши, который, увидев однажды на плакате очень худую девушку с выступающими ключицами, воскликнул: «Здорово! Говорят, с худыми прикольно встречаться». И я решила стать еще более стройной. Уменьшила порции. Стала экспериментировать с диетами: день на кефире, день на гречке, день — одна вода. Саша видел меня ежедневно, поэтому, наверное, и не особо замечал, что я худею. Только когда мы начали жить вместе, стал удивляться: «А чего ты никогда не садишься вместе со мною за стол?»
Для него и для остальных родных у меня было две отговорки: «Я уже поела, когда готовила» и «У меня больной желудок, и врач сказал сидеть на диете и дальше». При этом я… увлеклась кулинарией. Дотошно собирала рецепты, смотрела все кулинарные шоу, с удовольствием стряпала, никогда и ни под каким предлогом не пробуя блюда.
— Но запахи пищи всегда пробуждают зверский аппетит…
— Только не у меня. Пищу я воспринимала как что-то из другого мира. Первые полгода ты еще хочешь есть. Через год ты уже думаешь о еде постоянно, но она не ассоциируется с тем, что можно принимать вовнутрь, — скорее, с каким-то недоступным божеством. Между тобою и едой выстраиваются нерушимые барьеры. Съесть — это как будто спрыгнуть со скалы. Тебе осталось доступно лишь одно удовольствие — готовить и смотреть, как люди вкушают пищу, которую ты приготовила.
Когда я уже ослабла настолько, что не смогла готовить, стала постоянно расспрашивать родных, что они ели и какие при этом испытывали ощущения. А если кто-то отказывался говорить, расстраивалась и еще больше замыкалась в себе. Ведь от чужих рассказов о приеме пищи я получала необъяснимое удовольствие, что удивляло мое окружение. Но мне просто было необходимо знать о рационе каждого до мельчайших деталей, чтобы получить хоть какие-то позитивные эмоции.
Мой собственный рацион состоял уже из лимона и чайной ложки меда в день. Вся одежда на мне болталась, и на рынке я покупала детские или подростковые вещи, выслушивая комплименты от продавцов: «Ты такая худенькая, миниатюрная». Ну, думаю, значит, заметны мои старания!
Первые два года отказа от еды я вообще переносила сравнительно легко — организм молодой, легко терпит всякие лишения. Позже я осознала, что организм худеющего начинает по-другому функционировать. Ты настолько привыкаешь к ощущению голода, что получаешь от него кайф, как наркоман от инъекции. Очевидно, таким образом организм защищается, он перестраивается, и психика человека начинает воспринимать негатив как позитив.
Я уже весила 42 килограмма, лицо пожелтело, кожа шелушилась, ребра выпирали, но мне казалось, что надо бы еще ручки потоньше и талию поуже. Смотрела на себя в зеркало и казалась ужасно толстой. Нервная система была расшатана: завешивались и даже бились зеркала. Казалось, что я буду хорошо выглядеть, если похудею еще чуть-чуть. Тогда я не осознавала, что у анорексиков больное воображение рисует искаженный образ. Глаза видят в зеркале одно, а мозг интерпретирует формы и очертания по-другому, увеличивая увиденное чуть ли не в два раза. Поэтому больной продолжает отказываться от пищи, не понимая, что никогда не достигнет желаемого результата.
В таком состоянии я после училища год проработала в школе. Сил не хватало, поэтому выучилась на парикмахера, затем на мастера маникюра. Работала в парикмахерской, но стоять уже было тяжело. Не было сил: сумку с принадлежностями для маникюра стал носить мой парень Саша. Потом ушла с работы вообще, лишь принимала некоторых клиентов на дому. К тому времени я отказалась и от меда, и от лимона — казалось, что от такой еды я поправляюсь.
Увидев, что со мной что-то не так, мой парень пытался подсунуть мне вкусненькое. Я делала вид, что ела, но пищу выбрасывала. На Восьмое марта попросила подарить мне электронные весы. Он обрадовался, что я наконец возьмусь за ум, и сделал мне такой подарок. Но я стала чуть ли не ежечасно взвешиваться. Вес — «целых» 38 килограммов — ужасал. Добавила мочегонные таблетки, клизмы, вызывала рвоту. После очередных очистительных процедур не смогла выбраться из ванной. Сил выходить на улицу не было тем более. По ночам снилась пища. Просыпалась в слезах, но в душе радовалась, что даже во сне смогла отказаться от еды.
Однажды призналась Саше, что ничего не ем, потому что он как-то сказал, что встречаться с худыми прикольно. Он был потрясен: «Да это я просто так сказал! Молодой был, глупый! Ты мне нравилась, когда весила больше!» Несколько дней Саша был сам не свой, потом выбросил весы, долго меня убеждал, что я делаю глупость и гублю себя. Но меня уже ничто не могло остановить.
Он и кричал на меня, и уговаривал, и заставлял принимать пищу. Бесполезно. Такая реакция близких еще больше загоняет человека в болезнь и отвращает его от еды. Родные должны понять: идут серьезные нарушения психики. Человек уже не может самостоятельно поесть. Он мечтает: «Вот бы меня связали и накормили», «Вот бы сказали, что кого-то убьют, если я не поем»… Когда все аргументы были исчерпаны, Саша заставил меня посмотреть в интернете видео изможденных моделей, которые умерли от истощения. А я… получила дополнительный стимул. Мне показалось, что они очень красивы!
