СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Трупоеды и людоеды, что думают о них сыроеды ? Голодомор 1933-го г.

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

На самом главном форуме веганосыроедов очень часто можно встретить такие неприятные слова как трупоеды и падальщики, которые веганы используют для описания тех людей, которые едят мясо в сыром или приготовленном виде.
К сожалению, многие веганосыроеды не подозревают о том, что человек - всеядное существо, и что в определенных условиях он способен даже на каннибализм.
Факты из истории.

Выявленным во время голодомора людоедам ходившие по селам медицинские работники давали отравленные "приманки" - кусок мяса или хлеба
Василий СОКУР кандидат исторических наук специально для "ФАКТОВ"
21.11.2008

А суды-"тройки" при Коллегии ГПУ УССР приговаривали крестьян, обвиняемых в каннибализме, к 10 годам концлагерей или расстрелу
Во время работы в спецфондах Отраслевого государственного архива МВД Украины мне довелось читать материалы нескольких сотен уголовных дел, заведенных в 1933 году на украинских крестьян, ставших при Голодоморе каннибалами. Этот вид преступления даже не предусмотрен Уголовным кодексом Украины - ни того времени, ни ныне действующим. "Людоедство", "людожерство", "трупоедство" (термин "каннибализм" тогда не употреблялся) квалифицировалось как статья 174 УК УССР 1927 года: "Разбой, то есть открытое, с целью завладения чужим имуществом, нападение отдельного лица, повлекшее за собой смерть или тяжкое телесное повреждение потерпевшего..." Под "чужим имуществом" в подобных случаях подразумевалось... человеческое тело.
"Печiнку та серце вiд своєї дiвчинки я зварила i з'чла"
К этим уголовным делам не прикасались с 1933 года. Я развязывал тесемки очередной серой папки с номером, проставленным "химическим" фиолетовым карандашом, читал пожелтевшие страницы - и... мороз шел по коже.
Вот только некоторые фрагменты из протоколов уголовных дел (стилистика оригиналов сохранена полностью, фамилии фигурантов дел из этических соображений не указываются. - Авт.).
тз протоколу допиту Оксани Сергучвни Г., 36 рокув, неписьменна, селянка, буднячка, вдова, 3 душу сум'ч, хата, зу слув - несудима 1933 року, лютого, 28 дня с. Зозова Липовського району Вунницькоч областу.
"Я залишилася вдома зу свощю дувчинкою Олександрою, якуй 4 роки, у коли моя дувчинка спала буля мене на печу, я взяла ножа, яким рузала хлуб, у зарузала свою дувчинку Олександру. Пусля чого я, порузавши чч всенького живота, вийняла печунку та серце, а кров вийняла з неч руками в горщик.
Пусля чого я взяла зарузану дитину, винесла в комору у положила в ночви. На другий день прийшов муй старший хлопчик цван, який запитав мене, де наша Олександра. Я вудповула, що Олександра померла!
...Все це зробила для того, оскульки я вмирала з голоду. До цього я з'чла два кота та дву собаки, яких я чла разом зу свочми дутьми. Бульш додати до справи нучого не маю. Додаю, що у мене було трохи озимини 0,5 га, яку я назбирала в 32 роцу. Хлуб, який був у мене, був забраний сульрадою в кулькосту 8 пудув, у я залишилася без хлуба. Додаю, що печунку та серце вуд свощч дувчинки Олександри я зварила у з'чла...
Записане у прочитане мену об'яснили".
тз протоколу допиту Федосуя Захаровича Н., 45 рокув. Вбив у спожив в чжу двох дочок Анастасую (12 рокув), Харитину (9 рокув).
Село Красна Слободка Кичвськоч обл. Черкаського р-ну.
"В 1932 году вместе с женой и сыном Захарием выработали в колхозе 400 трудодней, у меня не было ни одного прогула, за что я осенью получил около 5-ти килограммов проса и 4 кг муки, что хватило для моей семьи на 4-5 дней, и на зиму я остался без всяких средств к существованию. Старшие сыновья уехали из дому, я продолжал работать в колхозе, за это получал 1 раз в день вареную пищу - борщ из капусты и буряка без хлеба.
4.04 я убил младшую дочь Христю, которая была настолько истощена, что не могла уже встать... - тело, одни кости я порубил и сварил, и за два дня съел. Давал я мясо есть и старшей дочери Насте, а 6.04 в 5 часов утра я убил и Настю. Думал, этим поддержу свои силы, а Настя все равно-то от истощения умерла бы через день-два...
Как первую, так и вторую, я убил спящих, снимал их с кровати, ложил на земляной пол и топором одним ударом отрубал голову... Головы и кости порубал на кусочки и закопал".

тз протоколу допиту Тр-го Василя Мироновича (освута - можу розписатись, брати - померли...)
м. Умань, вул. Пролетарська, 1909 року народження.
"Герасим Ковтун помер 3 березня у вун пролежав у нас з тиждень у його нухто вуд нас не забирав. Тоду ми з мамою вирушили порузати та з'усти м'ясо з того трупу... Ми його чмо вже днув 5 всу четверо. Частина м'яса (тулуба) ще залишилась у ту частину вчора було виявлено.
М'яса ми цього не продавали. Я скажу, що м'ясо це я чв у буду чсти, бо я голодний, у не маю роботи. Бульше додати нучого не маю".
А вот акт медицинского обследования, касающийся этого уголовного дела о людоедстве:
Акт судово-медичного освудчування N 118 Тр-го В. М.
"1933 року, в марту 16 дня... в кабунету судово-медичноч експертизи освудувано громадянина Тр-го Василя Мироновича.
Оглядом виявлено: освудуваному 23 роки.
Ослабленный, отечность ног. Видимые слизистые оболочки бледноваты, слабость при ходьбе, цвет кожи лица - с желтоватым оттенком. Вполне ориентируется отчетливо во времени, окружающем пространстве, помнит все удовлетворительно, делал все осознанно, причем заявил, что с человека мясо ел и будет есть...
Висновок: считаю, что общее состояние его здоровья значительно ослабленное, а психика нормальная.
Районний судовий медик. Пудпис".

"В таком состоянии люди избегают лишних движений"
Можно только представить, до какой степени физических и душевных страданий должен был дойти измученный голодом человек, чтобы решиться на такое ужасное злодеяние!
Это становится понятным, когда знакомишься с выводом медиков, в частности психиатров, изучавших голодающих: "В таком состоянии люди избегают лишних движений. Этому способствуют сильная физическая слабость - даже на поиски пищи они встают с трудом. Милостыни не просят, так как считают это напрасным делом. К тому же, не имея привычки, они не в состоянии подняться до необходимой инициативы. Большую часть времени проводят лежа. Как исключение, наблюдаются медленные внезапные импульсы.
Сон в этом периоде очень хороший... У многих голодающих появляются галлюцинации, главным образом зрительные, значительно реже - слуховые, иногда кинетические. Постепенно увеличивается затемнение сознания, и люди переходят в терминальную стадию голода. Последняя продолжается от нескольких часов до нескольких дней. Самый долгий срок этого состояния - двенадцать суток. Оно всегда заканчивается смертью".
Самое же трагичное то, что длительный голод поражает механизмы душевной жизни, которые вырабатывают волевые действия. Психические расстройства голодающих, почти незаметные неспециалистам, могли бы оставаться в сфере интересов психиатров, если бы не давали ключа к пониманию тех разрушительных действий против гражданской и общественной жизни, которыми так богаты голодовки. Уход из семьи и бродяжничество, подбрасывание детей, самоубийства и бесконечное количество преступлений, совершаемых в период голода, указывает на тот разлад, который привнесла в жизнь народа психика голодающих.
Явление каннибализма во время Голодомора приобрело в Украине угрожающие масштабы. Осмеливаюсь утверждать, что такого массового людоедства не знала ни одна страна, ни один народ за всю историю существования человеческой цивилизации. Судите сами: в Украине десятки тысяч населенных пунктов, и в каждом из них были каннибалы, в каждом зафиксированы десятки фактов людоедства.
Но борьба велась не с причиной явления - голодом, а с его последствиями. К обезвреживанию людоедов пришлось привлекать не только работников ГПУ, а и врачей, сельских активистов, созданную по селам широкую сеть осведомителей.
Существование негласного указа ГПУ "медицинским работникам умерщвлять каннибалов" подтверждают многочисленные опубликованные свидетельства очевидцев. Медицинские работники ходили по селам и давали людоедам отравленные "приманки" - кусок мяса или хлеба... Факты смерти людоедов соответствующим образом документировались. Например:
УССР - НКОЗ
Плисковська унспектура охорони здоров'я.
Плисковська районна лукарня 03.09. 1933 N 13/1
м. Плискув
Довудка
Гр. с. Андрушевка Параска Григорувна А. померла в Плискувськуй райлукарну 25. 06. 1933 р.
Головний лукар (пудпис).
Акт комиссии по факту осмотра трупа гражданки Оксаны Сергеевны Г.
30 марта 1933 г.
1933 года, марта, тридцатого дня комиссия в составе начальника Липовского района ГПУ - Макова политинспектора милиции товарища Каневского в присутствии товарища Мазура составили настоящий акт в нижеследующем: сего числа произведен осмотр трупа гражданки Г. Оксаны Сергеевны, уроженки села Зозово, установлено, что смерть постигла ее от паралича сердца.
Комиссия
Лекпом (помощник лекаря)
Липовецкой поликлиники
(пудпис) Мазур.

Помимо негласных методов, борьбу с людоедством вели и на "законных основаниях". Последнюю осуществляли органы ГПУ.
Проведя следственные действия по фактам каннибализма, оперуполномоченный направлял дело на расследование суда-"тройки" при Коллегии ГПУ УССР с ходатайством о применении к обвиняемому "высшей меры социальной защиты - смертной казни - расстрела". Постановления суда, как правило, однотипные и лаконичные: 10 лет концлагерей, в иных случаях - расстрел.
10 лет лагерей (наказание отбывал на Соловках) получил житель Дымерского района Киевской области 29-летний Василий С., который, как свидетельствуют материалы уголовного дела N 15612, "подушил своих трех детей: Мотрю (1 год), Ивана (5 лет), Марию (7 лет), мотивирует, что нечего есть и кормить детей. Мясо детей обнаружено засоленным в дижке". В 1938 году отец-каннибал обратился в Верховный Совет УССР с заявлением о помиловании. Ему пришел ответ: "Учитывая тяжесть совершенного преступления, каковое можно было избежать при сознательном отношении к социалистическому труду, считать досрочное освобождение нецелеобразным".
Сколько их, таких "несознательных", фигурирует в уголовных делах! "Несознательный" отец переворачивается в лодке на середине Днепра вместе с тремя голодными детьми, избавляя тем самым себя и их от дальнейших мучений... "Несознательная" мать оставляет новорожденного ребенка без грудного молока в запертой хате. Кормление истощит ее полностью, а на руках еще двое детей. "Пудуйду до вукна, послухаю, - рассказывает она на допросе, - а воно все пищить у пищить. т так бульше тижня, поки не затихло..."

"Когда умерла мать, я решил не хоронить, а есть ее вместе с братом"
Трупоедство же в 1933 году было и вовсе обыденным явлением. Приведу фрагмент из уголовного дела N 14621: в селе Старые Санжары Полтавской области двое сыновей - Григорий Т. (22 года) и Василий Т. (11 лет) - съели труп матери. "Жили чем попало, - объяснял уполномоченному старший брат. - Ели дохлую конину. Когда умерла мать, я решил не хоронить, а ее есть вместе с братом... Василий не виноват". В деле есть резолюция: "Ввиду несовершеннолетия Василия Т. направить в Реформаториум (так назывались колонии для несовершеннолетних. - Авт.)".
Характерно, что и людоедство, и трупоедство квалифицировалось по одной и той же статье УК советских времен. И санкция была одна: "мера социальной защиты - 10 лет концлагерей". Значения не имело, потреблен в пищу умерший или убиенный живым. Ведь живой все равно стал бы мертвым. От голода! Очевидно, такой была логика судов, выносивших приговоры по этим делам...
Нет сомнения, что Голод-1933 был геноцидом против украинского народа, а не "продовольственными трудностями", как это хотелось бы кому-то представить.
Вправе ли мы сегодня винить голодных людей, которые шли на такие тяжкие преступления? Казнить нельзя помиловать... Где поставить запятую? Поставим ее перед словом "помиловать". Но нет прощения организаторам страшной трагедии, по чьей вине в центре Европы на богатейших в мире черноземах работящий хлеборобский народ умирал голодной смертью.

http://fakty.ua/32809-vyyavlennym-vo-vr … -ili-hleba

0

2

"по ночам под овручем разгружали железнодорожные составы - в огромные ямы сбрасывали тела погибших от голода"
Ирина РЫБИНСКАЯ "ФАКТЫ"
25.11.2008

Подвижник Яков Грищук свою жизнь посвятил увековечиванию памяти тех, кто не пережил Голодомора и репрессий. Над их могилами он устанавливает надгробия за свой счет
Поминая миллионы людей, погибших во время Голодомора 1932-1933 годов в Украине, мы тем самым снимаем проклятие неупокоившихся душ, 75 лет довлевшее над страной. В этом убежден сельский подвижник Яков Грищук, который свою жизнь посвятил увековечиванию памяти односельчан, погибших от голода и репрессий. "Ведь над ними ни разу не читали молебен!" - поражается выходец из села Великая Фосня Овруцкого района Житомирской области. Именно в Великой Фосне Грищук за свои деньги и, по сути, своими руками установил первый из
17 мемориалов. В течение 20 лет Яков Яковлевич работал в архивах в поисках подтверждения убийств 139 семей односельчан. В архивах он и поседел после изучения семи тысяч уголовных дел, в которых основанием для ареста и последующего расстрела людей зачастую значилось: "грамотный".

"Горсть муки разводили в кипятке - на этой колотуше семья и выживала"
- Моя мама никогда не смеялась, - вспоминает Яков Грищук. - Я помню ее песни по вечерам... Какие же они были печальные! А еще мама молилась. Каждое утро и вечер она просила Бога упокоить души умерших от голода ее братьев и сестер, повторяя их имена: "Адам, Ева, Оля, Аня, Петя, Коля". В 1932 году маме было 20 лет, жила она в селе Рудня Норинская Овруцкого района Житомирской области со своими родителями, Василием и Александрой Лапечуками. У моих деда и бабы было восемь детей. Мама - старшая. Однажды в их хату пришел председатель сельсовета и стал "агитировать": "Если к вечеру не будете в колхозе, к утру вас не будет в живых". После его ухода дед натрамбовал в большой мешок муки, отнес его и спрятал возле речки. Пока нес - надорвался и потом до смерти мучился грыжей. А утром в хату пришли вооруженные люди и выгребли все, что было съестного. Под видом заготовки зерна забрали не только пшеницу, но даже семена свеклы, моркови, фасоль, горох. И люди накануне зимы остались ни с чем...
- Как же выживала такая большая семья без припасов?
- Благодаря мешку муки, спрятанному дедом. Из нее делали так называемую колотушу: пригоршню муки разводили (колотили) в кипятке и пили. А весной 1933 года в селе начался повальный мор. Мама рассказывала, как шла по селу, а на улице лежали опухшие люди, некоторые еще дышали и смотрели на нее молящими о помощи глазами. Она одна из всей семьи могла еще ходить, опираясь на две палочки. Остальные дети уже не в состоянии были передвигаться, лежали опухшие. Чтобы хоть что-то им дать, мама собирала вереск, ловила ежей, ворон, воробьев. Дед жарил ежей в печи, но такая еда не спасала: по очереди умерли трое самых младших детей.
Соседи посоветовали маме наломать веток боярышника, запарить, а потом попытаться отпоить родных. Боярышник же рос за 10 километров от нашего села. Пока мама на двух палках туда дошла, пока вернулась назад, Адам, Ева и Оля умерли. Все - трое - в один день. Спасла мама только своих родителей и брата Ивана.
Односельчане рассказывали, что Адам был самым лучшим учеником в Норинской школе. Умер в 16 лет... Тогда погибли миллионы таких, как он. Кто знает, как бы сложилась наша история, если бы они остались живы, родили детей?.. Мать так горевала за погибшими братьями и сестрами, что, мне кажется, даже умирая, она вспоминала их имена.
Дед с бабой своих детей не хоронили, они просто не могли ходить, лежали опухшие. Да и похорон, как таковых, не было, просто детские тельца на подводе отвезли за село и сбросили в яму. А где, теперь никто не знает, потому что голод забрал и тех, кто возил умерших. Каждый год я жду весну, чтобы искать места захоронения. Вы, наверное, не знаете, но когда весной сходит снег, то первыми появляются подснежники и еще такое растение... У нас его называют "шишки" - они растут только там, где есть трупный яд. По этим "шишкам" я нахожу могилы моих невинно убиенных соотечественников.
"Из моего рода 26 человек умерли от голода, 24 - не вернулись с войны"

...В селе, где родился и вырос мой отец, а это в 25 километрах от Рудни, от голода умерло несколько семей староверов, которые отказались взять помощь "из рук сатаны", то есть от представителя власти. Дело в том, что местный председатель колхоза Паньшин тайно выпекал хлеб и ночью в торбе разносил самым слабым семьям. Кто-то написал донос, и Паньшин пропал бесследно. Но он успел спасти село от голода.

А вот дедушка Барановский, который жил в трех столетиях, свои воспоминания унес с собой. Родился он в 1899 году, а умер в октябре 2000 года. До последнего дня ходил в церковь за 12 километров, сохранил все зубы, читал без очков и был при памяти. Дед пережил семь арестов и трижды его расстреливали. Первый раз в Архангельской области. Второй - в Смоленской области, а третий - в селе Радча, на границе Киевской и Житомирской областей. Но каждый раз он выживал и с простреленной грудью возвращался домой. Однажды я пришел к нему и принес гуманитарную помощь из Красного Креста. Дед не поверил, сказал, что всю жизнь у него только отбирали и никогда ничего не давали. Я пытался расспросить его о тех страшных временах. Но безрезультатно. Он боялся. А когда я его стал убеждать, что сейчас уже никто никого не преследует, власть поменялась, старик Барановский лишь сказал: "Власть-то, может, и поменялась, а палачи остались"... Он умер со страхом в душе. А многие продолжают жить в страхе. И нам его не изжить, пока не будут достойно похоронены миллионы людей, кости которых лежат в просевших котлованах по украинским лесам. Вот зачем я это делаю.

http://fakty.ua/32872-po-nocham-pod-ovr … -ot-goloda

0

3

"не стало в місті собак і котів - люди поїли. Дійшло до того, що їли навіть своїх дітей"
03.12.2008

85-летняя уроженка Николаевской области, которой в годы Голодомора было десять лет, поделилась с читателями "ФАКТОВ" своими воспоминаниями о том страшном времени
22 ноября Украина почтила память погибших во время голода 1932-1933 годов прошлого столетия, который унес миллионы человеческих жизней. В свое время Иосиф Сталин, "вождь и учитель", он же автор Голодомора, говорил: "гибель одного человека - это трагедия, гибель миллионов - статистика". К сожалению, у этой "глубокой философской" сентенции есть приверженцы и сегодня. Это те, кто не признает одну из величайших трагедий XX века или пытается оправдать действия сталинского режима. Оправдать и не признать смерть миллионов мужчин, женщин, детей и стариков, которые умирали от голода на богатейших черноземных грунтах Украинской Советской Социалистической Республики. Сейчас одним из главных аргументов противников признания Голодомора является то, что, дескать, существует мало документальных подтверждений этой трагедии. А откуда же им взяться? Ведь те, кто могли бы рассказать правду, УМЕРЛИ от голода. На свидетельства оставшихся в живых долго и упорно не обращали внимание, в основном апеллируя к документам из архивов спецслужб бывшего СССР, истинность которых тоже вызывает сомнение. Поэтому "ФАКТЫ" предлагают читателям свидетельство очевидца страшного голода.
"По вулицях чхали гарбою i пiдбирали тiла, якi виносили з хат"
"Я народилась у жила в Первомайську Миколачвськоч областу (зараз живу в Кищву у дочки), ветеран працу у учасник Великоч Вутчизняноч вуйни. Дивилась акцую "Запали свучу", але як свудок тущч страшноч трагедуч взяти участь у нуй не змогла через хворобу. Свучки уз дочкою ми в чотири години засвутили в пам'ять про тих, хто став жертвою Голодомору. В той страшний час мену було десять рокув.
Я пишу вам не уз розповудей людей, а те, що сама бачила у пережила. У нас сум'я була велика: три брати у три сестри. Бригади з комсомольцув забирали все, до зернини, залишаючи людей на голодну смерть. Мати дву чи три жменьки зерна сховала в горщечках пуд пуччю (штандари), так комсомольцу ключками залузними перевуряли кожний куточок в хату, перекопували городи у забирали все. Ми, дути, дивились у плакали. Десь в листопаду мама здала своч сережки в магазин, отримала трохи муки у крупи. Варила дуже рудку латуру, щоб хватило на довше. Кожному насипала по однуй ложцу. А в 1933 роцу не було й такоч чжу.
Батько працював на пивоварному заводу. Вижив, тульки дякуючи дружджям у пиву. Почав пухнути. Одного дня, йдучи додому, сув на дорозу у не муг встати. Його завезли в лукарню, прокололи ноги, щоб зуйшла вода. Мати теж ходила, як склянка. А ми, шестеро, були, як скелети, одну кустки й шкура. шли вудходи уз ячменю, жом, яким годували свиней. Не стало в мусту собак у котув - люди почли. Дуйшло до того, що чли навуть свочх дутей. Недалеко вуд нас жунка випустила дувчинку погуляти у так чч недогукалась. Хтось з'чв дитину. Людей морили голодом свудомо. Все було направлено на знищення украчнського народу. Хуба це не ГЕНОЦИД?!
Ми жили буля цвинтаря. т я бачила, як люди вмирали прямо на дорозу. Дивлюсь у вукно: йде жунка по дорозу, впала у бульше не пуднялась. Трупи закопували в свочх городах. Хто ще мав трохи сили, викопував яму, але поки приносили туло, яму вже закидали уншими трупами. Не було жодноч сум'ч, в якуй би всу вижили. У нас померла сестра матеру у муй двоюрудний брат. По вулицях чхали гарбою у пудбирали тула, яку виносили з хат. На вулицу Вузовськуй жила сум'я Буйницьких. З чхньоч хати винесли дорослу дувчину Настю, в якоч були дуже гарну коси. Вона була незаплетена, простоволоса. Пам'ятаю, як чч коси через щаблу гарби дуставали землу у, як вуником, замутали вулицю.
Коли настала весна, почали чсти листя, кропиву, спориш. Листя варили у чли разом уз жомом. В квутну йшли до ручки, на березу в пуску знаходили ракушки, поливали чх кип'ятком, лущили у чли. Не варили, просто ковтали. Брати ходили в поле в пошуках чжу. тнколи знаходили мерзлий буряк чи картоплинку, або чжачка.
Маму хтось дав кормового буряка, з якого вона на Паску зварила борщ. В казан накидали листочки з вишень, спориш. Ми чли, а вона дивилась на нас, висохших до кусток, у плакала, плакала. Ми забули слово хлуб, знали тульки жом, листя, траву. Не знаю, як ми вижили. Чудом, мабуть. Бог нас оберугав в цу жахливу часи.
Пам'ятаю, брат Гриша якось не прийшов додому - минуло вже дву доби. Мати плакала у казала: "Мабуть, десь лежить мертвий". Надвечур третього дня приходить. Ми його спочатку не впузнали, але хтось закричав: "Гриша!" Йому було 13 рокув. Боже муй! У нього обличчя стало, як кулачок, як у котенятки. Ми дивились на нього, а сльози невульно текли з наших очей. Я пишу у зараз плачу. Мати якраз насипала нам суп. Ми уз свочх мисочок надулили йому. Вун розповув, що був буля колгоспноч конюшну, там у ночував. Шукав кусочки макухи, якийсь конюх дав йому коржикув уз вувсяноч муки. Збирав овес, розсипаний по землу буля коней. "Хотув назбирати бульше, щоб мати потовкла у ступу у спекла коржики". т таки принус трошки у двох кишенях.
Луто 1933 року було дощове. Матеру хтось дав лушпиння вуд картоплу, у вона його посадила. Коли картопля зуйшла, ми чч уз сестрою пудгорнули. Картоплинки були величиною з квасолю, але ми чх зварили у почли. Дуже боялись, щоб мати нас не лаяла. Боже муй, як я отравилась! Кричала увесь вечур у нуч".

