СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Евдокия Вышемирская (114 лет) обожала пельмени.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

"брежнев, сталин, ленин... Столько их было -- разве всех упомнишь? "
Людмила ЗАГЛАДА "ФАКТЫ" (Каменка--Киев)
13.07.2004

Жительница села Каменка Черкасской области Евдокия Вышемирская, которой в марте этого года исполнилось 114 лет, может претендовать на титул самой старой женщины планеты

Когда речь заходит о долгожителях, многие представляют себе седобородых кавказских аксакалов с кинжалом в одной руке и рогом красного вина -- в другой. Или древних и мудрых, как черепахи, японцев, поедающих рис и предающихся многочасовым медитациям. Впрочем, после смерти японки Камато Хонго самой старой женщиной Земли была признана 114-летняя пуэрториканка Рамони Тринидад Иглесиас Хордан, но и она, увы, скончалась в марте нынешнего года. Теперь на этот титул претендует 113-летняя жительница Нидерландов Хендрике ван Андель-Шиппер.
Но кто бы мог подумать, что настоящая страна долгожителей -- Украина! В ноябре 2003 года "ФАКТЫ" уже писали о жительнице Волыни Домне Туревич, которой (дай ей Бог здоровья!) осенью должно исполниться 116 лет. Правда, старушка, количество правнуков которой уже перевалило за сотню, не собирается доказывать, что она -- старейшая женщина планеты. Как, впрочем, не собирается этого делать и Евдокия Федосеевна Вышемирская, отпраздновавшая не так давно свой 114-й день рождения.
"Когда мы пришли поздравить бабку Явдоху со столетним юбилеем, она... пропалывала сапкой огород"