В такой ситуации я еще умудрилась поступить заочно в институт. Но из-за моего состояния пришлось бросить.
Однажды утром мне неожиданно захотелось молочной рисовой каши. Саша сбегал в магазин, сварил кашу. Вкуса я не ощутила. Но удивилась своему желанию хоть что-то съесть. Неожиданно у меня начала болеть грудь. В интернете нашла, что это могут быть признаки беременности. Но какая беременность, если месячные у меня давно пропали? На всякий случай сделала тест. Он показал… две полоски!
Меня как будто озарило: «Нужно спасать малыша, а значит, надо есть». Видно, включился материнский инстинкт. Я разрешила себе по утрам 50 граммов творога и немного орехов, один орех в обед, но вечером уже не могла ничего в себя затолкнуть — положу листик салата на тарелку и плачу над ним. Записалась в школу матери, пила витаминные чаи, даже на улицу боялась без них выйти, пытаясь восполнить дефицит полезных веществ, которые нужны малышу. Однако я была так истощена, что организм не смог выносить ребенка. У меня случился выкидыш. А ведь на УЗИ было видно, что у ребенка уже бьется сердечко…
Что я тогда перенесла! Сутками не выходила из комнаты. Любимый утешал: «Ты поправишься и еще родишь малыша». Вскоре мне приснился покойный дедушка, который сказал, что у меня будет мальчик. Я стала выкарабкиваться. Немного набрала вес. И… через несколько месяцев забеременела опять. Решила, что эту-то беременность сумею сохранить. Как я старалась! Но… В ту ночь мне опять приснился покойный дедушка. Он зашел в комнату и печально покачал головой: «Нет». Утром проснулась с ощущением паники и ужаса. Интуитивно чувствовала: что-то не так. И тут началось кровотечение… Второй мой малыш погиб на таком же сроке, что и первый.
Мне было 22 года. После случившегося я не смогла жить у бабушки, мы с Сашей сняли отдельную квартиру. Организм не мог восстановиться, полгода не спадала температура. Было чувство страшного отчаяния и обиды на себя. Ведь если бы я нормально питалась, мои дети были бы живы…
— Вы обращались к врачам?
— У нас в Никополе нет нужных специалистов. Никто не знал, как мне можно помочь. Спрашивала: «Может, нужно лучше питаться?» Врачи пожимали плечами: «Ну кушай как кушала…» Лишь один врач «проявил участие». С насмешкой сказал: «На месте твоего мужа я бы тебя давно бросил!»
— Кто вас вытащил из этой болезни? Ведь, насколько мне известно, если анорексия в запущенном состоянии, нужно комплексное врачебное вмешательство.
— Я выбралась без помощи медиков. Наверное, мою психику перестроила смерть моих малышей. Еще помогло написание книги. По ночам со слезами на глазах я описывала на бумаге свою жизнь. Потом листы сжигала, таким образом избавляясь от прошлого. Однажды Саша это увидел и сказал: «А почему бы тебе не написать книгу?» Тем и спаслась. Я написала и издала книгу: «Анорексия: быть пойманной и выжить». Она есть в интернете. Потом вышла еще одна: «ANTI-ANA-MIA». Все о нарушениях питания и их лечение». Вскоре у нас с Сашей возникла мысль основать Международный благотворительный проект по борьбе с нарушениями питания (адрес в интернете: anti-ana-mia.com). Проект существует более трех лет. Бесплатно, исходя из своего опыта болезни и борьбы с нею, консультирую девочек, страдающих анорексией, и их родных. С больными также работают волонтеры из числа тех, кто выздоровел или начал выздоравливать от анорексии.
Мы объявили конкурс красоты «Мисс Первозданность». Начали набор на он-лайн кастинг. Причем по цвету лица, состоянию кожи, волос и ногтей будем определять, чему обязаны девушки своей красивой фигурой: здоровому образу жизни или голоданию.

*Сейчас Таня Забзалюк весит уже 53 килограмма. Она мечтает вернуться к прежнему весу (61 килограмм) и родить малыша(фото из семейного альбома)
— Часто анорексички остаются в одиночестве. Парни их бросают.
— Мой Саша остался со мной. Я очень благодарна и ему, и судьбе, что мой любимый прошел со мной весь этот тяжелый путь до конца. Конечно, были моменты и скандалов, и непонимания. Но каждый раз нас как будто что-то останавливало от окончательного разрыва. Мы мирились, осознав, что друг без друга не можем. У Саши свой бизнес. Он активно мне помогает в проекте. Каждому моему килограмму радуется неимоверно! С 37 килограммов я поправилась до 53-х. Моя норма — 61 килограмм. Но пока организм еще не в состоянии набрать больший вес.
У нас наполеоновские планы! Развивать проект. А когда мой организм окончательно окрепнет, родить ребенка. Надеюсь, что после всего, что я сделала с собой, все-таки смогу родить малыша. Даже как-то приснился мой любимый дедушка. Сказал: «Наночка (так он меня ласково называл), тебе нужно купить куклу и бантики…» (Улыбается.)

http://fakty.ua/147263-ya-vesila-uzhe-4 … she-tonshe

+1