("Лето 33-го выдалось дождливым, матери кто-то дал ростки картофеля и она их посадила. Когда картошка взошла, мы ее с сестрой откопали. Картошка была размером с фасоль, но мы ее сварили и сьели. Очень боялись того, что мама нас отругает. Боже мой, как я отравилась! Кричала весь вечер и всю ночь.")

"В 1935 роцi в магазин стали привозити бiльше хлiба. Ми спочатку цiлували кожний шматочок, а потiм їли"
"Згадую, мене часто саму закривали вдома. Я повинна була приготувати вечерю. А дома ж нучого не було, тульки жом, який батько приносив уз заводу. Сам ледь ходив, а нам нус. Ми жили далеко вуд заводу - кулометрув три. Пам'ятаю, нус жом в мушку, у в нього вся спина у ноги булу мокру. Я ножем зу стуни шкрябала булу глину. Знала, що мати перед тим, яу булити в хату, заварювала уз муки пуспу у вливала в розведену глину. Думала, що в туй глину щ трушечки муки. Змушувала цю глину уз жомом у пекла на плиту коржики. Вони розпадалися, але ми збирали куски у чли.
Думала тоду по-дорослому: "Чого ми так живемо?" Але вудповуду не знаходила. Пишу у плачу, згадуючи батькув, братув у сестер в ту страшну часи. Пам'ятаю, батько раз сказав: "Якщо переживемо, то це ввуйде в усторую". Батько закунчив чотири класи церковно-приходськоч школи. В часи Голодомору йому було 47 рокув, а матеру - 45. Наймолодший муй брат ходив, тобто його водили, в дитячий садок, який був органузований для дутей робутникув при заводу, тому менше, нуж ми, постраждав вуд Голодомору.
В 1933 роцу був багатий врожай, але збирати його не було кому. Робутникув заводу посилали на польову роботи. Батько, повернувшись з роботи, розповудав: "Пуд'чжджаючи до села, не бачимо жодного вогника у вукнах. На запитання, чого скрузь темно, хтось вудповув: "Вуд голоду померли всу люди в селу". Пусля жнив на поле хлинули жунки у дути - збирати колоски. Але начхали охоронцу зу зброщю у батогами. Забирали торби, били жунок у дутей. Однуй мочй сестру вдалося втекти, а другу охоронець так побив, що вона не могла пуднятися. Товсту нябряки у Моту довго були на спину.
Пам'ятаю, як брати у сестри приносили з поля мерзлу стебла у китицу проса, витягуючи чх далеко в полу уз снугу у льоду.
Не дивлячись на те, що в 1933 роцу був багатий врожай, хлуба в магазин завозили обмаль. Так було в кунцу 1933 року у увесь 1934-й. Люди звечора займали чергу за хлубом. Якщо було тепло, спали прямо на брукувцу. Бувало, що на свутанку на дорозу лежали трупи. З нашоч сум'ч за хлубом ходили два брати у дву сестри. Бувало, жодноч буханочки не приносили. Чоловуки лузли по головах людей. Якщо приносили хлубинку, це було справжнщ свято. Мама нам на терезах розважувала по 100 грамів хліба.
Часто люди поверталися додому без хлуба. Продавець кричить: "Норма видана". Більше хліба стали привозити в магазин тільки в 1935 роцу. Пам'ятаю, якось принесли додому три буханочки. Ми спочатку цулували шматочок, а потум чли. Не вурилось, що хлуба коли-небудь буде вдосталь.
Марiя Савелiiвна Рищенко, мусто Київ"

http://fakty.ua/33089-ne-stalo-v-m-st-s … vo-h-d-tej

увеличить

0

4

"оставшиеся в живых родители употребляют в пищу трупы умерших от истощения детей... "
Ольга УНГУРЯН "ФАКТЫ"
30.08.2007

Вышла в свет книга "Рассекреченная память: Голодомор 1932-1933 годов в Украине в документах ГПУ-НКВД"
Долгое время считалось, что в отраслевом государственном архиве Службы безопасности Украины не сохранилось документальных данных о трагедии Голодомора 1932-1933 годов. Но, к счастью, это не так. Сотрудникам архива удалось обнаружить свыше 160 документов с грифом "Секретно", непосредственно относящихся к периоду Голодомора. Эти важнейшие свидетельства из анналов ГПУ-НКВД впервые полностью опубликованы в книге "Рассекреченная память...". Ее презентация состоялась на днях в пресс-центре СБУ Украины. В обсуждении участвовали ведущие украинские и зарубежные историки, представители Института национальной памяти, сотрудники архивов.
Как отметил на презентации исполняющий обязанности главы Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко, изданию книги предшествовала выставка документальных материалов "Рассекреченная память...". В минувшем году она прошла во всех регионах Украины, вызвав волну откликов и болевой шок. Собственно, именно эта реакция людей и побудила издать "Рассекреченную память...".
Вот только один эпизод из книги. В 1933 году в личном письме председателю ГПУ УССР Балицкому начальник Харьковского областного отдела ГПУ Кацнельсон сообщает: "Резко увеличилось количество обнаруживаемых и подбираемых на улицах г. Харькова трупов умерших на почве голода селян. Если за февраль было подобрано таких трупов - 431, за март - 689, за апрель - 477, то май дает за первую декаду - 182 трупа, за вторую - 300, за третью - 510. Итого - 992 трупа... Наряду с этим также прогрессирует людоедство. Нередки случаи, когда оставшиеся в живых родители употребляют в пищу трупы умерших от истощения детей..."
Читая документальные материалы, убеждаешься: о масштабе трагедии были информированы не только власти - сами селяне понимали, что их сознательно морят голодом.
Колхозник из Полтавской области Николай Антонович Рева написал письмо Сталину (орфография и пунктуация в книге сохранены. - Авт.), в котором детально рассказал о 1933 годе. За откровения его осудили на 6 лет. "...Вы, Иосиф Виссарионович сами говорите, что человек - это есть самый ценный капитал. И этот капитал превращается в навоз, потому что в 1933 г., когда народ голодный собирал зерна кукурузные возле склада "Заготзерно" на ст. Хорол, то его стреляли как собак, вызывали из города Хорол эскадрон конной милиции... А хлеб в складах был, было зерно, была мука, а люди умирали из голода. Значит, это было сделано все от государства умышленно, и государство об этом знало, потому что в Москве немало наших земляков померло пухлых от голода..."
Вряд ли колхозник знал слово "геноцид". Но передал его значение точно: "это было сделано от государства умышленно". Спустя годы специальная Комиссия Конгресса США, исследовавшая украинский Голодомор, обнародует вывод: "Сталин и его окружение осуществили геноцид против украинцев в 1932-1933 годах". Возглавлял комиссию известный ученый Джеймс Мэйс (ныне покойный). Он первым среди ученых Запада заявил о Голодоморе как об акте геноцида. На государственном уровне это затем признали парламенты США, Канады, Австралии, Эстонии, Италии, Литвы, Грузии, Польши, Аргентины. И, наконец, Украины - в ноябре 2006 года было принято соответствующее постановление Верховной Рады.
Символично, что на презентации книги присутствовал коллега Джеймса Мэйса по работе в Комиссии Конгресса США Богдан Федорак. Он передал Валентину Наливайченко итоговые заключения работы комиссии - несколько внушительных томов. И, к слову, упомянул, что еще в 1992 году американская делегация передала тогдашнему руководству Украины большое количество документальных материалов по Голодомору, в том числе порядка 300 кассет с записями свидетельств жертв трагедии. Какова судьба этих кассет и где они сейчас находятся - неизвестно...

0

5

"я зашел в хату к соседям - а там семеро мертвых лежат. Только одна девочка еще шевелится и показывает пальчиками на рот - есть просит", -
Ольга УНГУРЯН "ФАКТЫ"
24.11.2007

рассказывает очевидец Голодомора 82-летний киевлянин Федор Браславец. Сегодня Украина чтит память жертв национальной трагедии 1932-1933 годов Федор Иванович Браславец не раз был на волосок от гибели. В войну его, пехотинца-пулеметчика, наградили солдатским орденом Славы... посмертно - решили, что при штурме Берлина он не уцелел под гусеницами танка. С риском была связана и послевоенная жизнь: 30 лет испытывал самолеты, работая а Авиационном научно-техническом комплексе имени Антонова. Но самое невероятное в его судьбе, считает мой собеседник, - то, что он выжил во время Голодомора 1932-1933 годов. - Я имею право свидетельствовать, что это был геноцид, - говорит Федор Иванович. - То есть спланированное массовое уничтожение невинных людей... В 1944 году в Польше, под Люблином, мы освобождали узников фашистского лагеря смерти. Ворота открылись, и к нам, солдатам, двинулась толпа то ли людей, то ли призраков. Впереди шла женщина, страшно худая, почти голая, и прижимала к груди ребеночка. Я остолбенел. Таких людей - скелеты, обтянутые кожей, - я уже видел в моем селе в 1933 году.
"В доме нашли разрезанное на части тельце ребеночка и суп из него"
- Родом я с Полтавщины, - рассказывает Федор Иванович Браславец. - Наша семья жила на хуторе Браславцы, в десяти километрах от Кобеляк. У нас была глинобитная хата, построенная еще дедом. Дед, как я потом узнал, был очень хорошим хозяином. И увидев, кто устанавливает новые порядки на селе, почуял беду. "Дчти, - сказал родным, - я цього не переживу". Лег и умер.
Хата - большая, просторная. Потому ее и выбрали уполномоченные из района. Они сидели за столом в кожанках, с наганами на поясе, и записывали селян в колхоз. А мы, четверо детей, забрались на печь и все видим. Вот заходит наш сосед и родич дядько Панько. Говорит: "Не хочу в колхозе вместе с лодырями работать!" Тут же двое уполномоченных заламывают ему руки за спину, тащат к закрытым дверям. А потом с разгону отпускают. Он разбивает лицо в кровь. И, уже окровавленного, его бьют об двери, пока он не соглашается вступить в колхоз. Так поступали со всеми, кто отказывался...
Мои родители, став колхозниками, отдали землю, инвентарь, двух волов, кобылу, отару овец. Оставили себе только корову и огород.
- Земли у вас было много?
- Нет, всего три десятины - на шесть душ. Это и спасло от раскулачивания. Будь земли чуть побольше, считались бы уже "кулаками". У этих людей - а они же были труженики, хозяйство наживали своими мозолями! - забирали все имущество, выгоняли из хаты и вывозили в степь. Там, в летних куренях, они до зимы не доживали.
- Когда в вашем селе начался голод?
- В ноябре 1932 года активисты из комитета бедноты стали забирать у селян зерно. Выгребли все из амбаров! Люди начали закапывать в горшках на огородах просо, фасоль, картошку. Закапывала и моя мама. Но в декабре забрали уже последнее. Каждую хату обошли представитель ГПУ с револьвером и активисты с длинными металлическими прутьями-"щупами". Прощупывали во дворе, на огороде, на чердаке... Мама кричит, просит: оставьте хоть детям немного еды! Мы плачем. Только отец молчит... Комбедовцы изъяли все наши припасы, а напоследок ломом развалили печь. Это среди зимы! Мы тогда чудом не замерзли. Кое-как слепили кривобокую печурку...
- Скажите, люди могли уйти из села - в поисках пропитания?
- Нет! На мосту реки Ворскла стояли вооруженные охранники. И всех, кто хотел перейти на другой берег, поворачивали назад. Людей морили голодом сознательно.
- Как вам удалось выжить?
- Я до сих пор не знаю, каким чудом наша семья пережила зиму 33-го... Мы были очень дружные. Кто бы что ни раздобыл - сухую корочку, мерзлую картофелину, птичье яйцо - несет домой, и все делим поровну. Но при этом мама всегда себя обделяла - чтобы нам больше досталось. Мамина любовь нас спаслаЙ Помню, запаривали в казане узвар из вишневых, грушевых, сливовых веточек и пили. Животы у всех пораздувались, ноги стали пухнуть. Отец совсем обессилел, еле ходил на работу в колхозную конюшню. Если лошадям давали овес, приносил нам домой жменьку. Мама потолчет в ступе и испечет коржики. Когда на конюшне сдохла кобыла, ее зарезали и разделили между работниками. Отцу досталась голень с копытом. Мама поставила ее варить. Как же она долго варилась! Часов пять или шесть все пенилась и пенилась. Мы сидели на полу у печи и никак не могли дождаться этого варева.
В семье я был самым младшим. Ходил по хатам просить хлебушка. Однажды зашел в соседскую хату - а там семеро мертвых лежат. Только одна девочка еще шевелится и показывает пальчиками на рот - есть просит.. Почти в каждой хате ежедневно умирали люди.

- Где их хоронили?
- Закапывали прямо в огородах - если кто-то из семьи еще держался на ногах. А чаще всего мертвецов похоронные команды цепляли крюками, отвозили на подводах за село и сбрасывали в одну большую яму... В селе стали пропадать дети, пошли слухи, что кто-то их заманивает и убивает. Мама нам строго-настрого наказала ни к кому не заходить. Как-то моя старшая сестричка Миля (Мелания) со своей подружкой шли мимо хаты женщины, зазывавшей: "Идите ко мне, я вас супчиком покормлю!" Сестра побоялась, а ее подружка не вытерпела - зашла в хату... Мама этой девочки поздно вечером пришла к нам. "Миля, - плачет, - где моя дочка? Вы же вместе были!" Женщина, возле чьей хаты проходили девочки, оказалась людоедкой. В доме нашли разрезанное на части тельце Милиной подружки и суп из него. Хозяйка призналась, что убивала и своих детей, ела их мясо...

"Дядя заплакал и попросил у меня прощения"
- Больше всего людей умерло в марте 1933 года, - продолжает Федор Иванович. - В апреле уже ловили карасиков в ставке, ежей, из которых варили супы. Ели листья, крапиву. А еще рвали типец - это бурьян семейства злаковых. Колоски толкли в ступе и пекли коржики. Правда, от них были страшные запоры. Мы, дети, криком кричали. Но все равно ели эти коржики. Есть хотелось постоянно.
В конце мая заколосилось колхозное поле. Охранники с ружьями день и ночь объезжали территорию, ловя голодных людей, срывавших зеленые колоски. Уже вышел указ "про колоски" (так в народе называли написанный лично Сталиным указ от 7 августа 1932 года о защите социалистической собственности. Виновные в расхищении карались расстрелом. За несколько колосков, срезанных с колхозного поля, давали 10 лет. - Авт.).
Мои родители боялись ходить на поле и нам, детям, запрещали. А колхозная нива была рядом с нашей толокой. Как-то я шел по краю толоки и собирал бурьян на коржики. Мой дядя Яков был охранником и, объезжая поля, увидел меня. Слез с коня, пошарил в моих карманах, нашел ножик и... обвинил в том, что я срезал колоски. Я объяснял, плакал - не помогло. Держа меня за ухо одной рукой, другой - ведя на поводу коня, доставил к сельсовету - как преступника. Уж на что комбедовцы были жестокие, но даже они пристыдили охранника: это твой племянник, он опух от голода, и колосков у него нет. Меня отпустили. А дядю с тех пор мучила совесть...
- Федор Иванович, когда вы смогли поесть хлеба досыта?
- Уже в 35-м году... После Голодомора я год не ходил в школу (она в пяти километрах от нашего села) - не было сил. И еще несколько лет не подрастал. Только после войны немного "вытянулся". Когда уходил добровольцем на фронт, в неполных 18 лет весил 45 килограммов, а размер обуви у меня был 36.
Демобилизовали меня только в 1950 году - семь лет не был дома. Встретила меня мама, отец погиб на фронте. Говорит: дядя Яков очень хочет тебя видеть. Я пошел к нему - в военной форме, на груди орден Славы, медаль "За отвагу"... Дядя посмотрел на меня и заплакал: "Прости мой грех, племянничек, бес меня попутал".
- И вы простили?
- Простил... Сатанинская была система при Сталине - натравливали людей друг на друга. Но вот что удивительно: я стал расспрашивать маму об односельчанах, и выяснилось, что никто из тех, кто ходил по хатам и забирал у людей последнее, не умер своей смертью! Кто попал в аварию, кто сошел с ума, кто спился. И ни у кого не осталось детей. Наверное, это кара Божья.

"Нужно помочь этому хлопцу", - сказал Сергей Королев"
- Когда я проведал своего двоюродного брата Григория, инвалида войны, в селе Сухиновка, мы с ним пошли на то место, где закапывали умерших от голода людей, - рассказывает Федор Иванович. - Там высился огромный холм, поросший травой. И деревянный крест, почерневший от дождей. Никакой надписи на нем не было. Мы с братом стали поименно вспоминать сперва односельчан, погибших на войне, потом - репрессированных. И, наконец, тех, кто умер от голода. И оказалось, что число жертв 1933 года больше общего количества погибших от репрессий и в войну! Но о страшном голоде молчали. Словно его не было. Даже после смерти Сталина об этом не говорили.
А я никак не мог забыть 1933 год, часто рассказывал друзьям, знакомым о голоде. И поплатился за свою откровенность. Кто-то из "друзей" донес на меня в КГБ (это был 1958 год). Меня вызвали на Владимирскую, 33 и допрашивали 12 часов беспрерывно. Требовали признать, что голод 1933-го - это клевета, вражеская пропаганда... Никаких бумаг я тогда не подписал, - хмурится Федор Иванович. - Даже не хочу об этом вспоминать... Несправедливости видел в жизни много. Но хороших людей на свете больше. Я в этом убедился. Ведь, слава Богу, полмира облетал.
- А как вы попали в авиацию, Федор Иванович?
- Мамин борщ помог (улыбается). Так получилось, что в гости к нашему дальнему родственнику, служившему в ракетных войсках, Ивану Бенедиктовичу Бровко заехал Сергей Павлович Королев. Они были хорошо знакомы. Бровко жил тогда в Кобеляках, там же и наша семья поселилась, когда родной хутор снесли. Сергей Павлович ехал в Крым, а по дороге навестил друга. Бровко попросил мою маму сварить борщ - он у нее замечательно получался! - угостить дорогого гостя. Разговорились. Мама показала мою фотографию (я еще служил в армии). Потом она мне рассказывала: Королев, посмотрев на фотографию, говорит Бровко: "Иван, помоги этому хлопцу. Чем он хочет заниматься?" - "Пишет из армии, что хочет учиться", - отвечает Иван Бенедиктович. И он стал моим наставником.
Учился я не переставая. Закончил авиационный институт и снова засел за книги. Мечтал работать у Олега Константиновича Антонова. Он был необыкновенный человек! Я благодарен судьбе, что имел возможность находиться рядом с ним...
В небо уже не поднимаюсь 17 лет. Но товарищи по летной работе не забывают - вот недавно заходил друг нашей семьи - Юрий Владимирович Курлин (летчик-испытатель, Герой Советского Союза. - Авт.).
- Мужу дали прозвище Летчик соседи по нашей даче в Триполье, - говорит Раиса Ивановна, супруга Федора Ивановича (вместе они уже 52 года). - Он и сейчас герой: три инфаркта перенес, но не сдается - каждый день делает дыхательную гимнастику. "Воюет" с болезнями, как прежде "воевал" за косогор возле нашего дома в Триполье. Там была пустошь, ничего не росло. А сейчас здесь сад: яблони, вишни... Мы на базаре фруктов не покупаем - своих хватает.
- В родных краях давно были? - интересуюсь напоследок у Федора Ивановича.
- Ездили с женой совсем недавно на мою родину. Браславцев уже давно нет. В 1937 году по указанию Сталина все хутора были уничтожены. Причем люди должны были сами сносить свое жилье и отправляться, куда глаза глядят. Наша хата оказалась такая прочная, что разрушить мы ее так и не смогли - уже другие "добивали". На хуторском кладбище повыдергивали все кресты, все столбы. Кроме одного. Остался трехметровый дубовый столб на могиле моего деда. Представляете: тянули его волами - не вытащили, потом тракторами - тоже не поддался! Такой вот столб... невмирущий. Мы с женой собираемся снова съездить на это место и сфотографироваться возле столба. Будет память детям. У нас сын с дочкой. Трое внуков. И уже правнучка растет...

http://fakty.ua/41795-quot-ya-zashel-v- … osit-quot-

0

6

"мои умершие от голода отец и сестра неделю пролежали в коридоре. Похоронить их не было сил... "
Ирина ГОЛОТЮК "ФАКТЫ"
25.11.2006