Евдокия Федосеевна Вышемирская родилась в селе Сосновка Кировоградской области 14 марта 1890 года. После замужества переехала в село Косари, где прошла большая часть ее жизни. Сегодня Евдокия Федосеевна живет в городе Каменка Черкасской области. Год назад, после смерти дочери, бабушка перебралась к внуку Михаилу, а его жена Светлана преданно ухаживает за старушкой.
-- Когда мы с мужем только поженились -- это было в 1972 году, бабка Явдоха была уже старенькой, ходила согнувшись, -- вспоминает Светлана Гавриловна. -- Но работала не покладая рук. Помню, когда мы пришли поздравить ее со столетним юбилеем, она встретила нас... с сапкой на огороде. Огород у нее был замечательный, по 15 ведер клубники с него собирали. Летом бабушка вставала до рассвета, часа в 4 утра, работала по хозяйству, затем в 10 часов -- завтрак, и -- спать до четырех вечера. А потом -- опять за работу.
Бабка Явдоха -- удивительный человек! За тридцать с лишним лет, что я ее знаю, она ни о ком худого слова не сказала. Сплетни терпеть не может. Ни разу не слышала, чтобы она молодежь обсуждала: та в короткой юбке, а та слишком накрашена... Для нее есть только два критерия: хороший человек или плохой. Верите ли, мы с ней даже не поссорились ни разу!
До 105 лет Евдокия Федосеевна прекрасно вышивала. Провожая в армию правнука, вышила ему на память рушник. Но потом стала понемногу слепнуть. Сегодня эта маленькая сухонькая старушка смотрит на мир глазами, затянутыми мутной пленкой катаракты. Ей под силу только разглядеть, есть на небе солнце или нет, видит она и колышущиеся за окнами тени деревьев.
-- Ходить бабка Явдоха перестала тоже лет в 105, -- продолжает Светлана Гавриловна. -- Вначале мы выносили ее во двор, в кресло сажали. Теперь вот почти не встает. Попросила поставить ее кровать на веранде, где воздуха больше и солнце видно. Там и живет: когда спит, а когда, смотрю, палец к губам приложит и лежит -- думает...
Единственное, что осталось в жизни Евдокии Федосеевны -- это воспоминания. Тем более, что память она сохранила замечательную.
По словам Светланы Гавриловны, бабушка очень любит рассказывать своей праправнучке Насте сказки, которых знает великое множество.
-- Я таких сказок и не слышала даже, -- улыбается Светлана Гавриловна. -- Вообще бабка Явдоха до сих пор любит пообщаться. Одна беда -- туга на ухо стала. Разговаривая с ней, приходится кричать так, что весь поселок слышит. Придется мне, видно, и сегодня поработать у вас "переводчиком".
Так мы и разговаривали с Евдокией Федосеевной: я спрашивала, Светлана Гавриловна, приставив ладонь к уху бабушки, громко выкрикивала вопрос, а бабушка Явдоха, немного задумавшись, отвечала.
"В первую войну немцы какие-то не такие вредные были, как во вторую"
-- Да зачем со мной разговаривать -- что во мне интересного? -- недоумевает Евдокия Федосеевна.
-- А может, вы самый старый человек на свете!
-- Неужто есть еще такие старые люди, как я? Помню, в Косарях жила одна такая старуха... Умерла, говорите? Жалко...
-- Бабушка прожила очень спокойную жизнь, -- добавляет Светлана Гавриловна. -- Работала на земле, ни в какую политику не влезала.
Правда, в сложные для государства времена политика сама влезала в дела простых людей. Впервые в жизни Евдокии Федосеевны это случилось в 1905 году, когда отца забрали на русско-японскую войну. Впрочем, и войну 1905 года, и первую мировую Евдокия Федосеевна называет "николаевскими". Ее мать осталась одна с пятью детьми. Явдоха была самой старшей и училась тогда в земской школе.
-- Когда была николаевская война и отца забрали, я ходила в третий класс, -- вспоминает старушка. -- В тот день уроков не сделала, а учительница вызвала меня. Стою, плачу. Она спрашивает: "Чего плачешь?" -- а я слова не могу сказать. Подружка рассказала учительнице, в чем дело, а та говорит: не плачь, война скоро кончится, батько придет. А пока его не было, мать с трудом управлялась с хозяйством: все-таки волы, теленок, свиньи, пятеро детей. Тогда она сказала: "Бросай ты эту школу да помогай мне, потому что одной тяжело. Школа тебе есть не даст". Отнесла я в земскую школу книжки, что нам выдавали, и стала помогать матери.
-- А помните, когда немцы пришли?
-- Так они два раза сюда приходили. В первую войну эти немцы какие-то не такие вредные были, как во второй раз. По селам не ходили - только один раз по нашей улице на броневике проехали. Интересно! А партизаны на конях ездили, с шашками. Песни пели. В первый раз немцы недолго побыли и назад отправились -- люди говорили, что у них дома восстание.
...Отец Евдокии Федосеевны благополучно вернулся с войны и прожил почти до ста лет. Впрочем, точно его возраст она назвать затрудняется: "Я же не записывала. Долгонько жил..." Но умер не от старости, а от... укуса пчелы: сорвал вечером дыньку на колхозном баштане, где работал сторожем, и не уберегся. К утру руку раздуло, и вскоре старик скончался. Не так давно умер и младший брат Евдокии Федосеевны -- ему было 96 лет.
Справка "ФАКТОВ". Самой знаменитой женщиной-долгожительницей была француженка Жанна-Луиза Кальман. Она родилась в городе Арль на юго-востоке Франции 21 февраля 1875 года и умерла 4 августа 1997 года, прожив 122 года и 164 дня. Французский врач Жорж Гаруайан в диссертации, посвященной Жанне Кальман, утверждает, что немалую роль в ее долголетии могла сыграть наследственность: мать Жанны-Луизы скончалась в возрасте 90 лет, а отец прожил более 96. Впрочем, врачи выводят еще несколько закономерностей: большинство долгожителей, как правило, небольшого роста и миниатюрного сложения, в течение жизни не предаются излишествам и, как правило, серьезно не болеют. Но главное, практически все они отличаются счастливым, бесконфликтным характером и оптимистическим взглядом на жизнь.
-- Вспомните, какие времена были самыми тяжелыми для вас? Может, в голодные годы?
-- Никогда мы не голодали: отец был хороший бондарь и плотник, хаты делал людям. Когда излишки зерна конфисковывали, кто не успевал припрятать, у тех все выметали. А у нас была бочка большая, в которой брагу возили, мы успели засыпать туда зерно и припрятать его. А тут уж комиссия ходит... Мы даже дырку в бочке не успели закрыть, и туда мышей набежало. Но комиссия зерно так и не нашла. Еще у нас между хатами была комора: мы сделали двойную стенку, туда засыпали пшеницу и замазали-замаскировали. Так что хлеб у нас был -- еще и людям одалживали.
После второй войны, когда в колхозе работали, было тяжело. Ох, и издевались тогда над людьми! Кто сколько в колхозе отработал, на заработанные деньги должен был заем взять. Я наработала на сто рублей, а мне назначили взять облигаций на триста. Говорят, раз сын в армию не пошел, то плати. А где взять триста рублей? Корову сдали, бычка сдали, что хочешь делай...
Сыновей у Евдокии Федосеевны было трое, и все приемные. Сама она родила дочь Нину. Сегодня у нее один внук Михаил, правнук Олег и праправнучка Настя. Впрочем, история с замужеством -- тема отдельная.
"Тебе молодой -- не судьба. У тебя за плечами вдовец ходит"
Может, один из секретов долголетия Евдокии Федосеевны в том, что замуж она вышла по сельским меркам чудовищно поздно -- аж в 39 лет. Думала, так и останется в девках, пока не присватался к ней Марко из Косарей, 48-летний вдовец с тремя детьми.
-- В молодости я гуляла-гуляла с одним, а родители не разрешили за него выходить, -- вспоминает старушка. -- А чего, уж и не помню. Потом ко мне сватались, но я решила совсем замуж не ходить. Того, первого, Юхим звали. Непоганый был. Марко тоже неплохой.
-- Много в вашем селе было незамужних женщин?
-- Много, много... Война повыбивала мужчин (гражданская. -- Авт.).
У Марка умерла жена, и он искал себе женщину, которая бы смотрела за хозяйством. Одну нашел было, но она не захотела у него остаться. Вставать нужно было рано, хозяйство большое, дети. Пожила она с ним немного, а потом пошла калину собирать, да и... не вернулась. Вот он и стал просить людей помочь ему найти хорошую хозяйку. Люди и подсказали, что в селе Сосновка есть, мол, подходящая старая дева -- работящая, хозяйственная и с веселым характером.
-- В тот день мы с отцом ездили в соседнее село менять хлеб на материю, -- продолжает долгожительница. -- Как вернулись, я пошла к подружке показывать, что наменяла. Тут пришла женщина от Марка: "Где Явдоха?" -- "Пошла к Ониське". -- "Как придет Явдоха домой, пусть объявится -- я ей кое-что получше, чем материя, наменяла!" Вернулась я в субботу, она сразу ко мне: "Пойдем, покажу кое-что". Повела меня к себе, а там уже Марко сидит. Я поздоровалась и тоже села. Сижу. Молчу. Хозяйка сварила вареники, налила по чарке. Я отказалась (я тогда водки не пила совсем -- родители не разрешали) и спрашиваю: "Так что ж ты наменяла?" -- "Да вот мужчина, он хочет в дом хозяйку найти". Марко рассказал, какое у него хозяйство, дети...