Сегодня Украина чтит память жертв Голодомора и политических репрессий Семьдесят три года назад в нашей стране началась наиболее массовая в мирное время в Европе гибель людей - Голодомор. В течение 1932-1933 годов он унес жизни миллионов украинцев. От голода тогда ежедневно умирало около 25 тысяч человек. Киевлянка Екатерина Кривенко - одна из немногих выживших в те страшные годы. В 1933-м ей было всего шесть лет, но помнит она многое...
"Последнее зерно забрал у нас мамин племянник-комсомолец"
- На днях прочла статью в "ФАКТАХ" о Голодоморе и очень расстроилась, - начинает свой леденящий душу рассказ Екатерина Ильинична.- Опять вспомнила пережитое. В то время мы жили в селе Аркадьевка Згуровского района Полтавской области. Три моих прадеда как раз его и основали. Местный згуровский помещик, у которого они работали, дал им землю и сказал: "Делайте здесь село, а назовем мы его Аркадьевка, в честь моего сына". Там родилась и моя мама. Нас у нее было четверо: три дочки и сын, но он умер маленьким, еще до голода.
- Свое хозяйство у вас было?
- У нас было хорошее хозяйство - корова, лошадь, свинка, соток семьдесят огорода... Так что жили неплохо. Когда настали трудные времена, отец зарезал корову и повез продавать мясо на базар. Но его ограбили бандиты. Много тогда на Полтавщине банд было. Одной из них даже женщина командовала - атаманша Маруся. Вернулся отец домой с пустыми руками, мама стала плакать: "Илько, что же теперь будет? Как жить будем, чем детей кормить? На носу ведь зима..." У нас оставалось еще немного зерна. Правда, спрятать родители его не успели. В один прекрасный осенний день к нам зашел мамин племянник-комсомолец и пригласил ее в сельсовет. Не заподозрив дурного, она пошла. А племянник позвал товарищей, и они выгребли все наше зерно. Мой папа был человеком слабохарактерным и ничего сказать "товарищам" не смог. Вот так мы начали голодать.
- Помощи ниоткуда не ждали?
- Немного сельсовет подкармливал нас. Варили галушки - с чем, уже не помню - и выдавали по две штучки с юшкой на каждого ребенка. Один раз в день. Чтобы получить свою порцию, приходилось рано утром бежать к церкви. Моя старшая сестричка Галя так добегалась, что слегла. Отец после всего случившегося потерял силы, залез на печку и больше никуда не выходил. Там они с Галей и лежали. А я стала ходить за галушками с младшей сестричкой - четырехлетней Танечкой. Помню, приношу миску и хочу дать Гале, а отец с печи просит: "Катечка, дай я хлебну! Есть не буду, я только чуть-чуть юшки..." А я ему: "Не дам, это сестричке". И зову ее, зову... А она так ослабела, что уже и не отвечала. (Тут Екатерина Ильинична заплакала... Во время нашего разговора ее глаза еще не раз будут мокрыми от слез. - Авт.) Отдала я им миску. Уж не знаю, кто там ел - папа или сестра.
Как-то утром, собираясь за галушками, я позвала с собой Таню. А она села на лавочку, красивая такая, молчит и только смотрит на меня. Потом вдруг упала на бок, и не стало больше Танечки... Я ничего не поняла, а мама торопит меня: беги, мол, быстрее, а то голодными останетесь. Побежала. Приношу галушки и спрашиваю маму: где младшая сестричка? А она мне говорит: в сенях... Так три дня Таня там и пролежала. Потом мама завернула ее в простынь и унесла на кладбище. Похоронила возле своих родителей... Через некоторое время замолчал на печке и отец. Я, собрав силы, залезла к ним. А они уже мертвые - и папа, и Галя. Моя бедная мама сама стаскивала их с печи, отволокла в сени. И лежали мои родные люди там целую неделю: ни телеги, ни помощи... Потом отца и сестру все-таки вывезли и похоронили в одной могиле. Вскоре от голода слегла и я. Залезла на ту же печь и все время лежала. Уже и ноги стали опухать.
- Как же вам удалось пережить голодное время?
- По соседству жил мамин двоюродный брат, державший корову. Она только отелилась. И мама упросила его давать мне в день по чашке молока. Так и дотянула до весны. А когда появилась травка, стали ее собирать, лепешки делать...
Потом, когда начала завязываться картошка, мама ходила на колхозное поле и воровала маленькие клубни. Я очень боялась оставаться одна и просила ее не ходить. Говорила ей, что если она меня не послушает, то я на нее... донесу. А мама мне: хорошо, иди донеси, будешь лежать в земле рядом с нашими. И такое бывало.

http://fakty.ua/51070-quot-moi-umershie … o-sil-quot

увеличить

0

7

"Сам факт существования каннибалов в СССР бесил Компартию больше, чем появление голодомора. Людоедов старательно выискивали по селам и зачастую уничтожали на месте. Запуганные и обессиленные крестьяне сами бывало показывали друг на друга, не имея на то достаточных доказательств. Каннибалов или обвиненных в каннибализме не судили и никуда не вывозили, а выводили за село и там кончали. В первую очередь это касалось мужчин - их не жалели ни при каких условиях."
Ярослав Тинченко. "Киевские ведомости", Киев, 13.09.2000.

Сначала их вынудили съесть своих детей, потом отправили в Cоловецкий лагерь

"С людоедками-женщинами, по крайней мере с некоторой их частью, поступили несколько иначе. Поскольку рожать детей кому-то все же надо было, людоедок партийцы решили... "перевоспитать" после того, как сами же вынудили есть своих детей. Как это происходило? Было собрано несколько этапов женщин, которых по 70-100 человек отправили из Украины по разным лагерям СССР. Один из таких этапов попал на Соловки, и о нем сохранились более или менее подробные сведения.
Партия почти из ста украинок, обвиненных в каннибализме и осужденных за это на 10 лет заключения, прибыла в Соловецкий лагерь в 1934 году. Сажать такую толпу людоедок вместе с остальными заключенными руководство лагеря побоялось, а посему отправило их на одну из дальних зон - на остров Муксолма. Здесь их разместили в отдельном здании -добротном каменном корпусе, где раньше жили монахи.

Все людоедки болели и жестоко страдали, не говоря о тяжелых психических расстройствах. Почти у всех были асциты - водянка живота - последствия цирроза печени и мочеиспускательной системы. Они подолгу лежали, и их часто рвало. Надзора за этими несчастными женщинами не существовало практически никакого. На острове был лишь фельдшер да одна-две медсестры из заключенных, попавшие туда в наказание. О лекарствах говорить также не приходилось.

Буйные людоедки, в основном из числа потерявших рассудок уже при переезде в лагерь (иначе они были бы уничтожены еще в Украине), содержались в специальном лазарете для психически больных.

Об одной из таких пациенток несколько десятилетий спустя вспоминал заключенный, работавший санитаром: "Утром, во время смены дежурств, на меня обрушилось новое испытание. Начался приступ у людоедки Харитины. Еще молодая сильная женщина начала вопить, биться в двери. Лемпинен (врач) пошел ее усмирять и вернулся с окровавленным лицом. Харитина вопила на весь лазарет. Леонид Тимофеевич приказал завхозу образовать отряд для ее подавления. И вот Лемпинен, завхоз, дворник, дежурный лекпом и я с веревками и матрацами ворвались к ней в камеру, где она, совершенно голая, кинулась на Лемпинена, но он, как щитом, прикрылся матрацем, и все навалились на нее, стали привязывать к койке, прибитой к полу и стене.

Сила Харитины была необыкновенной, нас пятерых она отшвыривала, сбрасывая с себя, кого-то покусала. Наконец ее привязали. У всех дрожали руки, а Харитина хрипло выла, на губах ее кипела пена. Ей сделали внутримышечное вливание наркотика, и она стала засыпать... Пришел Дудкевич и сказал, что это только начало, потому что дни менструаций у нее сопровождаются приступами бешенства. С меня было довольно".
Судьба этих несчастных, помилованных ОГПУ в 1933 году, оказалась незавидной. Большая их часть, судя по всему, умерла от тяжелых болезней в первые же годы заключения. Остальные, по мнению знатоков истории Соловецкого лагеря, просто рассосались в общей среде заключенных женщин, где не смели заикаться о своем прошлом: их бы просто убили сокамерницы. Но не исключено, что они были уничтожены каким-либо иным способом.

Так трагедия голодомора 1933-го продолжалась в различных формах еще долгие годы, в том числе и в виде террора над теми, кто этот голод пережил, пусть даже и ценою жизни других." (Ярослав Тинченко. Украинские людоедки на Соловецких островах. Газета "Киевские ведомости", Киев, 13.09.2000)

Из цикла стихов Валерия Прокошина "Русское кладбище". Часть 3. Людоеды

ЛЮДОЕДЫ

Что ты плачешь, Украина,
Среди вымерших снегов?
Нет ни дочери, ни сына,
Ни старух, ни стариков.

Тридцать третий год, библейский.
Холод. Голод. Мертвецы.
А в селе пируют зверски
Красной Армии бойцы.

Двадцать пять красноармейцев
Съели заживо младенцев.
Комиссар, другим под стать,
Доедает чью-то мать.

Сдвинув на ухо пилотку,
Повар-дед развел костер:
Он из братьев и сестер
Варит вкусную похлебку.

Нет ни черта и ни Бога,
Нет ни сердца, ни лица,
Только страшная дорога
Без начала и конца.

Маршируют вдоль развалин
Красной Армии сыны.
Впереди Иосиф Сталин
С трупом собственной жены.

Тридцать третий год - библейский.
И глядит с ухмылкой губ
Из-за дымной занавески
Бальзамированный труп.

0

8

"отец держал на руках моего умершего от голода брата и плакал: "что ж ты не дождался меня, сынок, я ведь нес тебе горстку овса... "
Олег ТРАЧУК "ФАКТЫ" (Луганск)
07.12.2005
Размер текста: Абв  Абв  Абв 

В разных регионах Украины находят все новые братские могилы жертв Голодомора 1932-1933 годов Как уже сообщали "ФАКТЫ", окончательно еще не решено, каким будет установленный в Киеве монумент жертвам Голодомора. Тем временем в разных регионах Украины находят все новые братские могилы умерших от голода в 1932-1933 годах. Одно из таких массовых захоронений совсем недавно обнаружили в селе Новолимаревка Беловодского района Луганской области. Жители села привели захоронение в порядок и решили выяснить имена всех, кто покоится в братской могиле...
Каждый рассказ очевидцев записывается и нотариально заверяется. Уже собрано более 160 таких воспоминаний!
- Я долго не знала, зачем мой дед и бабушка ходят на пустырь и ухаживают за ним, как за чьей-то могилой, - говорит жительница села Новолимаревка Татьяна Хаблак. - И не одни мы приходили сюда. Многие сельчане на все церковные праздники именно здесь поминали своих усопших. Почему так было, долго никто не решался рассказать. Потом на пустыре вырос большой куст сирени. В середине куста мой дед поставил крест.
- Теперь оберегать эту могилу взялись наши ученики, - добавляет директор Новолимаревской средней школы Александр Чмыхало. - Они расчистили ее и снова установили крест. Очень тяжело слушать рассказы очевидцев Голодомора, записывать их, но это надо делать. Для самих себя, чтобы не забывать того страшного времени... Мы выясняем имена тех, кто покоится в этих могилах. Знаем уже более десятка, а захоронено здесь свыше сотни человек...
- В этой братской могиле похоронен и мой брат Федор, - не скрывает слез 77-летняя Ольга Артюшенко. - Я помню, отца направили работать на местный конезавод. Коням в то время жилось лучше людей. У них были пшеница, овес, макуха. А мы пухли от голода. Первым умер Федя. Ему тогда было 14 лет. По улице ездила телега, в каждый двор заходили люди и спрашивали, нет ли в доме покойника. Забирали и хоронили в общей могиле. Вот и Федю завернули в какое-то полотно и забрали. Из семьи на кладбище никто уже не мог пойти. Через два дня с работы пришел отец. Как он плакал, узнав, что сына нет в живых!.. Пошел к могиле, руками раз-
греб землю и взял сыночка на руки. Так и просидел, проплакав, весь день. Все корил себя, что не уберег, показывал умершему ребенку горстку овса, которую украл на конезаводе...
Понятно, отец сильно рисковал, когда брал эти зерна. Наказание за подобный проступок было ужасным. На конезаводе, где давали какие-то обеды, отец не раз пытался донести их домой. Но не получалось: все отдавал встречным детям.
- Однажды комендант собрал всех таких вот "расхитителей собственности" и закрыл в пустой конюшне, - рассказывает учительница начальных классов из Брусовки Вера Аннусова. - Когда ее открыли через несколько дней, все были мертвы: обессилевших людей погрызли крысы.
Вера Аннусова по собственной инициативе вместе с родными собирает свидетельства тех страшных времен. Каждый рассказ очевидцев записывается и нотариально заверяется. Уже собрано более 160 таких воспоминаний!
- У сестры моего дедушки было четверо детей - три дочери и сын, - говорит Татьяна Хаблак. - Мальчик был старшим, ему тогда исполнилось 14 лет. Когда он пытался собрать на поле колоски, его расстреляли. Сестрам пришлось бежать, потому что сказали: мол, за такой проступок ответят все члены семьи. Когда девочки вернулись домой, родителей в живых уже не застали.
- Голод искусственно создали именно на территории Украины, - продолжает Вера Аннусова. - До соседней Ростовской области России было от нас всего несколько километров, но там никто не голодал. Люди ели белый хлеб. И заготовительные команды не так лютовали. А у нас могли убить и за макуху. Люди отдавали все самое ценное, пытаясь выменять какую-то еду. Наши рушники, которые передавались в семьях из поколения в поколение, можно найти теперь в музеях соседних Ростовской, Белгородской, Воронежской областях. Мама вспоминала, как последний красивый вышитый рушник обменяли у россиян за пять... свеколок. Когда же их дома разрезала, то половина оказались гнилыми. Это была трагедия всей семьи - ведь ценного уже ничего не оставалось.
Там, где сохранились хоть какие-то данные, бумаги просто уничтожали
- Моя первая учительница, - вспоминает 79-летняя Мария Серебрякова из села Бондаривка, - забрала меня в школу, мне тогда еще и семи не было. Сима Тимофеевна приносила в класс маленькие варенички и подкармливала нас. Из чего она их делала, я не знаю до сих пор. Пыталась нас спасти, ведь дети от голода теряли сознание прямо в классе.
Были случаи, когда матери травили себя и своих детей угарным газом, перекрывая дымоход. Считали, что лучше уж детишки сразу уйдут из жизни, нежели умрут, распухнув от голода, пережив своих родителей. Но были случаи, которые не укладываются в человеческом сознании.
- На нашей улице мать и отец съели своих детей, - рассказывает 81-летняя Мария Салий из села Кризьке Марковского района. - В их семье было пятеро малышей, так один вырвался и убежал от родителей. Соседи потом долго не могли забыть крики ребенка, убегавшего от обезумевшей матери, у которой был в руках нож: "Не режь меня, мама!" Многие селяне, выжившие в те страшные годы, случаи людоедства даже не хотят вспоминать...
- А в то же время все хранилища были заполнены зерном, - говорит Вера Аннусова. - Время от времени приходили обозы, забирали мешки и отвозили их на станцию. А там уже ждали вагоны с надписями, звучавшими, как издевательство: "Украинская пшеница едет за границу". И страшно лютовали активисты. Вот расскажу о председателе Зеликовского сельсовета, которая повинна в первых жертвах голодной смерти в наших селах, Татьяне З. (в селе еще живут ее родные. - Авт.). Первыми умерли голодной смертью батюшка местной церкви и еще один священнослужитель. Они оба, после того как по приказу Татьяны сбили крест и колокола с церкви, отказались выйти из храма. Тогда председатель приказала оцепить церковь и не давать никому занести внутрь ни воды, ни еды. Спустя месяц из храма вынесли два трупа.
Двум дочерям священника даже в голодное время сельчане помогали чем могли. А когда они скончались, Татьяна приказала... привязать девочек за косы к конскому хвосту и протащить тела через все село к братской могиле. По ее мнению, это был воспитательный момент для остальных.
- А как страшно было, - и сейчас вздрагивает жительница Зелековки 91-летняя Матрена Дзюба. - Я тогда работала в бригаде, которая собирала трупы и вывозила их в общие могилы. Забирали мы всех - и уже умерших, и тех, кто вот-вот покинет эту землю. Мертвых укладывали штабелями в братскую могилу, а живых усаживали рядом. На следующий день заставали сидящих уже мертвыми и тоже опускали в яму. Могилы не закапывали, пока они не заполнятся телами полностью.
Сколько таких могил было? Много, я уже и не помню. Учет их в те годы никто не вел. А теперь уж и могилы эти трудно найти.
К сожалению, официальных документальных свидетельств трагедии почти нет. Неизвестно даже, сколько погибло в те годы людей. В каких-то селах ушло из жизни сто человек, где-то триста, а где и все село... Там, где сохранились хоть какие-то данные, документы просто уничтожали.
- Единственное свидетельство, которое оставалось - это медицинские записи местного врача, который лечил все близлежащие села, - заканчивает разговор Вера Аннусова. - Но в начале 1934 года доктора Филиппа Якунина забрали в НКВД и держали там под страхом смерти полгода, пока врач не переписал все анкеты, где указан был диагноз голодная смерть. Причем заставили написать в каждую анкету новое заболевание, чтобы не сложилось впечатление, что в селах была какая-то эпидемия.

0

9

В двадцати шести районах украины нет людей, родившихся в 1933 году
Ольга УНГУРЯН "ФАКТЫ"
24.05.2003

Это следствие Голодомора, ставшего актом геноцида
"Геноцид украинского народа"... Такое определение трагедии 1932--33 годов впервые дано нашими парламентариями в официальном документе -- постановлении Верховной Рады, принятом на днях на специальном заседании, посвященном Голодомору. 70 лет назад голод в Украине, сознательно организованный сталинским режимом, привел к смерти миллионов людей. Это один из самых массовых актов геноцида в мировой истории. Заметим, что еще в 1988 году Конгресс США официально признал акт украинского Холокоста. А еще раньше -- в мае 1986 года -- в центре Лос-Анджелеса был установлен памятник жертвам Голодомора. В центре Киева такого памятника пока нет. (Есть лишь скромная мемориальная доска у стен Михайловского Златоверхого собора, установленная 10 лет назад при участии общества "Мемориал"). Но правительством уже принято решение создать в столице Украины историко-мемориальный комплекс памяти жертв Голодомора и политических репрессий. Подробнее рассказать об этом "ФАКТЫ" попросили председателя Всеукраинского общества "Мемориал" имени Василя Стуса, главу Парламентской комиссии по вопросам культуры и духовности Леся Танюка.
Тысячи секретарей райкомов партии и партячеек покончили жизнь самоубийством во время Голодомора
-- Лесь Степанович, на памятнике, установленном в Лос-Анджелесе, значится: "В память о 7.000.000 украинцев..." Какая надпись может появиться на будущем монументе в Киеве?

-- Семь миллионов -- это, фактически, жертвы только среди украинского крестьянства. И к ним нужно добавить жителей 250 так называемых "черных", закрытых, сел. Села объявляли "тифозными", "чумными", и в этих гетто люди умирали от голода. А были еще и 250--300 тысяч "самострелов" -- колхозных активистов, руководителей партячеек, секретарей райкомов партии. Они не смогли выполнять бесчеловечные партийные указания и покончили жизнь самоубийством. И, кроме того, в 1933--34 годах массово уничтожалась украинская интеллигенция, пытавшаяся рассказать правду о голоде. По оценкам "Мемориала" им. В.Стуса, в Украине от трех голодоморов -- 20-х, 30-х и 40-х годов прошлого века погибло 12--14 миллионов человек. Большая часть смертей приходится на 32--33 годы.
На 60-ю годовщину Голодомора 33-го года мы выяснили, что в 26 районах Украины вообще нет людей 60-летнего возраста. Они не смогли появиться на свет или умерли новорожденными в 1933 году. Это -- следствие геноцида, о чем нужно помнить при создании мемориального комплекса.

0

10

В феврале 1933 года реагировать на опухших и умерших от голода людей для коммунистов было "антипартийно и неприлично"
Ольга УНГУРЯН "ФАКТЫ"
18.02.2003

Опасаясь утечки информации о миллионных жертвах, власти запретили вести статистику смертности во время пика голодомора
Сколько наших соотечественников погибло от голода 1932--33 годов? Этот больной вопрос пока остается открытым: "амплитуда" цифр колеблется от полутора до десяти -- пятнадцати миллионов. Между тем, считает главный научный сотрудник Института истории НАН Украины доктор исторических наук Руслан Пирог, эта проблема не только научная, но и нравственная. Не знать счета своим утратам -- для народа унизительно. Изучая историю голодомора, работая с архивными документами, Руслан Яковлевич обнаружил факты явной фальсификации данных о смертности в 1932--33 годах, причем властью изобретались различные способы утаивания информации. О некоторых из них историк рассказывает "ФАКТАМ".
"Принимаются все меры, чтобы подытожить сведения о голоданиях и смертях"
-- В документах бывшего архива ЦК КП Украины за 1933 год сохранилась справка ГПУ УССР от 12 марта, в которой приводятся данные по всем областям и Молдавской автономной республике, -- говорит Руслан Пирог. -- Процитирую выдержку из этого документа: "По данным, поступившим в феврале-марте, продтрудности зафиксированы в 738 населенных пунктах 139 районов -- где голодает 11 тыс. 067 семей... Острым заболеваниям на почве недоедания подвержено 17 тыс. 308 человек. За этот же период умерло от голода -- 2 тыс. 487 человек..."
Эта цифра -- просто фантастическая фальсификация, не поддающаяся никакой логике! Ведь в то же время Киевский областной отдел ГПУ подал официальную справку про смерть от голода на одной только Киевщине -- 12 тысяч человек!
-- Может быть, существовала "двойная бухгалтерия", и органы ГПУ секретно готовили другой статистический материал для руководства ЦК ВКП(б)?
-- Это не исключено. Но у меня есть своя версия ведения статистики смертности, о чем чуть позже... Сохранилось письмо Станислава Косиора Сталину, написанное 15 марта 1933 года -- через несколько дней после того, как руководитель ЦК КП(б)У получил вышеупомянутую "фантастическую" сводку ГПУ. Так вот, докладывая вождю о продовольственном положении в Украине, Косиор называет цифру голодающих районов -- 103. То есть еще на треть уменьшает и без того сфальсифицированные данные! При этом он сетует на разночтение в сводках ГПУ и партийных комитетов, заверяет, будто принимаются все меры, чтобы подытожить "сведения о голоданиях и смертях, и через пять дней будем иметь более достоверную картину".
Однако такого документа обнаружить не удалось. Вскоре органы ГПУ перестали подавать в ЦК статистику голодомора (замечу, что именно весной 1933-го был апогей смертности). И только в начале июня сообщения возобновляются. Но с ними происходит удивительная метаморфоза! Это уже не официальные документы, а... личная переписка.
"Чекист взял с отца подписку о неразглашении..."
-- Что значит "личная переписка"?
-- Например, начальник Харьковского областного отдела ГПУ пишет... частное письмо главе ГПУ УССР В.Балицкому. На письме стоит гриф "Лично", который доныне в делопроизводстве не встречался. А в послании подчеркивается, что приведенные данные взяты "из полученных мной личных писем от руководителей наших райаппаратов..."
На мой взгляд, высшее партийно-государственное руководство, зная о миллионных жертвах и опасаясь утечки информации, просто-напросто запретило вести статистику голодомора в Украине. Очень красноречиво свидетельство одного из руководителей КП(б)У Н.Хатаевича в его письме к Сталину. Он пишет, что с середины февраля 1933 года на факты опухания от голода и смерти "не только никто не обращал внимания, но считалось антипартийным, неприличным на это реагировать".
-- Но ведь вымирали целые села, хутора -- каким-то образом это регистрировалось?
-- Один из очевидцев, отец которого работал сельским фельдшером, так объясняет "технологию" регистрации смертности на селе: "И только лишь появились первые жертвы голода, как к отцу на работу прибыли уполномоченный Проскуровсого ГПУ вместе с председателем сельсовета. Чекист взял с отца подписку о неразглашении нигде и никому истинных причин смертности колхозников, а также обязал его ежедневно ходить в сельсовет писать акты -- диагнозы о мнимых причинах умерших от голода... С марта 1933 года, когда смертность увеличивалась повсеместно, актов уже не составляли, а трупы вывозили в любые ямы".
О таких ямах -- сельских "братских могилах" -- упоминается и в докладной записке Киевского отдела ГПУ (датированной мартом 33-го года): "...Точное количество умерших от голода неизвестно и сельсовету... Бригады сельсоветов, собирая трупы, не хоронят их поодиночке, а копают общие ямы, куда свозят от 10 до 15 трупов..."
В конце 1980-х годов, когда стали доступны материалы всесоюзных переписей, известный украинский историк Станислав Кульчицкий произвел расчеты на основе данных демографической статистики. И пришел к аргументированному выводу, что голодной смертью в Украине умерли около 3,5 миллиона человек.
-- Но есть и другие мнения: известный историк Роберт Конквест, например, полагает, что, по самым скромным подсчетам, голод унес жизни почти 7 миллионов украинцев, из них около 3 миллионов детей... А в Ассоциации исследователей голодомора в Украине считают, что число жертв не меньше 10 миллионов.
-- Мне кажется, что, поскольку эта проблема так важна и так болезненна, нужно решать ее на государственном уровне: создать авторитетную комиссию из числа историков, демографов, архивистов, статистиков. И, используя весь фактический материал, а также не известные ранее данные, все-таки определить цифру человеческих жертв...
К слову, на недавних парламентских чтениях по голодомору лидер фракции коммунистов Петр Симоненко высказывался в том духе, что голода 33-го года в Украине не было, а имело место лишь обострение классовой борьбы на селе.
Но, как видим, власть заботилась о том, чтобы как можно более тщательно скрыть результаты победы над "классовым врагом". Слишком уж много "вражьих" душ пришлось уничтожить: сельских мужиков и их жен, стариков, подростков и грудных младенцев...

0

11

"умирали повально. Зимой трупы складывали прямо на снегу штабелями и собаки растаскивали их... А потом обезумевшие от голода люди и собак стали есть"
23.11.2002

Завтра в Украине день скорби. 70 лет назад в результате искусственно созданного советской властью Голодомора погибли миллионы украинцев
1932-й год в Украине был урожайным. Но не это хранит народная память. В том году произошла крупнейшая в многовековой истории украинцев и подкосившая генофонд нации трагедия. Народ наказали за непослушание, умышленно организовав Голодомор.
"Когда уходит один человек -- с ним умирает мир. Когда же миллионы идут в пропасть, тогда умирает уже целая Галактика"
24 ноября для почтения памяти погибших во время Голодомора тридцатых годов прошлого столетия выбрали случайно. Около десяти миллионов украинцев умирали в муках каждый день в течение двенадцати месяцев. И вряд ли когда-нибудь историкам удастся назвать точное количество людей, чьи жизни забрал искусственно созданный в 1932-33 годах голод. Сталин приказал расстрелять всех статистов, проводивших перепись населения, чтобы они никогда не рассказали, что от голода в Украине в 30-х годах погиб каждый четвертый ее житель. Окутанная молчанием трагедия десятилетиями терзала совесть спасшихся. Им было стыдно за то, что они выжили. Лишь более чем через полвека во многих уголках Украины стали появляться памятники жертвам Голодомора. На одном из них, в Лубенском районе возле Мгарского Спасо-Преображенского монастыря, увековечена надпись: "Голодомор-1933. Когда уходит один человек -- с ним умирает мир. Когда же миллионы идут в пропасть, тогда умирает уже целая Галактика".
К истреблению украинской нации готовились заранее. За два года до Голодомора с благословения Сталина в Украине уничтожили всех потенциальных лидеров, тех, кто мог возглавить поход против советской власти или попросту протестовать. Расстреливали бывших белогвардейцев, петлюровцев, вернувшихся в СССР, представителей интеллигенции. Заодно пускали в расход и недовольных коллективизацией крестьян. До сих пор сложно установить общее количество репрессированных. В документах под грифом "совершенно секретно" значится цифра в несколько десятков тысяч. А сколько ушло в небытие без суда и следствия?
Как писал в своей книге "Жатва скорби" известный американский историк Роберт Конквест, Сталин стремился сохранить власть. Украина же, по мнению Конквеста, "находилась под коммунистическим контролем. Большинство ее населения враждебно относились к системе. Представители национальной культуры и даже значительная часть коммунистов приняли господство Москвы лишь условно. С точки зрения партии это было плохо не только само по себе, но и таило большую опасность для режима в будущем". Поэтому осенью 1931 года после проведенной зачистки Сталин приказал отбирать у крестьян в Украине весь урожай зерна. Вождь распорядился: "Пусть эти хлеборобы хоть подохнут, но тайные, бдительно охраняемые запасы хлеба в государственных зернохранилищах должны только расти!" И они росли. Даже для житницы страны, коей была Украина, государственный план хлебозаготовок был непосильным. Но кого это интересовало? Ни о каком "помиловании" кремлевские вожди и слышать не хотели. Украинские крестьяне, по мнению вождя народов, нуждались в перевоспитании, главным методом которого стало репрессивное ограбление селян.
"Поскольку в Уголовном кодексе нет статьи о каннибализме, все обвиняемые в этом должны быть немедленно доставлены в местное отделение ГПУ"
Начавшийся в 1932 году голод продолжался до осени 1933 года. Целый год республика была в блокаде: голодных людей не выпускали за пределы сел, улицы которых были завалены трупами. Каннибализм разрастался в ужасающих масштабах -- матери ели своих детей!.. В секретном циркуляре от 22 мая 1932 года, подписанном замначальника ГПУ Украины Карлсоном, значилось: "Поскольку в Уголовном кодексе нет статьи о каннибализме, все обвиняемые в этом должны быть немедленно доставлены в местное отделение ГПУ". Только много лет спустя низвергнутый уже Хрущев решился записать на магнитофонную ленту свои воспоминания о той далекой поре: "Стали поступать сигналы, что люди умирают. Кое-где началось людоедство. Мне доложили, что нашли голову и ступни человеческих ног под мостом у Василькова (городка под Киевом), то есть труп пошел в пищу". Один из тогдашних партийных функционеров Кириченко поделился с Хрущевым впечатлениями от посещения хаты одной из колхозниц: "Ужасную я застал картину. Видел, как эта женщина разрезала труп своего ребенка -- не то мальчика, не то девочки -- и приговаривала: "Вот уже Манечку съели, а теперь Ванечку засолим. Этого хватит на какое-то время". Эта женщина помешалась от голода и зарезала своих детей. Можете себе это представить?"
"У моей односельчанки соседка зарубила, сварила и съела шестилетнюю дочь Марусю. Заманила ее в хату, пообещала дать бантик..."
Невозможно представить более жуткие, нечеловеческие испытания, чем те, что выпали на долю крестьян Украины в 30-х годах прошлого века. Свидетельства выживших собраны в книге-мемориале "33-й: Голод", которую мир увидел десять лет назад:
"Славгородский Петр Маркович, 1930 года рождения, из села Бужанка Лисянского района Черкасской области: "В родном селе Жабянка на Черкасщине в 1933 году насчитывалось 350 дворов. От голода тогда погибли 480 моих односельчан. У моей односельчанки Невмиванной Степаниды Григорьевны соседка Ликера Дишлевая зарубила, сварила и съела шестилетнюю дочь Марусю. Заманила ее в хату, пообещала дать бантик...
Когда Ликеру вели в Лисянку в милицию, она вынимала из-за пазухи кусочки мяса и ела. Видно было, что она сумасшедшая, потому что говорила: "Вот если бы я знала, что человеческое мясо такое хорошее, раньше кого-нибудь зарубила бы". Ликеру вели в Лисянку, били ее всю дорогу и убили. Я считаю, что сначала надо было бить тех, кто забрал у Ликеры все до зернышка, все до крошечки и довел ее до того, что она озверела от голода.

Еще одна моя односельчанка из села Жабянка, Вдовиченко Татьяна Яковлевна, рассказала: "Хлебозаготовители, как их тогда называли -- исполнители -- принесли в сельсовет останки того несчастного ребенка. Я тоже тогда была исполнителем в сельсовете. Когда я увидела то, что осталось от ребенка, я закричала и убежала домой. Я не могла на все это смотреть... К нам однажды ввалились в хату шестеро комсомольцев и начали хватать все, что попадало под руки: зерно, муку, картошку. Кума моих родителей, Невмиванного Тихона, еще живого закопали в братскую могилу. Было ему лет сорок".
Славгородский Петр Маркович тоже помнит, как его односельчанку, еще живую Хотину Шуляку закопали на кладбище: "От хаты до телеги ее тащили за ноги. "Куда вы меня тянете? Дайте мне бурячка. Я есть хочу", -- просила Хотина. Она была еще молодая, ей не было и тридцати. "А что, мы за тобой еще и завтра ехать будем?" -- вызверились на нее. Привезли Хотину на кладбище и закинули в яму..."
Гуситянская Лукия Григорьевна из этого же села Жабянка на Черкасщине рассказывала о пережитом: "Около нашего двора везли на кладбище еще живую Вдовиченко Матрону и двоих ее детей. Дети тоже были еще живы. Я пошла следом за телегой на кладбище, чтобы увидеть ту яму и сколько уже людей туда скинули. Привезли их на кладбище. Сначала детей выкинули в яму, а тогда на покрывале сбросили Матрону. Она просит: "Дайте мне кусочек хлеба, я есть хочу". Один из мужчин выругался. Кто были эти мужчины, я не помню. Яма была громадная и уже до половины заполнена трупами".
Лебедь Денис Никитович, житель села Яблунивка Лисичанского района Ворошиловградской области: "В 1933 году меня отвезли на кладбище и сбросили в яму. Я не упал на спину, а как бы сел и прислонился к стене. Сижу так и думаю: это же сейчас снова привезут трупы, закидают меня, и я еще долго буду мучиться под трупами, пока не умру. Нужно как-то вылезать из ямы. Под рукой оказалась какая-то щепка, и я начал ковырять в стене ступеньку, чтобы опереться ногой и вылезть. Я немного поковырял и понял, что дела не будет, ничего не сделаю, потому что ослабел от голода и совсем без сил. Я сидел в яме на трупах и ждал смерти. Когда слышу -- кто-то идет к яме. Это шел с работы тракторист Ставенко Ярений. "Денис, чего это ты тут?" -- спрашивает Ярений. "Вот привезли и кинули в яму", -- отвечаю. "Ну так давай руку", -- сказал Ярений и вытащил меня из ямы".
Чтобы мир не узнал, как исчезли с лица земли более 8 миллионов украинцев, в обезлюдненные области Украины начали массово переселять жителей из центральных областей России
Своими воспоминаниями о трагедии 30-х годов с "ФАКТАМИ" поделился Виктор Дмитриевич Сырчин. Тогда его семья жила на Черкасщине в Уманском районе: "В 1933-м мне было два года. О том, как меня хотели съесть соседи, рассказывала мама. Она работала заведующей в детском садике села Оксанино Уманского района и старалась не упустить возможности меня подкармливать. Колхозы, несмотря на жестокие приказы, выделяли детсадам какие-то продукты. Потому выглядел я на фоне многих других детей вполне упитанным. И соседи однажды выкрали меня из садика с намерением съесть. Мама Груня тогда проявила невиданные сыскные способности и нашла меня у них как раз в тот момент, когда вода в чане, куда меня собирались бросить, уже практически закипела. А вот прадед мой Голодомора не пережил..."
Киевлянка Мария Даниловна Токарева: "Это было страшное время... Мы с мамой жили тогда в Белгороде на востоке Украины, и оттого, что у нас отобрали все, кроме исхудавшей коровы, мамины ножки опухли. Я так испугалась, подумала, что же буду одна делать, если мама умрет?! Мне было 15 лет, но хотелось жить и не дать умереть матери. 400 граммов хлеба выдавали тем, кто работал. Поэтому я устроилась в Харькове на стройке - носила на носилках песок по лестнице. Кроме того, моя дальняя родственница спекулировала коммерческим хлебом и раз в неделю продавала мне по пять кусочков. Я даже не дотрагивалась до них, клала за пазуху и везла маме. Как-то раз на поезд напали бандиты, отбиравшие у пассажиров все съестное. И чтобы спасти хлебцы, я, маленькая и худенькая, спряталась под нижнее сидение, где обычно ставят сумки. Ни бандиты, ни даже соседи в поезде не догадались, где я. Так что хлеб тогда я маме довезла. А сама искала на полях мерзлую картошку, делала из пшеничной половы и рубленой травы коржечки. Люди вокруг умирали повально, зимой трупы штабелями складывали прямо на снегу, и голодные собаки растаскивали их... А потом обезумевшие от голода люди и собак стали есть..."
После Голодомора в обезлюдненные области Украины начали массово переселять жителей из Тамбовской, Тульской, Рязанской, Горьковской, Ивановской и других центральных областей России. В оперативной сводке Всесоюзного переселенского комитета при Совете Народных Комиссаров СССР на имя начальника ГУЛАГа Вермана сообщалось: "План переселения колхозников в Украину выполнен на 104,7%. Сводка шла под грифом "Срочно. Секретно". Очевидно, вожди партии, у которой, как известно, "не было секретов от народа", боялись, чтобы мир не узнал, как исчезли с лица земли более 8 миллионов украинцев...
О Голодоморе в 1932-33 годах в Украине тогда сообщили лишь некоторые западные газеты... Иностранные журналисты пытались вывезти из Украины опухших, истощенных детей
Материал подготовили Александр ГАЛУХ, Ирина КОЦИНА, "ФАКТЫ"

--

0

12

Стоя у печи, крестьянка обжаривала насаженную на вилы... Детскую головку!
Ольга УНГУРЯН "ФАКТЫ"
24.11.2001

Сегодня Украина отмечает день памяти жертв голодомора. О трагедии 1932-1933 годов, унесшей миллионы жизней, рассказывает ее очевидец -- 83-летний Дмитрий Каленик
"Мама упала перед активистами на колени: "Ради жизни детей не забирайте корову!"

...Весной 1933 года в селе Рыжавка на Черкасщине, как и в тысячах других украинских сел, было очень тихо. Не лаяли собаки -- их, заодно с кошками, давно съели. Не каркали вороны, которых переловили всех до одной. А улицы заросли бурьяном в человеческий рост. И вот, продираясь сквозь джунгли сорняков, председатель Рыжавского сельсовета Вакульчик и председатель колхоза имени Карла Маркса Балан заметили, что из трубы хаты Марии Каленик вьется дымок. И учуяли давно забытый запах жареного мяса. А зайдя в дом, увидели: хозяйка стоит у печи и обжаривает насаженную на вилы... детскую головку! "У меня уже умерли муж, свекор и свекруха. Остались мы с трехлетней дочкой, -- объяснила женщина начальству, прежде чем ее отправили в милицию. -- Я задумала забить соседского мальчика, но он в последнее время перестал ко мне ходить. Так теперь буду варить холодец из дочки -- все равно бы она умерла".
Этим "соседским мальчиком", которого чуть не съела несчастная обезумевшая родственница, был 14-летний Дмитрий Каленик.
-- Я тогда кожей почувствовал что-то неладное и не стал заходить в соседский дом, хотя раньше бывал там часто, -- вспоминает Дмитрий Захарович. -- Судьба сберегла! И то, что я выжил во время голодомора, считаю чудом. Из всей нашей семьи уцелели только двое -- я и мой брат. А семья ведь была одной из самых больших в селе - 11 детей! На свет появлялись в основном мальчики. У меня была только одна старшая сестра, а остальные -- братья: Василий, Назар, Карп... Едва ли не весь словарь мужских украинских имен. А в начале 1932 года у мамы, Агафьи Гордеевны, родились двойняшки -- Маруся и Петрусь. Но, несмотря на такую большую семью и скромное хозяйство -- корова, две лошади, с десяток овец, несколько поросят и 6 гектаров земли, -- моего отца, Захара Ивановича, считали середняком, то есть подозрительным для власти элементом. И все потому, что он не желал вступать в колхоз. Отец хотел сам хозяйничать на своей земле. В то время земля для селянина была самым большим богатством, великой ценностью.
С началом коллективизации отца занесли в "черный список" заложников. Это значило: случись что с активистом-"комнезамовцем" (членом "комiтета незаможних селян". -- Авт.), отца арестовывают и высылают. В активистах ходили лодыри и пьяницы -- шпана, одним словом. Но они были вооружены и терроризировали людей, загоняя их в колхозы.
В 1932 году они уже выметали из хат все подчистую -- недаром их называли "красной метлой". Являлись в дом бригадой по пять-шесть человек, с милиционером, в руках -- длиннющие железные палки -- "щупы". У нас тогда забрали весь, до зернышка, хлеб. И даже картошку и буряки... Никогда не забуду, как железные когти проникали в каждый закуток хаты и хлева, простукивали стены, печь. Никаких припасов на черный день активисты у нас не нашли. И тогда вывели из хлева корову -- последнее, что осталось в нашем хозяйстве. Мама, прижимая к себе грудных двойняшек, стала перед шпаной на колени: "Ради жизни детей оставьте корову!" Мы все -- в плач. Но разве железо слезами прошибешь? Увели нашу кормилицу...
Первым от голода умер отец -- а он в свои 58 лет был таким сильным! Вслед за ним стали угасать дети. Петрусю с Марусей было полгодика, они и говорить-то не умели, только все время просили у бедной мамы: "Дай!.." Она ненамного их пережила. Помню, как мой брат Степан принес маме в картузе голопузых птенцов-воробушков -- она хватала их и живьем запихивала в рот... А бабушка, прежде очень крепкая женщина, высохла, как перышко. Как-то она узнала, что люди тайком носят буряки с колхозного поля, попросила и ей принести. Радуясь, что унес ноги от охранников (они следили, чтобы селяне не "расхищали социалистическую собственность") , я притащил бабусе торбу с буряками. Два она чуть ли не целиком проглотила, остальные сварила и с наслаждением съела. А через несколько часов умерла в муках...
"Буханка хлеба, которую мой приятель выменял на церковную скатерть, оказалась... глиняной"
-- Где похоронены ваши родные, Дмитрий Захарович?
-- В братских могилах. Точного места, где они покоятся, я не знаю. В 32--33 годах люди, которые еще могли двигаться, собирали по дворам "урожай" мертвецов: трупы складывали штабелями в ямы и слегка присыпали землей -- закапывать уже не было сил. Кстати, двух моих односельчан, Григория Козачка и Василия Примиского, ошибочно приняли за мертвых и кинули в яму, но им удалось выбраться... Когда земля оседала, из нее то тут, то там торчали руки, ноги. Случалось, трупы выкрадывали или вырезали из них части. Так что не только живых поедали, но и мертвых...
-- Как же вам тогда удалось спастись от верной гибели?
-- Спас меня Владимир Иванович Головченко, учитель соседней школы. Когда из-за голода количество учеников, особенно шестиклассников, сильно уменьшилось, детей из четырех ближних сел перевели в 7-й класс Колодистенской школы. Местный колхоз открыл общежитие-интернат в одной из пустующих хат (ее прежние хозяева были "раскулачены" и высланы). Первое время нам давали немного муки, из которой мы готовили баланду -- "лотуру". Но в начале 1933 года и этого не стало, и пришлые ученики разбрелись по домам. Остались только двое хлопцев -- Тимош и я. У Тимоша тоже дома все поумирали с голоду, и ему некуда было деваться.
Из лебеды мы пекли блины, а когда расцвела белая акация, ели цветы. Но голод не тетка. Тимош высох. А я опух. И вот однажды он предложил мне украсть в церкви парчовую скатерть, вышитую золотом, и поменять ее на хлеб (базар был недалеко). Я отказался: красть -- грех, за это Бог накажет, и в моей семье никто не воровал... Тогда Тимош сам отправился "на дело". И вскоре принес буханку хлеба. На радостях решил отрезать мне кусочек. Смотрим -- а под тоненькой хлебной корочкой... запеченная глина! После этого Тимош слег и стал ко всему равнодушен, даже блинчику из лебеды, которым я его угощал, не радовался. Вскоре он повесился. Никогда не забуду этой страшной картины: Тимош висел на веревке, прикрепленной к крюку в потолке. В сельских хатах на этот крюк раньше подвешивали колыбель с новорожденным...
Подумал тогда: а почему бы и мне не сделать так же? Сколько ж можно мучиться от голода! Забрался на табуретку, примерил петлю на шею... Оставалось только оттолкнуть табурет. Но в последнюю секунду мелькнуло: а может, я еще поживу?
В тот день учитель Владимир Иванович Головченко забрал меня в свою семью, где было трое детей. Благодаря ему и его жене Ольге Дорофеевне я и выжил в 33-м. До голодомора в моем селе Рыжавка проживало свыше 5 тысяч человек. После него осталось около 3 тысяч (то есть 40 процентов вымерло!) А в войну погибло 185 моих односельчан. Вот и сравните размеры потерь...
"Вы придумали такую страшную сказку про голод, думая напугать нас", -- сказал вождь секретарю обкома партии
О том, что голод в Украине был спланирован и организован кремлевской верхушкой, сегодня свидетельствуют архивные документы, исследования зарубежных и отечественных историков.
Академик Андрей Сахаров писал об "украинофобии, характерной для Сталина". Как отмечает известный американский историк Роберт Конквест, автор книги "Жатва скорби", это была отнюдь не болезненная, параноидальная боязнь Украины, а элементарное стремление сохранить власть. Украина, пишет Конквест, "находилась под коммунистическим контролем. Большинство ее населения враждебно относились к системе. Представители национальной культуры и даже значительная часть коммунистов приняли господство Москвы лишь условно. С точки зрения партии это было плохо не только само по себе, но и таило большую опасность для режима в будущем".
Характерно, что украинский селянин, хотевший (и умевший) хозяйничать на своей земле, в глазах партии был националистом. Газета "Пролетарская правда" 22 января 1930 года писала: "Уничтожение социальной базы украинского национализма -- индивидуальных сельских хозяйств -- было одной из основных задач коллективизации на Украине". Одновременно с ликвидацией "куркулей" в Украине в 30-е годы шло уничтожение церквей, подвергалась гонениям интеллигенция.
В июле 1932 года Сталин поставил требование о сдаче Украиной 7,7 млн.тонн зерна из урожая текущего года (14,7 млн.тонн). Этот план хлебозаготовок был не просто завышенным, а невыполнимым. После долгих дискуссий на Третьей всеукраинской конференции Компартии Украины, на которой Молотов и Каганович представляли Москву, руководству республики удалось сократить план до 6,6 млн.тонн, но и эта цифра была нереальной. А 7 августа 1932 года вышел написанный лично Сталиным указ о защите социалистической собственности (в народе известный как "закон о колосках"): согласно ему вся колхозная собственность, включая крупный рогатый скот и зерно, объявлялась собственностью государства. Виновные в ее расхищении наказывались расстрелом или тюремным сроком до 10 лет с конфискацией имущества. За несколько колосков, собранных на колхозном поле, сроки давали чуть меньше. Этой же директивой предусматривалась конфискация зерна у крестьян -- в счет "плана хлебозаготовок"...
Но помимо этого, достаточно известного указа был еще указ от 17 марта 1933 года -- о закреплении крестьян за землей: им запрещалось покидать колхозы в поисках другой работы, если у них не было контракта, гарантированного и одобренного колхозным руководством. И указ от 4 декабря 1932 года: о создании системы внутренних паспортов. Голодающим крестьянам запрещалось передвигаться без разрешения. И когда люди, чтобы спастись, пытались покинуть Украину, их возвращали назад...
Известный писатель Василий Гроссман проводил аналогию между расправами гитлеровцев над евреями и большевиков -- над крестьянами. Активисты, по словам Гроссмана, "поверили идее, что так называемые кулаки -- это парии, неприкасаемые, паразиты... Они смотрели на так называемых кулаков как на скот, свиней, мерзких и отвратительных..."
Как Гитлер не давал письменных распоряжений об уничтожении евреев, так и вдохновитель "украинского Холокоста"-голодомора Сталин документальных указаний не отдавал. Но и тот, и другой ЗНАЛИ.
Когда первый секретарь Харьковского обкома Терехов попросил выслать зерно в голодающие районы, Сталин ответил так: "Нам говорили, что вы, товарищ Терехов, хороший оратор, выходит, что вы и мастер рассказывать истории: вы придумали такую страшную сказку про голод, думая напугать нас, но ничего из этого не выйдет. Может, вам лучше оставить пост секретаря обкома партии и украинского ЦК и поступить в Союз писателей? Тогда вы сможете писать свои сказочки и дураки будут их читать". Казалось бы, услышав (допустим, впервые) сообщение о голоде из уст не последнего в партии человека, вождь должен был бы провести расследование фактов. Но реакция Сталина -- неестественная, наигранная -- говорит как раз о его хорошей осведомленности. Когда Якир, тогда главнокомандующий Киевским военным округом, попросил Сталина разрешить выделить зерно для распределения между крестьянами, тот посоветовал ему заниматься военными делами. Влас Чубарь, председатель Совнаркома Украины, просил вождя о продуктах "хотя бы для детей, умирающих с голоду", на что получил ответ: "Комментарии излишни".
Хрущев в своих воспоминаниях писал: "Я не могу привести точных данных, так как никто не занимался подсчетами. Все, что мы знали, -- это то, что люди умирали в огромных количествах".
Факт голода в Украине долгое время замалчивался. Сегодня его уже никто не отрицает. И, к счастью, есть еще чудом уцелевшие свидетели голодомора -- такие, как Дмитрий Захарович Каленик.
"В одном случае мне пришлось спасать мэра Киева Давыдова, а в другом -- передать письмо Хрущеву прямо на Крещатике"
-- Люди спасли меня от смерти, и потому я старался не впустую жить на этом свете, как-то помогать окружающим, -- говорит Дмитрий Захарович. -- После войны (я прошел ее от начала до конца, был тяжело ранен) закончил Украинский полиграфический институт, работал в издательстве "Урожай", а затем меня как бывшего фронтовика направили в службу Госконтроля. Вот когда мне пришлось спасать мэра Киева.
-- От чего же вы его спасали?
-- От позора (улыбается)... Разыскал меня мой односельчанин и друг детства Василий Довгань и позвал на новоселье -- в квартиру на Крещатике. Сижу у него в гостях и чувствую: отвратительный запах -- аж голова разболелась. Оказывается: "квартира на Крещатике" -- это бывший... общественный туалет!
Отправился я в приемную тогдашнего киевского мэра Давыдова (его называли "железным мэром"), он принял меня сразу же -- как работника Госконтроля. "Алексей Денисович, -- говорю. -- Я хочу спасти вас от больших неприятностей. Бывший фронтовик, танкист (а Василий, кроме Отечественной войны, прошел еще Испанию и Японию), живет в туалете. Вы представляете, что будет, если об этом узнают иностранные корреспонденты?" Через неделю Василий позвонил: "Приходи ко мне на новоселье". Дали ему нормальную двухкомнатную квартиру на улице Саксаганского...
А самый любопытный случай был с письмом Хрущеву, которое я передал в 1956 году. Руководство республики, стремясь выслужиться перед начальством, обычно сгоняло задолго до приезда Хрущева и других высоких гостей огромное количество народу. И люди стояли, в мороз и жару, по 4-6 часов. Им делалось плохо, были даже смертельные случаи... Я написал Хрущеву письмо. И когда он ехал по Крещатику в открытой машине, я, стоя в первых рядах толпы, вручил конверт. Уже потом охранники мне сказали, что это было очень рискованно. Но, как бы там ни было, массово сгонять людей в Киеве перестали...
По приказу Сталина члены статистической комиссии, подготовившей информацию о переписи населения в 1934 году, были расстреляны
Сегодня Дмитрий Захарович -- член Ассоциации исследователей голодомора в Украине.
-- Мемориальный знак, установленный в память жертв голодомора в Киеве на Михайловской площади, при ее реконструкции загадочным образом исчез, -- говорит председатель Ассоциации исследователей голодомора в Украине лидер УРП Левко Лукьяненко. -- И нашей ассоциации потребовалось немало усилий, чтобы вернуть этот знак на место. Особую настойчивость проявил тогда Дмитрий Захарович Каленик.
-- Левко Григорьевич, число жертв голода 1932-1933 годов называют разное: от 5 до 12 миллионов. Можно ли сегодня узнать точную цифру?
-- Думаю, нет. И вряд ли когда-нибудь это будет возможно. Известно, что в 1934 году Сталин приказал расстрелять всех членов комиссии, подготовивших статистическую информацию по переписи населения. А данные этой переписи -- спрятать в архив. Потому что это были страшные данные.
Конечно, работа ученых, исследователей приближает нас к истине. И сегодня с достаточной степенью вероятности можно говорить о таких цифрах. От голода 1921-23 годов в Украине погибло около 2 миллионов человек. В 1946-47 годах -- чуть больше 2 миллионов. А голодомор 1932-33 годов забрал жизни 10 миллионов человек... История знает случаи, когда люди голодали по причине плохого урожая, засухи и т.д. И потому в Украине была выработана система предупреждения голода в случае неурожая -- в каждом селе существовали общественные запасы зерна, которые постоянно пополнялись, за этим строго следила сельская громада. (Кстати, 1932-й год в Украине был урожайным.) Но прежде история не знала случаев, чтобы государство специально устраивало голод для умерщвления своих граждан. И я расцениваю голодомор в Украине как геноцид нации. Эту трагическую страницу истории нужно изучать и знать всем. Наша Ассоциация исследователей голодомора была основана в 1992 году Владимиром Маняком и Лидией Коваленко (к сожалению, они уже ушли из жизни). Подготовленная ими книга "33-й: Голод" стала первой в серии изданий нашей ассоциации. Каждый год мы стараемся выпускать по 2-3 книги. К сожалению, их тираж мизерный -- 1000--2000 экземпляров. Ассоциация существует на общественных началах, и возможности у нас очень скромные, хотелось бы увеличить тиражи хотя бы до 25 тысяч -- по числу учебных заведений в Украине, чтобы в их библиотеках были эти книги. Но этого не сделать без поддержки на государственном уровне.
В следующем году Украина отметит 70-летие Голодомора. По этому поводу мы уже обратились к Президенту с предложением создать государственный комитет по подготовке к дате. Планируем подключить нашу диаспору. По договоренности с ней во всех украинских церквях мира должна состояться Служба Божья в одно и то же время (с учетом разницы поясов). А затем -- будут три минуты траурного молчания. Украинцы всего мира приостановят транспорт и работу (там, где это возможно) и молча отсчитают 180 секунд...