А мне еще давно ворожка ворожила: "Тебе молодой -- не судьба. У тебя за плечами вдовец ходит". Тут меня и толкнуло: наверное, это и есть тот самый вдовец! Он еще не старый был, лет 48. Когда вышли во двор, спросил: "Можно мне прийти?". Я сначала подумала: а стоит ли? Потом: "Наверное, это моя судьба". Он меня провел -- наша хата рядом была, через два дома -- и спрашивает: "Согласна?" Я говорю: согласна!
Марко пришел на следующий день, в воскресенье. В хате у нас теленок, ягнята, поросята под полом. Я встала, до рассвета, растопила печь, теленка в другую хату выгнала, ягнят -- к овцам, поросят -- к свиньям. Повыметала все, натрусила свежей соломы. А он уж в хату: здравствуйте! Молчу, ничего не говорю. Марко рассказал родителям о себе и предложил поехать посмотреть его хозяйство. Отец согласился, и после завтрака они отправились на "смотрины". Вечером батько вернулся и рассказал: хата под железом на две половины, сарай 12 метров длиной, весь из досок. Коняка и жеребенок, корова, свинья и двое подсвинков. Огород 50 и 25 соток. В общем, батько согласился. Договорились, что в четверг Марко приедет за мной. Мать дала мне с собой две подушки, постель... Вот так я замуж выходила.
Евдокия Федосеевна очень любит пельмени, называя их "галушками с мясом"
-- При Брежневе, бабушка, как вам жилось?
-- А черт его знает: Брежнев, Сталин, Ленин... Столько их было -- разве всех упомнишь?
-- Как сейчас живется?
-- Ох, когда один остался, разве это жизнь? Не вижу ничего, слышу плохо. Поела и спать...
Из глаз Евдокии Федосеевны, затянутых голубой пленкой и от этого чем-то напоминающих глаза новорожденного ребенка, потекли слезы. И плакала она как малое дитя -- тихо, но безутешно... Светлана Гавриловна нежно обнимала старушку, а потом, чтобы побыстрее успокоить ее, перевела разговор на вещи более приятные.
-- Ба, расскажите, когда по 50 граммов стали пить?
Услышав вопрос внучки, Евдокия Федосеевна вытерла глаза краем платка, вздохнула и... хитро заулыбалась:
-- Как замуж вышла. У родителей никогда не пила: они сами могли выпить по чарочке, а детям не давали.
-- Бабушка и сейчас иногда просит налить ей капельку самогонки, -- добавляет Светлана Гавриловна. -- Да не просто так пьет, а смакует по капельке и даже за ушами по чуть-чуть мажет, чтобы пахло.
-- В Косарях мы самогон сами варили, -- вспоминает Евдокия Федосеевна. -- Из патоки и буряков. Буряки, случалось, в колхозе крали. А из сахара, как сейчас, не делали никогда.
Никакой особенной "диеты долгожителей" Евдокия Федосеевна никогда не придерживалась. Да и сейчас она ест все то же, что и остальные члены семьи: и хлеб, и борщ, и вареники. Правда, Светлана Гавриловна говорит, что твердую пищу бабушке сейчас приходится перетирать, как маленькому ребенку. Но больше всего она любит пельмени, называет их "галушками с мясом".
-- А чем вы болели в жизни?
-- Да ничем. Один раз кровотечение было: работала в колхозе на буряках, простудилась и попала в больницу. А сейчас уже все болит...
-- Вы скучаете за подругами?
-- Скучаю. В Косарях жила моя хорошая подруга, она была не замужем. Все новости рассказывала, но не сплетничала. А таких, которые брехали и сплетничали, не было.
-- Еще недавно бабку Явдоху проведывала ее двоюродная сестра, -- говорит Светлана Гавриловна. -- Но ей уже под 90, тяжело стало к нам добираться. 14 марта, на Явдохи, когда бабуле исполнилось 114 лет, от депутата привезли букет и коробку конфет "Птичье молоко". Это хорошо, но лучше бы передали муки и сахара -- она очень блинчики любит. А так ее никто не проведывает. Лежит, бывает, и плачет: "Как была здорова, могла детей смотреть, так нужна была, а теперь никому не нужна. Лучше бы мне умереть!" Я ее обниму да уговариваю: "Живите, бабуся, мы вас любим", -- и она успокаивается.
Справка "ФАКТОВ". Долгожителей на Земле будет становиться все больше. Предполагается, что число тех, кому перевалило за сто, в первой половине следующего века увеличится более чем до 2,2 миллиона. А количество людей старше 80 лет возросло с 26,7 миллиона в 1970 году до 66 миллионов в 1998 году. Это 147-процентное увеличение по сравнению с 60-процентным ростом мирового населения.