0

13

"чего ж не помнить первую мировую? Тогда княгиня мария щербатова отдала свой немировский дворец под лазарет, а в 1918-м ее вместе с дочерью расстреляли"
Ирина ЛИСНИЧЕНКО "ФАКТЫ"
16.04.2008

Киевлянин Владимир Штундель отметил свое 100-летие
На мой вопрос о самочувствии 100-летний Владимир Штундель ответил: "Ужасно болит поясница. Еле дыбаю". И похвалился, что четыре месяца назад в столичном Центре микрохирургии глаза известный украинский хирург-офтальмолог Юрий Кондратенко удалил ему катаракту. Девять лет назад он же успешно прооперировал ему и правый глаз. Теперь Владимир Иванович смотрит телевизор и читает, а раньше мог лишь ходить по комнате, держась за стену.
"Дочки Столыпина работали в лазарете сестрами милосердия"
- В вашем роду долгожители были?
- Нет. Моя мама Ольга Андреевна умерла в 41 год, - говорит Владимир Иванович. - У нее был рак. Маму лечили многие киевские знаменитости - профессора Свенсен и Стражеско, но так и не спасли.
Папа Иван Францевич родился в Австрии в 1873 году, а умер в Киеве в январе 1942-го, уже при немцах.
- Свекор получил воспаление легких, - дополняет Антонина Харитоновна, супруга Владимира Ивановича, которая на два года моложе мужа. - И я вместе с сестрой мужа Маней его хоронила. В тот день, 27 января, было 27 градусов мороза! Надо ж такое совпадение! За день до смерти Ивану Францевичу приснился сон, который полностью сбылся. Снилось, что забили дверь, он не мог встать и открыть, а к дому уже подъехал крестьянин на санях, покрытых украинским ковром... Точно так же мы потом везли Ивана Штунделя на Байковое кладбище. Маня пошла на Владимирский базар, умолила крестьянина помочь похоронить покойника. Вы же знаете, что такое оккупация...
- Какими судьбами австриец Штундель оказался в Украине?
- Отец работал электромехаником в австрийской фирме "Сименс и Гальске", - продолжает Владимир Иванович. - В 1897 году был командирован этой фирмой на строительство Одесского оперного театра. Через три года на эту же стройку приехала княгиня Щербатова. Она начала строить в Немирове дворец по проекту итальянского архитектора. На Украине вряд ли другой такой есть! На его строительство пригласили и моего отца.
Вы были в знаменитой "Софиевке"? Нет? Плохо. Поедьте! Уманский дворец три копейки не стоит против немировского.
- Первую мировую помните?
- Чего ж не помнить! В 1914-м княгиня Щербатова отдала свой дворец под лазарет. И сама работала в нем сестрой милосердия вместе с тремя дочками Столыпина, приходившимися ей родней и специально приехавшими в Немиров помогать раненым.
Несколько лет в округе орудовали банды (советская власть в Немирове окончательно победила только в 1922 году. Это в Петрограде и Москве она установилась с 1917-го!).
После окончания Первой мировой оружия было навалом. В хлевах стояли трехдюймовые пушки. Мой одноклассник Хоменко приносил на занятия наган и разбирал его на задней парте. Учитель математики говорил: "Что вы делаете? Вы же можете выстрелить!" А тот отвечал: "Ничего, ничего..."
В 1918 году через Немиров проходил какой-то полк. Самый главный вывел княгиню Щербатову с дочерью и тремя дочерьми Столыпина в сосновую посадку - и солдаты их расстреляли!
- Вы сами видели расстрел?
- Нет. У меня была команда босяков: Женька Сырчук, Володька Островский, Дудик Трахтенберг. Они примчались ко мне: "Бежим! Там княгиню расстреляли!" Когда мы прибежали, трупы уже закопали. Но не глубоко, а лишь присыпали землей. Из-под свежего холмика торчала одна нога в черной туфле. Мы кругом пошуровали, нашли куски черепов с длинными волосами, разлетевшимися в разные стороны от выстрелов в затылок.
После окончания школы в 1924 году я поступил в Брацлавскую профтехшколу, это в 17 километрах от Немирова. Отец купил мне заграничный велосипед, и я каждый день ездил туда и назад по грейдерной дороге, обсаженной старыми липами. Ее проложили специально к приезду Екатерины Великой на Украину. Ко времени моей учебы деревья выросли, стволы стали полтора метра в обхвате.
Зимой я жил на квартире. За мое проживание вместе с трехразовым питанием мать платила 12 рублей в месяц.
- А я в 1925 году как учащаяся молочарской профшколы была на практике в Макаровском районе, - добавляет Нина Харитоновна, - и за мое питание и проживание молокозавод платил 15 рублей в месяц. Я жила у богатых людей, которых еще не раскулачили (был период нэпа). Их батрак приносил мне на завтрак в квадратной полоскательнице от сервиза пампушки, завернутые в белые салфетки.
Коса у меня тогда была ниже пояса!
- Можешь показать шиньон, - с гордостью говорит муж.
- Да коса спрятана! И вот хозяйка мне говорит: "Доню, в тебе такч добрч коси! Але ж як ти будеш щх мити? Буду тобч мити сама. Жовтками". Она разбивала десять яиц и мыла мне волосы.
Я это к тому рассказываю, чтобы вы представили, какая жизнь была при нэпманах. Потом началась коллективизация, зажиточных селян стали раскулачивать и высылать в Сибирь, сельское хозяйство пришло в запустение, что и привело к страшному голоду 1932-1933 годов.
"В Каменец-Подольском мы питались, как хотели, а в Киеве был голод"
- Вы расписались в 1932 году и в 2007-м отметили бриллиантовую свадьбу. Как познакомились со своей суженой?
- Мы познакомились еще в 1927 году, - вспоминает Владимир Иванович. - Переехав из Немирова в Киев, я вместе с родителями жил на улице Жилянской у одной старухи, где были очень стесненные условия. Чтобы я мог готовиться к вступительным экзаменам в киевский горно-геологический институт, для меня сняли угол у знакомых на улице Святославской (сегодня Чапаева. - Авт.). Главой этой семьи был Евтихий Иванович Кириченко. Раньше он служил приставом и проходил свидетелем по громкому делу Бейлиса. Кириченко говорил, что евреи не убивали 14-летнего мальчика, за что его и выгнали из полиции. Потом Бейлисы уехали в Америку и без конца присылали Кириченко деньги и фотографии.
В одном доме с Кириченко жила семья Шаповаловых. Год мы с Ниной только смотрели друг на друга. Однажды я подошел к ней на улице и спросил, не нужны ли ей конкурсные задачи по математике. Потому что знал от своей хозяйки, что дочь Шаповаловых готовится держать экзамены в вуз.
После четырех лет ухаживаний я пришел к отцу Нины Харитону Трифоновичу и попросил руки дочери. Мой будущий тесть ответил: "Заканчивайте институты, разъезжайтесь, а если у вас сохранится чувство, я согласен". Нас выручила теща: "Харитон, ну что ты несешь? Они любят друг друга! Пусть сами решают".
И мы пошли на улицу Жилянскую, 123, где за заводом "Ленинская кузница" находилась лачуга с надписью "ЗАГС Железнодорожного района". Здесь в одной очереди регистрировали брак и развод, рождение и смерть. Нас расписал неряшливый старик, безо всяких свидетелей и колец.
К тому времени Ниночка окончила ветеринарно-зоотехнический институт и получила назначение зоотехником в Каменец-Подольский, а меня как горного инженера направили на Донбасс...
- Ничего себе медовый месяц!
- Я тоже так подумал. Поехал в Харьков (тогда это была столица УССР), в Совет народного хозяйства Украины, который распределял и кадры в том числе. Показал документы и сказал: "Что вы делаете? Жену - туда, меня - сюда". Как раз в Каменец-Подольском организовывали "Спецминералсоюз", куда меня и послали главным инженером.
- Купить продукты в 1932 году было проблемой...
- В Каменец-Подольском мы питались, как хотели, а в Киеве был голод - уже ничего не продавалось: ни масло, ни жир. В Каменце, находившемся на границе с Польшей и Румынией, еще не создали колхозов. На базаре стояли вереницы возов с гусями, утками, курами. "Мы попали в рай!" - говорили свекровь, моя сестра и сестра жены, приехавшие к нам погостить.
Мы за копейки снимали две меблированные комнаты у пожилой пары. В доме стояло пианино. Часто к хозяевам приезжал сын. Он хорошо играл на скрипке. Моя жена тоже садилась за пианино, и они давали такие концерты, что люди под окнами собирались послушать!

http://fakty.ua/27463-chego-zh-ne-pomni … sstrelyali

0

14

"по праздникам от ста грамм я никогда не отказывалась"
Ирина ЛИСНИЧЕНКО "ФАКТЫ"
12.07.2006

- рассказывает киевлянка Раиса Жидок, на днях отметившая свое 100-летие Отмечать юбилей Раиса Вячеславовна решила в кафе, где свободно могли бы разместиться гости. Ведь только близких родственников у именинницы 26 человек: сыновья, невестки, внуки-правнуки. Пожелали присутствовать на торжестве друзья детей и старые знакомые. Поздравить свою землячку нагрянули и представители черниговского землячества в Киеве. В этот вечер танцев не было, но именинница с улыбкой вспоминала, как вальсировала на своем 95-летии.
"За последние десять лет ни разу не была в поликлинике"
Раиса Вячеславовна пережила Февральскую и Октябрьскую (1917-го) и оранжевую (2004 года) революции, Первую мировую, гражданскую и Великую Отечественную войны, голод и холод, сталинские репрессии, хрущевскую оттепель, горбачевскую перестройку. И все эти годы советским людям обещали: вот-вот нагрянет светлое будущее...
Правда, столетняя Раиса Жидок призналась, что никогда не сидела сложа руки в ожидании счастливого завтра. Всю жизнь активно трудилась: 35 лет проработала учителем в школе и дала путевку в жизнь четырем тысячам выпускников, вырастила шестерых сыновей. Во время последних выборов лично ходила на свой избирательный участок. Да и сейчас Раиса Вячеславовна в курсе всех событий, в том числе и чемпионата мира по футболу.
- За нашу сборную болели?
- Лежала на диване, отвернувшись к стене. Сын Саша весь футбол просмотрел. А я у него постоянно спрашивала: "Что там, забили или нет?" Следить за игрой не люблю, но и от сыновей отставать не хочу.
- Как вы себя чувствуете?
- Спасибо, нормально. К сожалению, 2 февраля пошла в туалет и упала в коридоре. Не помню, как "скорую" вызвала. Потом поправилась и опять стирала, готовила, ведь до последнего времени жила одна. Правда, сыновья меня проведывали регулярно. Да вот недавно случился второй приступ, "скорые" одна за другой приезжали. И хлопцы постановили: лежать, чтобы полностью поправиться к юбилею.
- Наверное, свое здоровье берегли смолоду?
- Мне некогда было о себе думать. В голове всегда была одна мысль: как бы накормить и вырастить шестерых сыновей. К сожалению, троих уже похоронила. Может, из-за этого сердце и стало давать сбои.
По санаториям начала ездить с 1976 года, когда уже исполнилось 70, а дети стали взрослыми. Отдыхала в домах отдыха Черниговской, Киевской и Полтавской областей. Один раз ездила с сыном к морю, в Саки. Там, где я росла, речки не было. Поэтому плавать не умела и до 100 лет так и не научилась...
- А курить?
- Курила почти всю жизнь, чуть ли не с самого детства. Периодически бросала, но начинала снова. А в войну, в эвакуации, курили все женщины поголовно. И еще что - махорку, завернутую в козью ножку! Чтобы приглушить чувство голода, накуримся, семечек подсолнуха наедимся, воды напьемся - и ничего...
Между прочим, у меня, как у многих одиноких женщин в эвакуации, три года не было месячных. Возможно, из-за стрессов и переживаний, постоянного голодания. Только когда вернулась в 1945-м в свое село Подлесное, цикл восстановился.
Так что в свои 95 лет я была еще активной курильщицей. Лишь год назад, когда случился первый сердечный приступ, по совету врачей отказалась от вредной привычки.
- Кофе не злоупотребляли?
- Кофе пила по три раза в день. Как-то вызвали мне врача - гриппом приболела, а она спрашивает: "Вы еще и кофе пьете? Сколько же вам лет? 95! А мне только 60, а я уже и запах зерен забыла!"
Не только кофе, но и водку, и самогонку пила. Дети стали взрослыми, обзавелись семьями, поэтому семейных торжеств у нас много. Так что я на праздник сто грамм обязательно выпивала. И, между прочим, за последние десять лет ни разу не была в поликлинике. Даже мою медицинскую карточку утеряли. Поэтому в этом году сын завел тетрадь, куда вклеивает предписания врачей (медицинская карточка Раисы Вячеславовны - не пухлая история болезней 100-летнего человека, а тонкая тетрадь старшеклассницы. - Авт.).
- То есть если мы, по вашему примеру, будем выпивать сто грамм по праздникам, не отказывать себе в кофе, да еще и дымить как можно больше, то тоже доживем до 100 лет?
- Я от удовольствий не отказывалась. Но, считаю, не это главное: чем больше человек работает, тем дольше живет. Если думать только о том, что поесть да как отдохнуть, долгожителем не станешь. В первую очередь нужно трудиться. Я, например, пошла на пенсию в 1957 году как многодетная мать.
"Утром 22 июня 1941 года шла к портнихе за новым платьем"
- Орден "Знак почета" вам кто вручал?
- Сидор Артемович Ковпак. Когда в зале Верховного Совета УССР заместитель председателя Президиума Верховного Совета жал мне руку, его мизинец и безымянный палец были прижаты к ладони (у меня мизинец такой же). Орден Трудового Красного Знамени мне вручали уже в более простой обстановке.
- В какой семье вы росли?
- Мой отец был священником. В 1937 году утром ушел из дома и исчез. Так мы и не знаем, когда он умер, где его могила. Мама осталась без работы (она преподавала в школе), без квартиры, без денег - нищая, на улице. Тогда мне был 31 год и я работала учительницей в сельской школе в Подлесном. Как дочка священника о комсомоле, тем более о партии я могла только мечтать. А тут еще ученицу моего класса позвали крестить ребенка. Что это значило в те годы! Обо мне тут же сказали: коммунистическим воспитанием учеников не занимается, вредитель! И сняли с работы, исключили из профсоюза. Такое было громкое дело!
Добиваться правды я поехала в Чернигов. Хотя была беременная четвертым ребенком, долго шла пешком, тряслась в кузове, но к заведующему облнаробразом Тягниенко добралась. Рассказала ему об отношениях в нашей школе, из-за чего начался сыр-бор, и он меня восстановил на работе. Вскоре я забрала маму к себе. Так она у меня и доживала, умерла в 1940-м в 57-летнем возрасте.
Когда началась война, мне с четырьмя детьми пришлось скитаться в эвакуации. Иногда, грешным делом, даже думала: "Слава Богу, что мама умерла до начала войны. А то что бы я делала с малышами и тяжелобольной мамой в дальней дороге?!"
Эвакуировались мы в Саратовскую область. Месяц ехали на лошадях: сыновья на возу, а я пешком за ним шла. Позже попали в железнодорожный эшелон. Добрались за Волгу, а дальше ехать не было сил: есть нечего, детей заедают вши. Остановились в селе, в котором раньше жили поволжские немцы. Поселились в доме из самана (брикеты из смеси глины с навозом). Помню, зимой вода в чашке замерзала. Не было ни еды, ни топлива. Дети, как птенчики в гнезде, сидят на кровати, укутанные во все, что у нас было... И никому из начальства до нас нет дела. Муж, как ушел 22 июня из села, так и не прислал ни одной весточки. Уж как я держалась, боролась до последнего, а тут силы начали меня оставлять.
И надумала: пойду в контору колхоза, попрошу немного соломы и подожгу хату, чтобы вместе с детьми погибнуть в огне. Другого выхода не видела.
Прихожу в контору, а там как раз принесли почту. Я знала, что мне письма не приходят. Вдруг взглянула на один конверт, а там написано: Жидок Раисе Вячеславовне. Муж нашел нас через эвакопункт, где отмечались все выезжающие! Я за эту бумажку - и к председателю: "Мой муж воюет на фронте, а его дети здесь умирают!" Только тогда они зашевелились...
- Начало войны помните?
- Утром 22 июня мы с мужем были в Чернигове и шли к портнихе за моим новым платьем. Накануне в областном центре проводилось совещание школьных работников, куда вызвали моего мужа, учителя истории, и меня. Радио в квартире, где мы ночевали, не было. Проснулись мы в воскресенье, ничего не зная. Люди на улицах мечутся, а мы шагаем как ни в чем ни бывало. Приходим к модистке, а там на нас во-о-т такими глазами смотрят: "Война!" Через секунду муж скомандовал: "Поехали!" - и мы отправились в Подлесное. В ту же ночь он ушел в армию.
"О любви догадывались по тому, как парень смотрит на тебя"
- А как во времена вашей молодости было принято объясняться в любви?
- Даже не припомню, чтобы мне кто-то говорил, что влюблен. Ухаживали многие, но никто не объяснялся в любви. Просто гуляли в одной компании девушки с ребятами, пели, танцевали... Такого понятия, как дарить подарки, тогда не существовало. Мы жили в селе, цветы росли на каждом углу. Кто бы их дарил... О любви догадывались по тому, как парень смотрит на тебя, старается подойти поближе, первым заговорить.
- Раньше о свадьбе говорили "записались"...
- Первый раз я выходила замуж в 1925 году. Брат моего мужа тогда работал в сельсовете секретарем. Он и принес домой книжку, в которой мы расписались. После этого муж отправился на работу, а я - домой. Вот и вся свадьба. В 1927-м у меня родился сын. С первым мужем мы прожили восемь лет и разошлись.
- Как вы пережили голод 1933-го?
- Я бы не сказала, что в Черниговской области, где мы жили, был особый голод. Да, кушали картофельные очистки, еды не хватало, но чтобы люди умирали - такого не помню. В нашем селе умер только один нищий.
Весной 1933-го я сдавала последнюю сессию в Черниговском пединституте. Тогда студентам выдавали тюльку, леденцы и хлеб, не помню, по скольку граммов. Но мы в селе держали корову. Значит, молочко было. Самый сильный голод я с детьми пережила зимой 1941 года. С тех пор в еде непереборчива. Люблю борщ, картошку во всех видах, каши, сало. Обожаю сладости. Но самое вкусненькое всегда старалась отдать детям. Доем за ними, что осталось, и слава Богу, не голодная. Так всю жизнь прожила.
- Скажите, как вам сделал предложение третий муж?
- Мы с Никитой Леонтьевичем дружили с детства, потому что жили в соседних селах. Потом я вышла замуж, он женился. В 1982 году, когда мы похоронили своих супругов, он мне предложил жить вместе. Я согласилась, так как мы столько лет знали друг друга, что стали почти родными. Жаль, что Никита мало прожил. Он был для меня настоящим другом. К сожалению, за семейными хлопотами, работой, заботой о детях между супругами исчезает душевная близость. Все недостатки мужа ты видишь и знаешь, отчего романтизма в отношениях не прибывает. А вот с Никитой Леонтьевичем у нас было душевное единение. Может, в силу возраста уже могли оставаться только друзьями.
- Что бы вы пожелали читателям "ФАКТОВ"?
- Никогда не падать духом, в самые трудные минуты бороться до конца. Помните притчу о двух лягушках, попавших в кувшин со сметаной? Одна сразу же утонула, а другая карабкалась-карабкалась до тех пор, пока задними лапами не взбила кусочек масла. Оперлась на него и выбралась из кувшина.

увеличить

0

15

В Москве состоится презентация книги о голоде 30-х годов
Автор: Алиса Романова

25 февраля в Москве пройдёт презентация первой в истории книги о голоде 30-х годов прошлого века. Автор - профессор Николай Ивницкий - собрал в ней рассекреченные документы из десятков архивов бывшего СССР. Факты полностью опровергают миф о том, что голод был направлен на уничтожение только одного народа. Жертвами той страшной трагедии стали более семи миллионов человек. Прежде всего, - это жители зерновых регионов: Поволжья, Центрального Черноземья, Урала, Казахстана, Белоруссии и Украины.

30-й год, лето, когда был арестован мой отец…У его детства вкус лебеды и киселя из гнилой картошки. На этой фотографии Николаю Ивницкому 8 лет. Весной 32-го в деревне в Воронежской области он, его мать и брат будут пухнуть от голода.

"Ходили в поля, сусликов вылавливали, сдирали с них кожу, варили и ели", - вспоминает профессор Института РАН Николай Ивницкий.

Потом всю жизнь Николай Алексеевич голод будет… изучать. В 60-е его допустят к кремлевскому архиву. А затем на 10 лет запретят публиковаться. Ведь профессор Ивницкий первым увидит секретные материалы и напишет о "неудобных" фактах, которые теперь доступны каждому. Под этой красной обложкой шифрограммы, телеграммы, указы и директивы. Бумаги, подтвердившие, – к голоду привела неправильная политика вождя.

"Нет ни одного документа, который бы говорил, что беда была бы следствием национального прессинга", - рассказывает руководитель Федерального архивного агентства Владимир Козлов.

Документы рассекречивали, а в Росархиве их готовили к публикации. Когда на Украине назвали голод в СССР в 31-33 годы геноцидом и трагедией одного народа, с изданием решили поторопиться. В этой книге собраны материалы, из которых понятно даже не историку - изымать зерно для экспорта Сталин требовал любыми средствами. И у всех крестьянских регионов - Украины, Казахстана, Поволжья, Урала, Западной Сибири. Вот отказ вождя на требование секретаря Северо-Кавказского крайкома снизить план хлебозаготовок.

"Если пережившая засуху Средняя Волга сдала в третьей пятидневке 4 миллиона пудов, а ваш край не сдал и 2-х миллионов, то это значит, что крайком сдрейфил перед трудностями и сдал позиции апостолам самотека", - отмечает генеральный директор Российского государственного архива экономики Елена Тюрина.

Директор госархива экономики Елена Тюрина собирала документы для книги по 62 хранилищам России. Какие-то тексты ей теперь снятся в кошмарных снах. Сухие отчеты о том, до чего доводили изголодавшихся. Как умирали семьями, как продотряды отгоняли голодных от поездов, изымали зерно и блокировали деревни.

"Безумные случаи каннибализма. Разрывали могилы, падший скот ели, ели детей…", - рассказывает Елена Тюрина.

В 30-е годы фотографировать голодающих запрещали. Редкие снимки делали иностранные журналисты. О том, что в стране голод, в Москве и Ленинграде мало кто знал. По последним данным, тогда погибли около семи миллионов человек: почти половина населения Казахстана, треть жителей Саратовской области, четверть – Украины.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=256999&cid=7

0

16

НИКОЛАЙ ИВНИЦКИЙ: О голодоморе заговорили примерно 16-17 лет тому назад на Украине. В 93-м году в мае месяце в посольстве Украины в Москве была проведена конференция, посвященная голоду 1932-33 годов. И на этой конференции выступающие главным образом с Украины всю вину за голод на Украине 32-33 годов взвалили на Россию. Между тем голодом была охвачена территория Советского Союза в то время с населением более 50 миллионов человек, Северный Кавказ, Поволжье, Западная Сибирь, Казахстан и другие районы. То есть все зерновые районы Советского Союза. Понадобилось это для того, чтобы оправдать политику, которую проводило руководство Украины в то время, чтобы обвинить Россию в геноциде. Между тем, даже международная комиссия 88-90-го годов, образованная для расследования голода на Украине, не могла признать и не признала, что это был голод. Действительно это было преступление, преступление властей, но не геноцид против украинского народа. Потому что так же голодали, и я сам в 33-м году один их тех, кто дожил до сегодняшних дней, пережил этот голод. Я являюсь не только свидетелем, но и в известной мере жертвой этого голода. Наша семья вся опухла от голода, мама попала в больницу и так дальше. Многие люди умирали. Поели всех кошек, собак, птиц и так дальше.

http://www.3channel.ru/rv_golodomor/

0

17

ГАЛИНА ЕРШОВА: Вы знаете, я не могу, я не занималась такими вот подсчетами. Я просто знаю многих людей, которые живут в районе Харькова. Вот мой учитель Юрий Валентинович Кнорозов, который дешифровал письмо майя, он оттуда родом, и он первый, заметьте, мне рассказывал с ужасом потихоньку в советские времена о том, что ели людей тогда. И он боялся сам об этом говорить. Но он всю жизнь прожил под ужасом вот этих впечатлений. И эти люди они-то как раз прекрасно понимают правду. И те, кто живут в Крыму тоже, те, с кем я знакома, тоже прекрасно понимают эту правду. Но, вы понимаете, вот эта политика США, которая была сформулирована в 80-е годы, как только, так сказать, начали готовить развал Советского Союза, начали формировать лидеров влияния. То есть проблемы татарского населения в Крыму, проблема голодомора.
http://www.3channel.ru/rv_golodomor/

0

18

ГОЛОДОМОР

Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященной трагическим событиям в истории СССР в 1930-34 годах.

НИКОЛАЙ ИВНИЦКИЙ: Возникает вопрос, а каковы же итоги этого голода численные, подсчитать вообще невозможно. Дело в том, что эти источники не дают нам количественные показатели.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ну, политики называют цифры 15 миллионов на Украине.

НИКОЛАЙ ИВНИЦКИЙ: Называют и 16 миллионов и так дальше. Но сейчас даже такие антисоветчики, как Конкис, и тот остановился на 7 миллионах. То есть уже они пошли. По косвенным данным можно установить следующее. На Украине в 1932-33 годах погибло от голода, или связанных с голодом болезней, два миллиона 900 тысяч. На северном Кавказе - примерно один миллион, полтора миллиона - в Казахстане, 300 тысяч - в Поволжье, несколько сот тысяч - в Западной Сибири и так далее. То есть общие данные, которые я установил еще 20 лет тому назад, примерно, составляют 7 миллионов, и это дает и косвенные показатели. Дело в том, что с осени 1932 года до лета 1933 года численность населения в Советском Союзе в целом сократилась на семь миллионов 700 тысяч, со 165 миллионов 700 тысяч до 158, в основном, за счет голода. Потому что надо учитывать и прирост населения, связанный с рождением. Смертность превышала на 7 с лишним миллионов, на 7 и 700 тысяч. То есть, поэтому я пришел к выводу, что около 6-7 миллионов погибло от голода. И еще одно обстоятельство

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: По всей России?

НИКОЛАЙ ИВНИЦКИЙ: По всему Советскому Союзу. И еще одно обстоятельство, но речь идет, конечно, о зерновых районах, то есть, Российская Федерация, Украина, там, где голод был. Там, где голода не было, там, конечно, нет. Но тут еще одно обстоятельство. Дело в том, что в 33-м году было принято решение центральных органов о том, чтобы и по линии ГПУ не учитывать количество умерших от голода, или не указывать причины голода или истощения. Таким образом, эти материалы не дают полной картины. И еще одно обстоятельство, в начале 34-го года поступило распоряжение, директива собрать все книги ЗАГСов, то есть данные о рождении, смерти и так дальше и прислать их в спецчасть, где они, вероятно, и были уничтожены. Поэтому мы до сих пор по этим районам - Украина, Северный Кавказ, СЧО и так дальше - данных не имеем. Часть сохранилось только в Поволжье, в Казахстане тоже нет таких материалов. Это обстоятельство следует тоже учитывать.

http://www.3channel.ru/rv_golodomor/

0

19

Голодомор: как это было (фото)
http://ru.tsn.ua/ukrayina/golodomor-kak … -foto.html

Большой голод 1932-33 годов был четко и сознательно организован центральными и местными органами Советской власти.

23 июня 1932 г. было принято постановление ЦК ВКП(б): «Ограничиться уже принятыми решениями ЦК и дополнительного завоза хлеба на Украину не осуществлять».
6-9 июля 1932 г. Состоялась III Всеукраинская конференция КП(б)У. В докладе С. Косиора была представлена точка зрения ЦК КП(б)У на причины возникших трудностей. Во-первых, серьезной, хотя и не главной причиной были названы сложные климатические условия 1932 года (как известно, сложные климатические условия всегда мешали большевикам руководить хозяйством бывшего Советского Союза). Во-вторых, трудности весенней посевной кампании связывались «с неудовлетворительным управлением организацией хозяйства колхозов, проведением прошлогодней осенней уборочной и хлебозаготовительной кампании». В-третьих, причиной многих проблем была названа бесхозяйственность в колхозах. Некоторые районные руководители делали попытку в своих докладах не только обрисовать сложность ситуации на селе, но и показать, что нельзя перекладывать основную ответственность за эту ситуацию на низовые звенья, в первую очередь на недавно созданные районы. Однако и осторожные попытки некоторых руководителей УССР, в особенности представителей районов, обратить внимание на сложность ситуации в сельском хозяйстве Украины не вызывали доверия у двух сталинских посланцев, принимавших участие в работе конференции, – В. Молотова и Л. Кагановича. В выступлениях Молотова и Кагановича был не просто значительно сужен спектр факторов, вызывавших трудности в сельском хозяйстве Украины. Эти выступления, в сущности, засвидетельствовали, что центр однозначно занял жесткую позицию в отношении украинского крестьянства. Москва не планировала помогать.

7 августа 1932 г. появился собственноручно написанный Сталином закон об охране социалистической собственности (закон "о 5 колосках"). Данный закон предусматривал как меры судебной репрессии за разворовывание колхозного и кооперативного имущества "расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не меньше 10 лет с конфискацией всего имущества". Амнистия в таких делах запрещалась. Летом 1933 года за данным законом было осуждено 150 000 человек. В частности, осуждали детей, которые пытались найти хоть какую-то еду.

11 августа 1932 г. Сталин написал в письме к Л.Кагановичу: "...Самое главное сейчас Украина. Дела на Украине из рук вон плохи.

(.) Если не возьмемся теперь же за исправление положения на Украине, Украину можем потерять. (.) Имейте также в виду, что в Украинской компартии (500 тысяч членов, хе-хе) крутиться не мало (да, не мало) гнилых элементов, сознательных и бессознательных петлюровцев. (.)

Поставить себя целью превратить Украину в кратчайший срок в настоящую крепость СССР; в действительно образцовую республику. Денег на это не жалеть".

Архів
16 сентября 1932 г. утверждена инструкция «по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7/VІІІ – 32 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укрепления общественной (социалистической) собственности». Инструкция имела абсолютно тайную часть («отдельная папка»), предусматривающую упрощенный порядок утверждения приговоров к расстрелу.
22 октября 1932 г. принято решение Политбюро ЦК ВКП(б) о работе в Украине «чрезвычайной комиссии» во главе с Вячеславом Молотовим. Комиссия дала новый импульс осуществлению репрессий против колхозного актива, партийных и советских работников. ЦК КП(б)У начал публиковать списки партийцев, директоров совхозов, председателей колхозов и уполномоченных по хлебозаготовкам, исключенных из партии и отданных под суд за невыполнение плана хлебозаготовок. Многие из этих людей просто пытались облегчить положение своих односельчан.

30 октября 1932 г. Вячеслав Молотов сообщал Сталину: «Пришлось жестко покритиковать Украинскую организацию и особенно ЦК КП(б)У за демобилизованность в заготовках». «Чрезвычайная комиссия» во главе с В.Молотовым с ноября 1932 г. по январь 1933 года выжала с крестьян еще около 90 млн. пудов. В значительной мере за счет того, что в украинских селах в составе специальных бригад по извлечению зерна действовали 112 тысяч активистов, получавших определенный процент от награбленного зерна и еды.

5 ноября 1932 г. Вячеслав Молотов и секретарь ЦК КП(б)У Мендель Хатаевич послали директиву обкомам партии, требуя от них срочных и решительных действий по выполнению закона от 7 августа 1932 года «с обязательным и быстрым проведением репрессий и беспощадной расправы с преступными элементами в правлениях колхозов».

18 ноября 1932 г. ЦК КП(б)У при участии Вячеслава Молотова принял постановление «О мероприятиях по усилению хлебозаготовок», которым усиливались репрессии против крестьян Украины. В частности, в отношении единоличников, не выполнявших план хлебосдачи, позволялось применять натуральные штрафы по мясозаготовкам в размере 15-месячной нормы и годовой нормы картофеля. И при том нужно было сдавать хлеб. Кулаков просто репрессировали по статье за «контрреволюционные преступления».

20 ноября 1932 г. Совнарком УССР принял решение о введении натуральных штрафов: «К колхозам, допустившим хищение колхозного хлеба и злостно срывающим план хлебозаготовок, применить натуральные штрафы порядком дополнительного задания по мясозаготовкам размером 15-месячной нормы сдачи данным колхозом мяса как обобществленного скота, так и скота колхозников».

26 ноября 1932 г. в прессе УССР напечатан приказ наркома юстиции и генерального прокурора УССР, в котором подчеркивалось, что репрессия является одним из мощных средств преодоления классового сопротивления хлебозаготовки. Разрешено применять беспощадные меры к кулакам и всем классовым врагам, срывающим или тормозящим успешную борьбу за хлеб.

27 ноября 1932 г. в выступлении на объединенном заседании Политбюро ЦК и Президиума ЦКК ВКП(б) Сталин подчеркнул: «Наши сельские и районные коммунисты слишком идеализируют колхозы. Они думают нередко, что, коль скоро колхоз является социалистической формой хозяйства, то этим все дано, и в колхозах не может быть ничего антисоветского или саботажнического, а если имеются факты саботажа и антисоветских явлений, то надо пройти мимо этих фактов, ибо в отношении колхозов можно действовать лишь путем убеждения, а методы принуждения к отдельным колхозам и колхозникам неприменимы... Было бы глупо, если бы коммунисты, исходя из того, что колхозы являются социалистической формой хозяйства, не ответили на удар этих отдельных колхозников и колхозов сокрушительным ударом».
1 декабря 1932 г. Совнарком УССР запретил торговать картофелем в районах, злостно не выполняющих обязательств по контрактации и проверке имеющихся фондов картофеля в колхозах. В список попали 12 районов Черниговщины, по четыре района Киевской и Харьковской областей.

3 декабря 1932 г. в ряде районов Украины запрещена торговля мясом и животными.

5 декабря 1932 г. Всеволод Балицкий издал «Оперативный приказ ГПУ УССР №1», которым поставил подчиненным «основную и главную задачу – неотложный прорыв, разоблачение и разгром контрреволюционного повстанческого подполья, задачу решительного удара по всем контрреволюционным кулацко-петлюровским элементам, активно противодействующим и срывающим основные мероприятия советской власти и партии на селе».
6 декабря 1932 г. принято постановление ЦК КП(б)У и Совнаркома УССР «О занесении на «черную доску» сел, злостно саботирующих хлебозаготовки».

Архів
15 декабря 1932 г. ЦК КП(б)У утвердил список 82 районов, куда прекращались поставки промышленных товаров ввиду того, что эти районы не выполнили план хлебозаготовок.
19 декабря 1932 г. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР рассмотрели вопрос о хлебозаготовках в Украине. Они оценили ситуацию как неудовлетворительную и поручили «исправить» ее Лазарю Кагановичу и Павлу Постышеву как «отдельно уполномоченным». О том, какой стиль наведения порядка они исповедовали, ярко свидетельствует телеграмма, направленная Лазарем Кагановичем Сталину уже 21 декабря 1932 года: «Вечером 20 и 21 декабря на заседании Политбюро ЦК КП(б)У наметили ряд практических мер по усилению хлебозаготовок. В виду того, что значительная часть уполномоченных отсиживается, покрывает бездеятельность, а порой прямое предательство районных работников, разослали решительное предупреждение всем уполномоченным, а 10 наихудших сняли с работы и дело об их пребывании в партии передали в ЦКК. Из десяти снятых 7 были посланы ЦК КП(б)У и 3 обкомами.

38 основных районов Украины должны еще дать 32 млн. пудов хлеба – свыше 40% оставшегося к заготовке без гарнца хлеба по республике. Еще 50 мощных районов должны дать около 30% оставшегося к заготовке хлеба. Из 38 основных районов – 21 в Днепропетровской и 15 в Одесской областях. На этих районах сосредоточиваем наше внимание. Подобрали еще 40 руководящих работников уполномоченными в эти основные районы, а около сотни крепких военных и харьковских работников им в помощь. Одновременно нажимаем на районы, где осталось выполнять немного».

Однако никакие мероприятия не помогли: к концу 1932 года план хлебозаготовок был выполнен лишь на 72%.

31 декабря 1932 г. ВУЦИК УССР и Совнарком УССР приняли постановление о введении единой паспортной системы в УССР и обязательной записи паспортов (прописке).

1933 год

УНІАН
19 января 1933 г. большевистское руководство СССР приняло решение о включении хлебозаготовок в состав обязательного налога, устанавливаемого государством.
22 января 1933 г. Сталин и Молотов направили директиву партийным и советским органам, в которой подчеркивалось, что миграционные процессы, начавшиеся в результате голода среди крестьян, организованы «врагами Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в северных районах СССР против колхозов и вообще против Советской власти».

В связи с этим приказывалось органам власти, ГПУ УССР и Северного Кавказа не допускать массового выезда крестьян в другие районы. Соответствующие указания были даны транспортным отделам ОГПУ СССР.

23 февраля 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О поездках по СССР иностранных корреспондентов», которым устанавливался порядок, «в силу которого они смогут разъезжать по СССР и посещать определенные пункты лишь по разрешению Главного управления милиции». Мир не должен был знать о том, что творится в Украине, потому что именно в это время Советское государство начали официально признавать другие страны мира.