0

2

Трудно первые сто лет
Старейшая жительница Черкасской области Евдокия Вышемирская встретила свой 110-летний юбилей
Елена БУЕВИЧ, Черкассы
25 апреля 2000

В лица долгожителей вглядываемся мы обычно пристально, пытаемся разглядеть в них что-то такое, что приоткрыло бы загадку Божьего Промысла. Кто-то считает, что легче быть долгожителем на Памире или Кавказе — на свежем горном воздухе, кто-то говорит, что в Японии — дескать, буддизм, рис и сон на циновках способствуют. Но вот как можно дожить до 110 у нас, почти безвыездно в Косарах, встретив там и благополучно проводив революции, гражданскую, голодомор, гитлеровскую оккупацию, перестройку с Чернобылем и дальнейшие, так сказать, социальные трансформации? Это же какую жизненную силу нужно всему противопоставить?

Евдокия Федосеевна Вышемирская на своем веку повидала три века. Она родилась за 5 лет до изобретения радио и движущихся кинокартинок братьев Люмьер. В 1890-м, в год ее рождения, Энгельс пишет свои письма о знаменитом историческом материализме, а студент Владимир Ульянов еще не сдал «выпускные» на юрфак Петербургского университета. Потрясения и открытия ХХ века еще спят в коконе времени. Зреют.

В селе Сосновка (сейчас Кировоградской области) в отчем доме, окруженном сосновым лесом, Евдокия копила силы и знания для будущей долгой и нелегкой семейной жизни. Пока как- то не заехал к отцу, известному на всю округу плотнику и столяру, заказчик из Косар — статный и усатый красавец, заведующий «магазинами» (складами) на спиртзаводе, Марко Михайлович Вышемирский. Был он вдовец, имел трех мальчишек. Всем детишкам стала Евдокия матерью. Родная, неродная — особо не разбирались: мама в дом пришла. В Косарах новую хозяйку ждал красивый и добротный дом на взгорке, пожалованный Вышемирскому еще помещиком, хозяином Косарского спиртзавода.

Теперь внуки с трепетом вспоминают, какое впечатление производил этот «веселый дом» — большой, под железной крышей, с огромными, по тем временам, окнами-глазами, с деревянным крыльцом и скамейками по обеим его сторонам, с колодцем и яблоней во дворе зеленом и чистом (хозпостройки были «спрятаны» за домом). Хозяйство было не малое: огород в полгектара, свинья с десятью поросятами в недостроенной половине хаты (чтоб не мерзли зимой), куры, коровы, кони. Любил хозяин коней, от них же и пострадал — упал с лошади, с переломанными руками остался инвалидом. Но и после этого всегда помогал жене — в огороде ли, со скотиной. «Все время у нас стоял в доме ткацкий станок, — рассказывает младший сын Николай Маркович Вышемирский, — дедушка Федосей сам изготавливал эти станки. Все у нас соткано было мамиными руками. Зимой она работала на станке, а летом выносила готовое полотно на речку, там мы его расстилали, мочили, переворачивали, пока солнце не выбелит. После уже нарезала материю, шила нам одежду, мастерила рядна, ковры, вышивала...».

В тяжелом, голодном 32-ом у Евдокии и Марка родилась дочь Нина. «Помню, как шла она к дому со стороны огородов — худая, измученная, с Ниной на руках», — вспоминает Николай Маркович. Это был единственный случай, когда дети видели мать болезненной, слабой.

Как удалось семье пережить без потерь голодомор — история отдельная. Говорят, Косарам помог выстоять спиртзавод, который продолжал исправно «гнать» продукт и, значит, так же исправно сбрасывать отходы производства. Из бражных ям, запасаясь корзинами, черпали съестную кашицу изможденные голодом люди. Тем и выжили. Хотя многие неместные, доползшие издалека, где прокатился слух о спасительной «браге», падали замертво у наполненных резервуаров, не имея сил остановиться вовремя...

Дал Бог силы перенести голод, работать, растить детей. До войны ребята Вышемирские слыли на селе парнями видными, «модными». Был у них даже патефон с пластинками, велосипеды, на которых старшие сыновья Антон и Миша ездили на работу в Каменку. Николаю для игры смастерили велосипед сами, приспособив колеса от прялки. Несмотря на тяжелый деревенский труд, Вышемирские жили весело и гостеприимно — на праздники, особенно на храмовый (в Косарах Собор Архистратига Михаила), обязательно собирали родню со всех окрест. Будучи человеком верующим, Евдокия Федосеевна соблюдала посты и праздники, чтила святых. У нее в доме всегда имелись церковные календари, порой переписанные от руки. Вере православной, уважению к вековым традициям народа, молитвам обучила и детей. Может быть, благодаря этим молитвами удалось семье вынести испытания Великой Отечественной... В 45-м вернулся домой с победой (и тяжелым осколочным ранением) фронтовик Николай...