10 марта 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление: «Предоставить право рассмотрения дел по повстанчеству и контрреволюции на Украине с применением высшей меры социальной защиты тройке в составе тт. Балицкого, Карлсона, Леплевского». Вместе с П. Постышевым В. Балицкий объехал голодающие районы Украины и применял на местах решительные и жесткие меры. Это позволило ему впоследствии говорить в узком кругу, что его вместе с Постышевым послали спасать Украину, которую в его отсутствии довели до гибели.

УНІАН
15 марта 1933 г. Станислав Косиор в письме Сталину сообщает: «Всего по регистрации ГПУ на Украине охвачены голодом 103 района. Вряд ли эти цифры о количестве районов правильно отображают состояние дел».
8 апреля 1933 г. Совнарком и ЦК КП(б)У утвердили Временные правила трудового распорядка в колхозах, которыми устанавливался жесткий контроль и вводились карательные санкции (штраф до 5 трудодней, исключение из колхоза) за невыход на работу, запрещалась работа вне колхоза без разрешения его правления. Правление также могло регулировать длительность рабочего дня, отменять выходные.
7 июля 1933 г. после четырех обсуждений его «покаянного» письма на Политбюро ЦК КП(б)У в рабочем кабинете застрелился Н.Скрипник, однако борьба, со «скрипниковщиной» продолжалась. На протяжении только 1933 г. с аппарата Наркома образования было «вычищено» 200 «националистических, враждебных элементов», а в областных управлениях народного образования по политическим мотивам заменено 100% руководства, в районных 90%. Все они были подвергнуты различным формам репрессий. 4000 учителей были освобождены из школ Украины как «классово враждебные элементы». Значительно расширялась сеть русских школ и классов.

18-22 ноября 1933 г. состоялся объединенный Пленум ЦК и ЦКК КП(б)У, на котором П. Постышев подчеркнул, что колхозы в Украине сделаны большевистскими. Пленум принял резолюцию, в которой было записано, что «в данный момент главной опасностью является местный национализм, объединяющимся с империалистическими интервентами».

Архів
21 ноября 1933 г. корреспондент английской газеты «Манчестер Гардиан» писал: «Если речь идет о голоде, то ни один честный наблюдатель, смотрящий открытыми глазами, не может утверждать, что в селах, которые я посетил, есть теперь голод, но не будет и отрицать, что голод был, причем немалый, преимущественно в апреле и мае... Можно смело сказать, что ни одна провинция... не потерпела настолько, как Украина и Северный Кавказ».
Украинская политическая эмиграция еще в конце 1932 г. забила тревогу в средствах массовой информации. Особую роль играла пресса Галичины, в которой печатались свидетельства беглецов из подсоветской Украины. Львовская газета «Новая заря» в статье «Уничтожают украинскую нацию. Встанем на защиту!» отмечала: «Восточная сторона Збруча похожа на настоящую военную линию, за которой физически истребляют наш народ до самого корня. Кто бежит на эту сторону, тот падает трупом на границе, лишь редкие исключения добегают сюда, как живые скелеты».

24 июля 1933 г. Украинский греко-католический Епископат галицкой церковной провинции в деле событий на Большой Украине обратился с воззванием «Ко всем людям доброй воли!», в которой, в частности, отмечалось: «На вид таких преступлений немеет человеческая природа, кровь стынет в жилах...

УНІАН

29 октября 1933 г. украинскими политическими эмигрантами был провозглашен «день всемирной скорби и всенародного гнева – на всех просторах, заселенных украинским народом за пределами СССР, всюду, где разбросаны по миру колонии украинские, всюду, где только бъется украинское сердце, где только слышна украинская речь...»

Усилия украинской эмиграции в конце концов нашли отзыв у европейского сообщества. В Вене 16-17 декабря 1933 г. под руководством кардинала Иницера состоялось межнациональное и межконфессиональное совещание всех организаций, принимавших участие в помощи голодным в СССР. Созвано оно мероприятиями Венского комитета помощи. В совещании приняли участие представители международных организаций из Англии и Швейцарии, национальных комитетов помощи – немецких, еврейских, российских.

Больше всего среди них были представлены украинские организации за рубежом. «Международное совещание... на основании фактического материала еще раз при всем народе подтвердило неопровержимый факт голода в СССР, в первую очередь на Украине и Северном Кавказе, безразличие мировой общественности к судьбе несчастных, дальнейшую, еще более грозную, угрозу голода, и обратилась ко всему человечеству с горячим призывом – делом помочь несчастным».

В Постановлении было записано: «1) В ответ на всяческие усилия отрицать страшный голод, свирепствовавший до последней уборочной кампании в СССР, конгресс решительно утверждает, что за прошлый год голодной смертью погибли миллионы невинных людей даже в самых богатых краях СССР, как Украина и Северный Кавказ. Так же решительно утверждается, что в связи с этим массовым умиранием возникали самые ужасные проявления до людоедства включительно. 2) Этих жертв можно было бы избежать. В то время, когда в СССР продолжалась трагедия, богатые хлебом заморские государства страдали от сверхпроизводства зерна, мировые конференции обдумывали вопрос уменьшения зерновой продукции. Огромные запасы потребительских продуктов уничтожены...» Важно отметить, что под давлением международной общественности Советский Союз вынужден был признать наличие голода в 1932-1933 годах, однако истинные причины и масштаб его тщательным образом скрывались.

0

20

http://copypast.ru/2007/11/07/golodomor … _foto.html - фото жертв голодомора.

0

21

[b]"люди ели кору, траву и даже своих детей... А вам, иосиф виссарионович, наверное, никто не сообщал", -[/b

написал вождю молодой украинский колхозник, за что был арестован и отправлен в лагерь. Ровно 55 лет назад скончался советский диктатор Иосиф Сталин "Дорогой Иосиф Виссарионович! Так как вы являетесь нашим другом, учителем и отцом, то у меня явилась смелая мысль написать вам всю правду. Не ту правду, которую пишут в газетах и которой вы пользуетесь... Потому что вы от нас далеко и про наше горе и страдание не знаете. Мы, колхозники, не живем, а существуем. И существуем только для работы для государства, но только не для себя. Такой тяжелой жизни Украина не знала в истории своей. Наш колхозный народ оборван, босый, и хуже всего - наш народ голоден. До каких пор это будет?" (здесь и далее стилистика оригинала сохранена). Этими строчками начинается письмо 32-летнего Николая Ревы, жителя села Хильковка бывшего Покровско-Багачанского (ныне Хорольского) района Полтавской области, которое он отправил 1 мая 1940 года по адресу: Москва. Кремль. ЦК ВКП (б). Лично Иосифу Виссарионовичу Сталину.
Стоит ли говорить о том, что по указанному адресу письмо не дошло... Зато вскоре после его отправки к молодому колхознику нагрянуло НКВД. А уже через несколько месяцев, 9 октября, Николай Рева за антисоветскую агитацию был приговорен уголовной коллегией областного суда к шести годам лагерей с лишением общественных прав сроком на три года после отбытия наказания.
Из материалов судебного дела, которое хранится в архивах Управления СБУ в Полтавской области, видно, что против Николая свидетельствовали его же односельчане - и простые колхозники, и "преданные делу партии коммунисты" (правду о "верных ленинцах" и хотел донести до вождя всех народов адресат). Цена таким свидетельствам известна, но именно на них было построено обвинение.
"Я чув, як Рева говорив: "Хліба немає, а держава з нас дере шкуру. Хліб государство забрало, а народ остався голодний", - записал дознаватель слова одного из очевидцев. "Рева на вопрос, почему он не коммунист, ответил: "Я в партии долго не буду, меня из нее исключат, потому что я люблю правду", - рассказывала об "антисоветских настроениях" обвиняемого член полеводческой бригады.
Как свидетельствовал другой односельчанин, Николай Рева якобы распродал хозяйство, деньги положил на сберегательные книжки в другом районе, а сам выехал из села и устроился работать на производстве. Но, появившись через некоторое время дома, опять продолжал уклоняться от налогов. "Пользуется авторитетом среди личностей, недовольных советской властью. Николай Рева - большой мастер сочинять всевозможные жалобы и заявления в адрес руководящих органов", - утверждал директор местной заготконторы, член ВКП(б). А неудовлетворенность советской властью, по его словам, подследственный начал проявлять еще во время службы в Красной Армии: по слухам, солдат Рева якобы вступал в спор с политруком во время политзанятий, поэтому его, дескать, как политически неблагонадежного и демобилизовали.
На самом деле в 1931 году Николай, прослужив в армии всего год, был комиссован по состоянию здоровья и вернулся домой на хутор Терновщина Хильковского сельсовета, где после революции поселились его родители. Здесь они имели свой кусок земли, на котором работали большим дружным семейством - мать-домохозяйка, отец (бывший шахтер) и шестеро детей. Семья принадлежала к беднякам.
Николай имел всего два класса образования, но от природы обладал острым умом. Он являлся селькором районной газеты, писал даже в республиканское "Сталинское знамя". Помогал односельчанам разрешать споры. В колхозе трудился на разных работах. Вместе с женой воспитывал маленьких сына и дочь, а также дочь супруги от первого брака. Но соседи не забыли, что он женился на дочке церковного старосты, бывшего управляющего имением помещика Старицкого. Вспомнили Николаю и то, что он "не относился к колхозу, как следует", и выезжал на заработки в Харьков и Хабаровский край.
Отправить Николая Реву в исправительно-трудовой лагерь в Волгоградскую область "помогли" одиннадцать человек, подтвердивших его антисоветскую деятельность, причем четверо из них имели очную ставку с подследственным. К счастью, Николай Антонович выжил и, отбыв наказание, остался жить в Волгоградской области России, работал плотником. В 1965 году он направил протест с просьбой о пересмотре его дела. В том же году постановлением пленума Верховного суда УССР был реабилитирован. Увы, его дальнейшая судьба неизвестна.
"В следующем, 1941 году, в нашей деревне в первый класс пойдет только трое детей. Вот что наделали в 1933-м!"
Письмо Николая Ревы было написано за год до Великой Отечественной войны.
"Даже вы, правители, не говорите правду. В 1933 голодном году, когда люди ели кору из дерева, траву и даже своих детей, сотни тысяч людей умерли с голода - и все это на глазах коммунистов, которые ездили в машинах по нашим трупам, нагло хваля жизнь. Сами, конечно, были хорошей упитанности. Как не стыдно было: в наисвободнейшей в мире стране и такое творилось! Народ умирает из голоду не потому, что был неурожай, а потому, что у него хлеб был забран государством, и этот хлеб лежал на складах "Заготзерно", элеваторах, перегонялся на дурман-спирт.
Вы, Иосиф Виссарионович, сами говорите, что человек - это есть самый ценный капитал. И этот капитал из года в год превращается в навоз, потому что в 1933 году, когда народ голодный собирал зерна кукурузы возле склада "Заготзерно" на станции Хорол, его стреляли, как собак. Вызывали из города Хорол эскадрон конной милиции, которая с обнаженными шашками гнала нас, голодных. А хлеб в складах был. Было зерно, была мука, а люди умирали из голода. Значит, это было сделано все от государства умышленно, государство об этом знало. Потому что и в Москве немало наших земляков померло пухлых от голода, и во всех больших городах. В результате осталось много пустых сел и хуторов. Для оставшихся в живых детей создались приюты. В следующем, 1941 году, в нашей деревне пойдет в школу в первый класс только трое детей. Вот что наделали в 1933 году!
За смертность в 1933-м сельсовет справки не дает, потому что за 50 лет не умерло столько людей, сколько в тот страшный год. Кто остался в живых, то уже этот человек "порченный", я знаю по себе. Все мы, колхозники, были пухлые, упали на ноги, потеряли зрение, стали чаще посещать больницу...
Все это делалось на глазах коммунистов. Как им не стыдно, что они не могли осаждать верховные власти и трубить о таком горе. Даже за границей, как сообщалось в "Известиях", знали об этом. Значит, врагами народа все делалось без помехи. А Вам, Иосиф Виссарионович, наверное, никто не сообщал. Коммунисты больше болели за свою шкуру. Потому что, если станет кто заступаться за народ хоть словом, то его судьба решилась вместе с нами б...
Теперь получилось то же самое: колхозы получили от 140 до 900 граммов хлеба на трудодень, и государство закрыло продажу муки и хлеба. Железная дорога не дает билетов, чтобы поехать куда-либо и купить. В Москву не пускают, в Киев, в Харьков тоже. В самом деле, нехорошо пустить в такие красивые города иссушенных, оборванных людей с мешками. А там еще увидят верховная власть и иностранцы. А народ, как видно, надо выдушить.
Полные станции забиты этими мощами, народ осаждает вагоны и вокзалы, их штрафуют самым бессовестным образом. Народ бросает свои хаты, колхозы и едет искать счастья - и все это через хлеб. Работаем мы здорово, неубранного не оставляем ничего. Все работы поделаны, а хлеба нет и денег нет. Да еще спасибо за налоги прямо невыносимые. Я видел как судили одного колхозника за то, что он не уплатил налоги и который уж не похож и на человека, а какие-то мощи в лохмотьях. Но нет пощады никому".
"Живем, как рабы"
Во время допроса Николай Рева объяснил следователю:
"...Повернувшись у село із заробітків, я побачив, що в хаті нема і куска хліба, діти голі-босі, і менч стало страшно. Щоб запобігти повторення голоду, я написав вождю народів, товаришу Йосипу Віссаріоновичу Сталіну листа. Описав усе, що сам бачив і пережив, і те, що нинчі переживають колгоспники. Листа писав сам, ніхто мене не направляв. Про це розповів кільком колгоспникам на той випадок, щоб, якщо я кудись подінусь, знали, що за лист відповідаю я один. Писав із тих міркувань, щоб центральна влада перевірила роботу представників влади на місцях. Потім, коли вже відправив листа, зрозумів, що його затримають і мені буде кришка".
В судебном приговоре, вынесенном Николаю Реве, написано: "Клеветал на Коммунистическую партию большевиков и ее руководство. В завершение своей антисоветской деятельности, направленной на дискредитацию партии и правительства, Рева 1 мая 1940 года направил в адрес ЦК ВКП (б) товарищу Сталину письмо клеветнического контрреволюционного характера, в котором наносил оскорбления Коммунистической партии большевиков и ее руководству".
Но еще до приговора Николай Рева полностью согласился с предъявленными ему обвинениями. "Что со мной получилось, когда я писал, сам не знаю", - сознался он в суде. Просил только не наказывать строго, потому что "письмо не контрреволюционное, оно про жизнь..."
Однако советская власть не могла простить "вольнодумства" борцу за социальную справедливость. Удивляет другое: какие надо было иметь мужество и гражданскую позицию, либо не дорожить жизнью, чтобы написать Сталину: "Нет, наверно, ни в одной стране мира такого издевательства над народом. Каких-либо праздников или дня отдыха мы в колхозе не знаем. Живем, как рабы, - только для работы и для того, чтобы голодать из года в год и переносить тягости, нужды. Иной год, хорошо уродит хлеб, что на трудодень приходится два килограмма, то нашим властям районным кажется это много, и нас силою заставляют этот хлеб продать в государство. Народ держат на собраниях по трое суток, приостановив всю работу, пока махинациями и запугиванием не добьются продажи.
Написанное здесь, Иосиф Виссарионович, правда, только не все охвачено, потому что всего описать нельзя, это можно только рассказать...
Я думаю, что это письмо к Вам не допустят, а меня за такую "контрреволюцию" загонят к белым медведям, как какого бандита. Но прошу Вас, Иосиф Виссарионович, дать нам жизнь. И самое основное - хлеб. Потому что нам обидно, что сами выращиваем хлеб, а его не едим. Или установить минимум на трудодень хлеба. Потому что в нашем колхозе "Ленинский шлях" получили по 900 грамм за трудодень, а на этом хлебе далеко не заедешь. Вы же сами сказали на II съезде колхозников, что и восемь килограммов мало на трудодень.
Еще прошу Вас, если не верите в то, что я написал, пришлите ко мне Вашего доверенного человека или в сельсовет - пусть проверит.
И прошу Вас, Иосиф Виссарионович, дайте мне ответ на письмо, прочитайте его сами и помогите нашему горю, чтобы мы узнали, помогут ли нам правительство и партия, или нет. Об этом письме я рассказал многим колхозникам. Если Вы и Ваш отец переживали такие трудности, то поверите нам.
Подписываюсь собственноручно
Рева Н."
С момента написания письма прошло без малого 68 лет. Но читать его без душевной боли до сих пор нельзя...
P.S. Автор выражает благодарность сотрудникам архива УСБУ в Полтавской области и Областного краеведческого музея за помощь в подготовке материала.

Анна ВОЛКОВА "ФАКТЫ" (Полтава)
05.03.2008

http://fakty.ua/26452-quot-lyudi-eli-ko … shal-quot-

0

22

Интересно то, что несмотря на то, что в начале 30-х годов во многих развитых странах бушевал экономический кризис, который в истории именуется "депрессией", случаев каннибализма и смертей от истощения зафиксировано не было ни в одной развитой стране.
В Англии была повальная безработица, в Америке тоже, однако люди получали помощь от государства - пособия и горячую пищу.

В 1933-ем году в Англии были изобретены светоотражатели, которые размещались возле дорог и помогали водителям избегать аварий.
CAT'S EYE ROAD REFLECTOR
The cat's eye road reflector is a simple device that has saved countless lives. These inexpensive glass and rubber reflectors are set on the roadway at regular intervals, and help motorists see where the road is at night. Each of the cat's eyes reflects oncoming light, acting like lights set into the road. This device was invented in 1933 by Percy Shaw, from Yorkshire, England. He invented it after he had been driving on a dark, winding road on a foggy night; he was saved from going off the side of the hill by a cat, whose eyes reflected his car's lights. Shaw's invention mimicked the reflectivity of a cat's eyes. Because of his invention, Shaw was awarded the Order of the British Empire ("OBE") by Queen Elizabeth of England in 1965.
http://www.enchantedlearning.com/inventors/indexc.shtml

Часы – проектор были придуманы и построены в 1933 году. Предполагалось проецировать изображение с аналоговых стрелочных часов, расположенных перед мощным прожектором на облака в городе Нью-Йорк. Машина была построена, одна о её применении ничего неизвестно
http://lab-37.com/trephology/parad_izobreteniy/

В 1933 -ем году - Открылся первый кинотеатр, в котором автолюбители могли смотреть кино, не выходя из автомобиля

6 августа 1932 года Ричард Холлингсхед направился в местное патентное бюро, чтобы закрепить авторские права на свое изобретение. Патент #1909537 был выдан 16 мая 1933 года на 17 лет, в течение которых строительство аналогичных кинотеатров для автомобилей под открытым небом без разрешения Ричарда Холлингсхеда являлось незаконным. (В 1950 году действие патента было прекращено решением суда штата Делавэр). В пакете документов содержались иллюстрации и план кинотеатра, а также следующее описание продукта: "Мое изобретение представляет собой новый и полезный вид кинотеатров - под открытым небом. Главным его удобством является замена зрительских мест специальными стоянками автомобилей. Зрители не покидают свои транспортные средства, которые расположены таким образом, что изображение на экране идеально видно из любой точки "зрительного зала". Экран расположен под углом, поэтому машины в первых рядах не загораживают изображение тем, кто сидит сзади". 1 июня 1933 года Ричард Холлингсхед совместно со своей кузиной Уилли Уоррен Смит зарегистрировал собственную фирму Park-in Theatres Inc., а 6 июня 1933 года после преодоления всех формальностей открыл первый кинотеатр для автомобилистов в родном городке Кадмен. Он вложил в его строительство $30000, которые вскоре с лихвой окупились. Вряд ли Холлингсхед тогда предполагал, что его начинание в корне изменит жизнь американцев и существенно "подправит" местный ландшафт. Надо заметить, что с тех времен кинотеатры мало изменились, так что, можно сказать, Холлингсхед создал идеальный проект.

По периметру "кинозал" был обнесен шестиметровым забором, за которым были специально посажены деревья - для того, чтобы "облагородить" заведение. У входа, то есть, скорее, у въезда в кинотеатр стояла специальная будка, в которой можно было купить билеты, не выходя из машины. Билет для автомобиля стоил $0.25, билет для человека - столько же. Если в одной машине сидели три и более пассажира, общая стоимость билетов составляла $1.

http://history.rin.ru/cgi-bin/history.pl?num=1661

0

23

А вот так выглядели американские дети, которые были вынуждены питаться очень скудно во временя великой экономической депрессии.
http://www.indianchild.com/the_great_depression.htm

увеличить

0

24

Белый дом назвал Голодомор в Украине одним из самых больших преступлений коммунизма
19.11.2011

Пресс-секретарь президента США сделал специальное заявление по случаю Дня памяти жертв Голодомора в Украине.
«В то время как мы отмечаем 20-ю годовщину независимости Украины, ставшую проявлением силы духа и решимости народа Украины, мы также вспоминаем жертвы, понесенные 75 лет назад во время катастрофического голода, который получил название Голодомор», — говорится в заявлении пресс-секретаря Белого Дома.
«Это ужасная трагедия, произошедшая в результате преднамеренного захвата урожая и хозяйств по всей Украине Сталиным, было одним из самых больших преступлений коммунизма», — отмечается в заявлении.
По словам пресс-секретаря Белого Дома, «сегодня американцы присоединяются к народу Украины и украинцам по всему миру, чтобы вспомнить всех, кто пострадал и понес бессмысленную смерть в результате голода, организованного людьми».
«США ценят дружбу между нашими народами и выражают свои глубокие соболезнования по этому печальному случаю», — заявляет пресс-секретарь президента США.
Напомним, 26 ноября в День памяти жертв голодоморов на территории Мемориала памяти жертв голодоморов в Киеве с участием руководства страны, членов правительства, других официальных лиц, общественности пройдут траурные мероприятия, в частности, скорбное шествие, возложение цветочных композиций к Мемориалу.
По материалам Интерфакс-Украина

Исследователь голодоморов Александр Ушинский: «Несколько человек схватили меня за руки и цинично перебросили, как хлам, через забор прямо на проезжую часть Крещатика»
Александр МИХАЙЛОВ, «ФАКТЫ»
24.11.2011

В отношении общественного деятеля, которого во время празднования Дня свободы на майдане Незалежности в Киеве избили люди в камуфляже, составлен… административный протокол за мелкое хулиганство
Директор Ассоциации исследователей голодоморов в Украине, заместитель председателя Украинской республиканской партии Александр Ушинский обратился к прокурору Киева Анатолию Мельнику, Уполномоченному по правам человека Нине Карпачевой с просьбой установить и привлечь к уголовной ответственности лиц, которые 22 ноября во время празднования Дня свободы на майдане Незалежности схватили его и подвергли пыткам.
*Правоохранители в черном камуфляже без опознавательных знаков затаскивают Александра Ушинского в микроавтобус
Общественный деятель рассказал, в частности, что с помощью небольшого громкоговорителя поздравил киевлян и гостей столицы с праздником и призвал почтить 26 ноября память жертв Голодомора в Украине. В момент выступления, по словам Александра Ушинского, через забор перескочили несколько десятков человек в черном камуфляже без опознавательных знаков, выхватили у него микрофон и вырвали кабель из усилителя. «Несколько человек схватили меня за руки и цинично перебросили, как хлам, через забор прямо на проезжую часть Крещатика. Люди в черном сбили меня с ног и волоком, нанося физическую боль, затащили в частный микроавтобус синего цвета. При этом положили меня на проходе между сиденьями лицом в пол», — рассказал Александр Ушинский Gazeta.ua.
«Один из них держал меня двумя руками за горло, сжимая его до хрипоты. Два других коленями выдавливали воздух из легких, а четвертый кричал и с силой топтался по ногам. Имея давнее ранение легкого, я умолял их не душить меня и позвонить руководителю киевского спецподразделения «Беркут» полковнику милиции Владимиру Александрову, на что они ответили: «Мы сюда приехали из Чернигова и никому звонить не собираемся», — рассказал Александр Ушинский.
По его словам, издевались над ним около 30 минут: «Меня доводили до потери сознания и после ослабления давления на грудь снова продолжали издевательства». Затем его пересадили в автозак и доставили в 4-й территориальный участок милиции Шевченковского района, где продержали 12 часов. Как отметил Александр Ушинский, руководитель этого участка, заместитель начальника Шевченковского райотдела милиции Владимир Собченко, по требованию человека в штатском, отказавшегося называть свою фамилию, «заставил двух участковых инспекторов под диктовку неизвестного на ухо» составить на Александра административные протоколы, неправдиво обвинив его в нецензурной брани в адрес правоохранителей.
В столичном главке милиции заявление Александра Ушинского прокомментировали немногословно. Исполняющий обязанности начальника отдела по связям с общественностью ГУ МВД в Киеве Владимир Дмитренко заявил «ФАКТАМ», что в отношении Ушинского составлен административный протокол за мелкое хулиганство. «Если он не согласен с действиями милиции, то в соответствии с законом имеет полное право обжаловать их в правоохранительных органах», — отметил Владимир Дмитренко. Александр Ушинский так и поступил, написав в заявлении в прокуратуру: «Прошу установить личности и привлечь их к уголовной ответственности за совершенные надо мной пытки и за унижение человеческого достоинства».
В свою очередь член фракции «НУ-НС» Вячеслав Кириленко обратился с депутатским запросом в Генпрокуратуру и МВД с просьбой проверить информацию об издевательствах над одним из участников празднования Дня свободы. «Когда в стране резко растет преступность, ежедневно появляется информация о заказных убийствах, главной задачей милиции стало препятствование политической деятельности и борьба против мирных граждан», — отметил народный депутат.

http://fakty.ua/144023-issledovatel-gol … recshatika

0

25

Вы все еще верите  информации, поставляемой по заказу, средствами СМИ? В частности в т.н. "голодомор" украинской сср?

0

26

Andrew написал(а):

В частности в т.н. "голодомор" украинской сср?

Голодомора не было?, украинская сср вступила добровольно в союз?

Отредактировано Andry (2011-11-20 16:16:10)

0

27

«С детства я помню эту страшную фразу: «Чем больше хохлов сдохнет в деревнях, тем меньше контры останется на Украине…»
Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)
23.11.2011

26 ноября — День памяти жертв Голодомора и политических репрессий
С 83-летней сумчанкой Аллой Крыгановой мы встретились накануне трагической годовщины. В страшную зиму 1932-1933 годов Алла была пятилетним ребенком. Ее отцу повезло — партия направила его в совхоз, который обеспечивал мясом работников обкомов и райкомов. Свиней для партийных работников откармливали картошкой. До сих пор Алла Степановна со слезами на глазах вспоминает, как она вместе со своей тетей прятала за пазуху картошку и шла к глубокому рву, который отделял ферму от «голодной контры». На том краю рва их ждали полуживые люди — жители ближайших сел…

http://i.imgur.com/PZ3Eo.jpg

*По данным статистики, голодные 1932-1933 годы унесли жизни около четырех миллионов украинцев

— Что потом случилось с вашим отцом?
— Его арестовали за то, что он сказал своему приятелю: «Большевики уничтожили сельское хозяйство Украины». Приятель написал донос… Спасло отца то, что тогда как раз сместили руководителя НКВД Ежова, его заменил Берия. Мать ездила на личный прием к Калинину, и отца выпустили (в период показательной «борьбы с ежовщиной» освободили часть политзаключенных. — Авт.). Его сразу же перевели в Белоруссию, затем на Западную Украину, оттуда он ушел на войну. Больше мы его не видели. После войны мою маму, которая тоже была членом ВКП(б), отправили в город Борщев Тернопольской области заведовать районо. Там была непростая ситуация, мы чуть не погибли. Но бандеровцы спасли нашу семью.
— Семью коммунистов спасли… бандеровцы?
— Да. Мне в то время было уже 16 лет, я ходила в школу и все видела своими глазами. Мы очень часто общались с местными, и я слышала, как они говорили: «Якби в нас була незалежна держава!» А потом началось: то в каком-то селе зарежут учительницу, то уничтожат польскую семью. Ходили слухи, что это все делали бандеровцы. Но они разбросали по городу листовки: «Ми нiкого не вбиваємо, це справа рук НКВД». У меня долго хранилась такая листовка, пока ее не нашла мама и не уничтожила.
Власти объявили бандеровцам: «Если вы сдадите оружие, можете возвращаться в семьи». И они пошли сдавать. Наша школа находилась на той же улице, где было НКВД. Школьники после уроков бегали смотреть, как несли пулеметы, гранаты, винтовки… И что же? Сначала людей отпустили по домам, а потом начали арестовывать. Кого расстреляли, кого отправили на Колыму.
Моя мама как заврайоно ездила в села проверять школы. Ее никогда не трогали. А в сентябре 1946 года к нам ночью пришли бандеровцы. Их привел сосед. Я хорошо запомнила этих людей, они моей матери даже показали свои документы. Один из них был родным дядей моей соученицы. Он сказал маме: «Хоть мы и ненавидим коммунистов, но вас мы не тронем, потому что вы учите наших детей. Только учтите, вы у НКВД на очереди на арест. Если хотите сохранить семью, немедленно уезжайте».
И уже следующей ночью мы уехали к родственникам в Сумскую область, в город Ромны. Мама просила меня, чтобы я никому никогда не рассказывала об этом ночном визите. Я ждала много лет и только теперь вам рассказываю. Вот так все было. У меня нет ненависти к бандеровцам, и я не считаю их преступниками. Это были люди, которые хотели иметь независимую державу.
— Осенью 1932 года моего отца — партийного работника направили в совхоз «Известия» Белозирского района, — начинает свой рассказ, закрывая ноутбук, удивительно бодрая и активная для своих лет Алла Степановна. Кстати, свободного времени, несмотря на столь почтенный возраст, у пожилой женщины почти нет — она, являясь мастером народного искусства Украины, руководит кружком бисероплетения и обучает этому кропотливому искусству 30 юных сумчан. — В этом совхозе была свиная ферма, которая снабжала обкомы и райкомы мясом. Работники не голодали, а свиней кормили мелкой картошкой и тыквами. Отцу разрешили взять с собой и сестру моей матери — Елену Михайловну Семашко. Она работала в свинарнике. Въезд в совхоз охраняли чекисты. К нему еще можно было подойти со стороны реки. Но там вырыли глубокий ров, через который не перебраться. А голод был страшный, начался 33-й год. И люди отовсюду шли к этому совхозу. Моя тетя Лена набирала картошки, приходила ко рву и перекидывала ее людям. Еще наливала в маленькие бутылочки снятое молоко, которым поили поросят, и тоже перебрасывала — для голодных деток. Каждый день на той стороне рва ее ждала толпа людей.

Однажды моего отца вызвал парторг и сказал: «Если твоя родственница будет подкармливать контру, то ты вылетишь из совхоза». Отец устроил дома скандал. Но тетя продолжала кормить людей. Только теперь делала это рано утром. Будила меня (мне тогда было пять лет), моего старшего восьмилетнего братика и давала нам картошку. Мы прятали ее за пазухой и шли к людям. Так ходили всю зиму. А весной, в апреле, нас застали парторг и уполномоченный из райкома. Они отобрали картошку и выбросили в глубокий ров. На той стороне, — плачет Алла Степановна, — стояла «голодная контра». Я помню, как кричала: «Не дам, отдай, зараза такая!» В общем, отца тогда выселили из совхоза и отправили в Казахстан… А за месяц до выселения была партийная конференция, и отец попросился на прием к секретарю райкома. Тот принял, и отец ему сказал: «Так нельзя. Люди умирают с голоду, дети умирают». На что секретарь райкома ответил: «Чем больше хохлов сдохнет в деревнях, тем меньше контры останется на Украине». Дома отец повторил эту страшную фразу, я запомнила ее на всю жизнь. Еще он говорил, что такие тайные распоряжения зимой 1932-1933 годов получали все партийные работники.
— Я была членом партии до 1982 года, — продолжает моя собеседница, — пока меня не исключили. В тот год я пошла против обкома и написала письмо в Москву о том, что у нас в Сумах руководство школы-интерната занималось приписками. Директора интерната сняли, но и меня выгнали из партии. Я добилась своего восстановления, но в 1990 году подала заявление на выход из КПСС по политическим мотивам…
Пройдя через нелегкие испытания, похоронив родных и близких, Алла Степановна не утратила способности удивляться и радоваться. Сегодня ее восхищают талантливые ученики. Она руководит кружком «Чарiвна бiсеринка» при Сумском центре творчества молодежи. Под руководством мастера народного искусства Украины Аллы Крыгановой дети плетут из бисера панно и картины, диадемы и украшения. Устраивают персональные выставки и в день 18-летия получают звание мастера бисероплетения.
— Знаете, я оптимистка по натуре, — говорит Алла Степановна. — Всегда борюсь за правду и надеюсь на лучшее.

http://fakty.ua/143879-s-detstva-ya-pom … na-ukraine

0

28

«Люди в селе пытались спрятать немного зерна на печи: рассыпали его, сверху застилали одеялом и сажали на печь детей в надежде, что их не будут трогать. Но активисты скидывали детей на пол и забирали все до зернышка…»
Александр ГАЛУХ, «ФАКТЫ»
26.11.2011

Сегодня в Украине день скорби по миллионам погибших в результате искусственно созданного сталинским режимом Голодомора 1932-1933 годов
Начало 30-х годов прошлого века в учебниках по истории СССР и УССР было представлено как период победного шествия по Украине колхозного строя и роста благосостояния крестьян, познавших радость коллективного труда. Правда о том, что на лучших в мире черноземах без войны и стихийных бедствий в страшных муках умирали миллионы растивших хлеб украинцев, замалчивалась десятилетиями. В 2006 году Верховная Рада признала Голодомор, организованный сталинским режимом, геноцидом украинского народа. По данным исследователей, в 1932-1933 годах погибло от 5 до 9 миллионов жителей УССР. Это значит, что в те трагические годы Украина потеряла почти 25 процентов всего населения: по 25 тысяч человек в день, по тысяче — в час и по 17 человек — ежеминутно. Треть умерщвленных голодом — дети… Чтобы скрыть ужасающие последствия Голодомора, советские вожди распорядились переселять в опустевшие украинские села жителей центральных областей России.
В 1932-м секретарем ЦК КП(б) Украины по вопросам снабжения Сталин назначил чиновника по фамилии Голод
Украинские крестьяне, по мнению Сталина, нуждались в перевоспитании. И главным методом воздействия на них стало репрессивное ограбление сел. Сначала уничтожили людей, которые с точки зрения советской власти могли возглавить возможные выступления против новых порядков, в частности, представителей интеллигенции. Затем взялись за недовольных коллективизацией крестьян. У них попросту отобрали урожай зерна, установив непосильный госплан хлебозаготовок. В жуткой манере Сталина — человека со специфическим чувством юмора — секретарем ЦК КП(б) Украины по вопросам снабжения был назначен в июле 1932 года чиновник по фамилии Голод.
События разворачивались следующим образом. Местные власти, руководствуясь решениями центральных органов партии о плановых и сверхплановых хлебозаготовках, давали разнарядку: с такого-то двора должны сдать столько-то пудов зерна. Хозяева сдавали. На следующий день требовали сдать еще больше. Люди опять сдавали, но прятали оставшееся, чтобы дотянуть до следующего урожая. Затем проводился обыск. Созданные сельсоветами бригады сновали по дворам, выискивая спрятанное зерно с помощью острых металлических штырей, разбирали полы и чердаки. Попутно у крестьян отбирали кур, мясо, яйца, картошку, табак, морковь, капусту, солому, дрова, одежду…
За невыполнение плановых заданий по хлебозаготовкам у крестьян нередко отбирали дома. Зерно (по 2 копейки за килограмм), кур, яйца, бекон, подсолнечное и сливочное масло, другие продукты продавали по демпинговым ценам за границу. Дескать, это помощь бедным пролетариям загнивающего Запада от богатых советских крестьян. Для пущей убедительности опухших от голода жителей окрестных сел сгоняли ночью на берег реки Збруч, по которой проходила советско-польская граница, и заставляли танцевать при кострах, чтобы показать их родственникам на другой стороне, насколько весело и беззаботно живется в Советской Украине.

*Только за три месяца 1933 года на Харьковщине от голода умерли более 600 тысяч человек. Окраина Харькова, 1933 год
http://uploads.ru/t/X/x/r/Xxr67.jpg

0

29

В то время как в усилено охранявшихся государственных закромах гнило зерно, которое не успели продать за границу, а на винокурнях покрывались плесенью огромные, длиной в два- три километра, бурты кукурузы (поскольку большинство заводов оказались не готовы к ее переработке на спирт), в украинских селах полуживые люди не успевали хоронить мертвых. Весну 1933 года многие села встретили гробовой тишиной: собаки не лаяли, не слышно было кваканья лягушек и щебета птиц — все уже давно пошло в пищу. Вдоль улиц лежали трупы.
От голода страдали как колхозники, так и «единоличники». Те, кто еще мог двигаться, наедались до потери сознания молодой лебедой, цветками акации и умирали в страшных муках. Ограбленные, сломленные голодом и жестокостью властей, селяне кончали жизнь самоубийством, сходили с ума и поедали чужих, а то и собственных детей. К сожалению, даже сегодня находятся люди, оправдывающие ужасные преступления тоталитарного режима. Но народная память, как известно, самый достоверный источник. Достаточно послушать воспоминания переживших Голодомор людей, чтобы понять: это была спланированная акция, направленная на уничтожение украинского народа. Мы предлагаем читателям лишь небольшую часть свидетельств тех, кто пережил страшную трагедию (их воспоминания корреспондент «ФАКТОВ» собирал в разные годы на Киевщине), а также рассказ очевидца Голодомора в Харьковской области, опубликованный среди других документов в книге «Чорнi жнива».
«Попросил отца написать Сталину, что мы голодаем. В ответ услышал: «Один дядя уже написал, так исчезла вся семья»
Владимир Яковлевич Сергиенко, хутор Крашаницын Харьковской области: «Никогда не забуду ужасного поступка, к которому подтолкнул голод наших соседей — дядю Яшу и тетю Екатерину. У этой четы умерла единственная любимая дочь Галя. Ее мертвое тельце положили в какой-то ящик и повезли в последний путь, раз за разом падая от бессилия.
Соседи подошли помочь и попросили открыть лицо покойной, чтобы проститься. Родители запротестовали. Хуторяне все же настояли на своем и увидели, что тело девочки обрезано ножом.
Разъяренная толпа набросилась на супругов, чтобы наказать за людоедство. А дядя с тетей стали умолять не убивать, оправдывались: «Їли її вже неживеньку». А как же лелеяли Яшка с Екатериной свою доченьку, как баловали! Помню, лет за пять перед этой страшной трагедией отец, продав корову, купил Гале полмешка конфет. Ради дочери был готов на все. Однако и он не выдержал издевательства голодом, потерял человеческий облик.
Еще один случай врезался в мою детскую память. Лежим с отцом в доме, опухшие от голода, я — на лежанке, он — на деревянном полу. Неожиданно в моей голове родилась спасительная мысль. «Папа, — говорю, — вон в календаре фото Сталина с детьми. Видно, что он детей любит. Давай, папа, напиши от моего имени, что голодаем, он нам поможет». В ответ услышал испуганный шепот отца: «Смотри не смей! Один дядя из Валок написал Сталину, то он так помог, что исчезла вся семья». И даже второй раз крикнул: «Не смей!» Не понимая, почему гневается отец, я заплакал».

*Весной дети и взрослые искали на полях оставшуюся с осени перемерзлую картошку. Донецкая область, 1933 год
http://uploads.ru/t/F/N/K/FNKhL.jpg

0

30

Анна Филипповна Донченко, село Пустовиты Киевской области: «Я родилась в соседнем селе Росава. Нас, детей, было у мамы с папой четверо. Выжила только я одна. Хлеб в доме всегда был, но в 1932 году пришли и забрали все подчистую. Правда, закопанную бочку ячменя в погребе не нашли, и мы кое-как дожили до следующего года. Кто еще мог ходить, отправлялись работать на колхозное поле, за это давали «шлiхту» — баланду из муки, разбавленной водой, и по кусочку хлеба. Мама нашла на болоте небольшой островок, где рос жабий чеснок, и он нас немножко поддерживал. Женщины спрашивали: «Марина, где ты его берешь?» А мама не признавалась, говорила, что там его уже нет.
Еще кукурузные кочаны толкли и пекли из них галеты. Затем отец с матерью свалились с ног и не могли ходить на работу. Я отправилась в Пустовиты к бабушке, а когда через неделю вернулась домой, узнала, что старший брат Архип и отец умерли. Мама уже не вставала, но каждый день посылала меня в ясли: «Посмотри, как там Володя и Юхимийка». Прихожу, а на раскладушке уже выносят моего мертвого братика. Следом умерла и сестричка. (Детям, попавшим «на довольствие» в ясли либо в интернат, тоже давали «шлiхту» и крохотный кусочек хлеба. Многие люди вспоминали, как похожие на маленькие скелеты малыши несли этот кусочек хлеба домой умирающим родителям. Обессиленные отцы и матери плакали, но хлеб не брали. — Авт.).
Однажды ночью я проснулась из-за грозы, начала звать маму, а она уже не откликается… Пришли соседи, бабушка с теткой, крестный, выкопали могилу, внизу которой сделали боковую пещерку, устлали ее соломкой, положили туда маму, заставили доской и засыпали… А у меня уже не было никаких сил даже плакать. Прошли годы, но и сегодня никакая колбаса или котлеты не заменят мне вкуса хлеба. До сих пор, когда машина привозит хлеб в магазин и водитель открывает двери для разгрузки, я стою рядом и не могу надышаться».
«Сил хватало только на то, чтобы вырыть для умерших неглубокую канаву и едва присыпать их землей»

Евдокия Николаевна Борисенко, село Белогородка Киевской области: «Наша семья жила на хуторе Гречановка Черкасской области. В 1929 году моих родителей сослали в Сибирь, где они и погибли на лесозаготовках. Я осталась с бабушкой и дедушкой. В 1932 году мы собрали хороший урожай, но у нас отобрали все до зернышка.
Помню как сейчас зашел к нам активист по фамилии Сова, лупоглазый такой, и сразу к столу, где хлеб лежал. Взял он эту краюшку и издевательски так усмехается… Забрал не только хлеб, но и корову, поросенка, кур. Рассыпанную бабушкой муку активисты собрали веником и тоже забрали. Люди в селе пытались спрятать немного зерна на печи: рассыпали его, сверху застилали одеялом и сажали на печь детей в надежде, что их трогать не будут. Да не тут-то было! Активисты скидывали детей на пол и забирали все до зернышка… Выносили платки, скатерти, даже с детей одежду срывали.
В доме моего будущего мужа, который жил неподалеку, даже дверь с петель сняли. Сидел он с двумя братьями на печи и смотрел на запорошенную снегом хату… Рассказывал, что, когда уже опух от голода, мама собрала его в дорогу и наказала бежать куда глаза глядят. Он дошел до России, устроился там трактористом, так и выжил. А его родные умерли с голоду… В последние годы жизни муж лежал парализованный и все повторял, что это ему наказание за то, что уехал от родных. Все корил себя, что сам выжил, а своих не уберег.
Да и у меня до сих пор грех на душе… Как-то несла на станцию Драбовская родным в горшочке немного супа, сваренного бог знает из чего, и встретился мне высокий парень лет 17-ти с красивыми вьющимися волосами. «Девочка, что ты несешь?» — спросил. А я испугалась и убежала. Рассказала об этом деду, а он мне: «Доця, надо было отдать ему этот горшочек». На следующий день вновь пошла на станцию, а он, Боже ж ты мой, лежал мертвый на траве возле переезда, а ветер его кудри развевал…
Господи, почему я не отдала ему этот суп? До сих пор как сейчас вижу этого мальчика и виню себя…
В соседнем селе во время войны погибло 42 человека, а голод унес в сырую могилу сотни его жителей. Бывало, работает человек в колхозе, едет на конях, а через час лежит на телеге и эти же кони везут его в могилу. Причем сил хватало только на то, чтобы вырыть для умерших неглубокую канаву и едва присыпать их землей. Когда почва проседала, из земли торчали ноги и руки покойников. А то, бывало, заходит бригада в дом, а семья вся мертвая, так они трупы в погреб побросают и все… Помню, как у нас в селе хоронили троих детей. Люди пришли к их родителям, дескать, деток ваших хоронят, а они даже внимания не обращают. А через пару месяцев тетка Марфа вроде очнулась, пошла к реке, наломала веток и начала ими хату украшать. Соседи спрашивают: «Зачем?» А она отвечает: «Так свадьба же, Гриша женится». Как Гришу хоронили, она не помнила.
…В 1937 году я уже работала в колхозе. Помню, как мы прятались в скирдах соломы, лишь бы не подписывать письмо со словами благодарности Сталину. Все равно находили и приходилось подписываться. В 30-е годы страшно было не только слово сказать, но и подумать. Казалось, что даже за мысли приедут ночью и заберут. Подспудный страх до сих пор остался. Как увижу, например, человека в милицейской форме, так сразу дрожь в пальцах начинается…»

«ЗАЖГИ СВЕЧУ ПАМЯТИ»
Сегодня, 26 ноября, Украина и многие другие страны, где представлена наша диаспора, почтят память миллионов жертв Голодомора 1932-1933 годов. В Киеве траурные мероприятия начнутся в 14.00 скорбным шествием от станции метро «Арсенальная» к мемориалу памяти жертв Голодомора в парке Славы, где состоится панихида.
Ровно в 16.00 будет объявлена общенациональная минута молчания, потом традиционно люди по всей стране зажгут свечи на улицах и поставят лампадки на подоконниках своих домов. В мероприятиях, посвященных памяти погибших и нерожденных в 1932-1933 годах, примут участие также руководители страны.

http://uploads.ru/t/B/h/g/Bhg4q.jpg

0