До глубокой старости баба Дуня проработала в колхозе на свекольных полях. В шесть утра пробегал под домами и вызывал на работу бригадир. Вставать приходилось в четыре — своих коров подоить, убрать, наготовить и поставить в печь еды на целый день. Дом не то чтобы сиял — он пах чистотой. Дом удивлял гостей культурой быта — не городской или деревенской — той внутренней культурой, которая бывает присуща людям независимо от места рождения.

Сейчас, задумываясь об уроках бабы Дуниного долголетия, взрослые внуки говорят, что она всегда была очень спокойной, уверенной в себе, в своих силах женщиной. Детей держала в строгости, но никогда в доме не было ни криков, ни ссор. И свекровью запомнилась деликатной, невесток, не то чтоб худым словом — косым взглядом не обидела.

А еще Евдокия Федосеевна придерживалась простого правила — рано вставать (сама жизнь заставляла) и немного передохнуть в обед, в самую жару. Еще несколько лет назад она прекрасно вышивала, поражая правнучек тем, как без каких либо рисунков или трафаретов ложатся на полотно узоры, вербовые веточки, с компьютерной точностью «вписанные» пасхальные пожелания. Сейчас глаза уже отказались служить. В доме дочери Нины и зятя у Евдокии Федосеевны своя комнатка — кровать, тумбочка, где под рукой все необходимое. Но огромный мир вовсе не сузился до размеров этих стен — он по-прежнему ярок и богат. Судьбами шестерых внуков, десяти правнуков и четырех праправнуков, новостями и событиями их жизни наполнены сегодня долгие разговоры бабы Дуни с заглянувшими в гости многочисленными родственниками. Не забывают и нынешние власти — то мешком сахара подсобят своей долгожительнице, то с углем помогут. И хорошо было бы помочь бабе Дуне с лечением: слепота ведь ее не безнадежная. Возможно, успешная операция вернула бы ей свет и краски этой жизни, и увидела б воочию Евдокия Вышемирская третье тысячелетие.

http://www.day.kiev.ua/89275/

увеличить

0

3

Украинка Евдокия Вышимирская - самая старая жительница планеты. Ей 114 лет. Она почти на год старше рекордсменки Книги Гиннесса Хендрике ван Андель-Шиппер, жительницы Нидерландов.
Евдокия родилась в 1890 году, прошла через три века, одну гражданскую, две мировые войны и "не менее сложное мирное время, когда денег не плотют". Она пережила своих детей и внуков.
В отличие от голландки украинка Евдокия бодро поднимает рюмку за свое здоровье, справляется с огородными делами и слывет самой лучшей вышивальщицей Черкасской области и окрестностей. В райцентре Каменка, где сейчас обосновалась Евдокия, ее зовут Явдохой.
Она пережила всех, кто был ей дорог, - жениха, мужа, подружек, сестер, братьев, детей и почти всех внуков. О войнах Явдоха помнит все, но не точно: Первую мировую и Гражданскую называет "николаевскими", Вторую мировую - немецкой.
За свои 114 лет Явдоха выучила и претворила в жизнь главный свой непартийный лозунг: "Кто что сторожит, тот то и имеет". Во время голода 1933 года выжила, потому что отец охранял колхозное поле. В 50-х выжила, потому что сберегла свое зерно "от комиссаров". 90-е пережила потому, что ваучеры давали.
Явдоха (тогда столетняя) сделала самое выгодное ваучерное вложение на всю Каменку: поменяла бумажки на ЗИЛ и КамАЗ, продала их и заработала сказочно. При этом она в машине ездила лишь раз - правнук Олег прокатил.
Возраст свой Явдоха от людей скрывала. Все говорила, что ей 85, да праправнучка Катерина ее продала: "Бежала из школы на бабин день рождения, а меня спрашивают, сколько ей лет. Я честно сказала - 114. Меня засмеяли, а потом как глянули в бабины бумаги".
Их у бабуси много сохранилось. Народу она до сих пор предъявляет свой паспорт 50-х годов, где на мелкой фотографии молодая и красивая и косой обернута.

0