«Заведующая отделением реанимации новорожденных запугивала меня: «Если вы сегодня же не купите куросурф, чтобы спасти своего ребенка, это останется на вашей совести!»
Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»
17.07.2010

После прошлогоднего скандала тернопольские правоохранители разоблачили еще одного медработника, вынуждавшего родителей недоношенных младенцев покупать за большие деньги лекарство, которое бесплатно поступает в роддома. Врачу грозит от шести месяцев до трех лет лишения свободы
Ровно год назад в Украине разгорелся скандал, связанный с препаратом куросурф, который используют для выхаживания недоношенных младенцев. Это лекарство жизненно необходимо детям, у которых не могут нормально функционировать легкие. Стоимость куросурфа составляет от четырех до семи тысяч гривен (в зависимости от времени закупки и курса евро). Препарат закупается на государственные деньги и поступает во все роддома Украины. Однако нечистые на руку медработники придумали схему, как подрабатывать на спекуляциях с куросурфом. Медики вынуждали родителей недоношенных младенцев покупать у них препарат, требуя за флакончик лекарства от трех до восьми тысяч гривен.
"Заведующая оценивала материальное состояние родителей младенцев и называла "подъемную" цену на лекарство"
В июле 2009 года в милицию обратились мамы малышей, появившихся на свет в криворожском роддоме № 1. Жаловались, что врачи принуждали их обращаться в расположенную в здании больницы аптеку и покупать там лекарство, которое необходимо было срочно ввести. Однако собрать за полчаса(!) четыре тысячи гривен для многих было нереально. Когда доведенные до отчаяния матери рыдали, умоляя врачей ввести детям лекарство, те равнодушно пожимали плечами: мол, что мы можем сделать? Куросурфа в роддоме нет...
Милиция подключила к проверке этих фактов прокуратуру. Выяснилось, что поступающий в роддом куросурф врачи... списывали! В ту самую аптеку, куда потом направляли родителей. Можно предположить, что младенцы, чьи родители не смогли собрать нужную для покупки лекарства сумму, погибли по вине медиков. Только в 2008 году от нераскрытия легких в Криворожском роддоме № 1 умерли пятнадцать детей. Прокуратура Центрально-Городского района Кривого Рога возбудила уголовное дело по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами роддома, повлекшего тяжкие последствия.
- Медики ставили родителей перед фактом: если в течение пятнадцати, максимум тридцати минут не ввести ребенку куросурф - он умрет, - говорит прокурор Центрально-Городского района Кривого Рога Валерий Прихожаев. - Нельзя гневить Господа таким цинизмом... Тем более если куросурф закупается на бюджетные средства и имеется в роддоме, под руками врачей.
Многочисленные публикации в прессе о скандале в криворожском роддоме № 1 побудили Кабинет министров Украины инициировать тщательную проверку целевого использования куросурфа во всех роддомах страны. Проверка обнаружила случаи спекуляции куросурфом также в роддомах Тернопольской и Запорожской областей. Однако сотрудники прокуратуры сетовали, что доказать вину врачей очень сложно. Прокурор Центрально-Городского района Кривого Рога Валерий Прихожаев пожаловался "ФАКТАМ": поднятая в прессе шумиха осложняет расследование. Тем не менее недавно дело было передано в суд. Однако комментировать результаты расследования до оглашения приговора Валерий Прихожаев категорически отказывается.
Тем временем работники Тернопольской городской прокуратуры заявили, что им удалось разоблачить и доказать вину медработника Тернопольского областного перинатального центра "Мать и ребенок". Для этого правоохранителям пришлось проделать колоссальную работу: они опросили всех родителей недоношенных детей, появившихся на свет в перинатальном центре в 2008-2009 годах!
- Нам удалось разыскать пятнадцать семей, которые стали жертвами махинаций одного врача, - говорит прокурор Тернополя Сергей Банах. - Недоношенных детей направляли в отделение интенсивной терапии перинатального центра. Именно заведующая отделением решала, кому из детей вводить куросурф. Беседуя с родственниками тяжелых малышей, заведующая говорила: мол, может помочь одно лекарство. К счастью, наши врачи смогли закупить куросурф за границей и он есть в нашем отделении. Но препарат очень дорогой, вам нужно его откупить. Потом женщина оценивала материальное состояние родителей младенцев и называла "подъемную" цену на лекарство. Те, кто был победнее, платили по пятьсот гривен. Более обеспеченные, по мнению врача, родители должны были заплатить за флакончик пять тысяч гривен.
Родственники давали деньги прямо в руки заведующей или вносили в кассу как благотворительные взносы. По словам прокурора Тернополя Сергея Банаха, он многое повидал в жизни, но не мог без содрогания читать показания пострадавших матерей. Вот цитата: "Я сказала заведующей, что денег у меня нет. Она развела руками: "А чем мы можем вам помочь?" Мою родившуюся семимесячной доченьку перевели в областную детскую больницу. Там она умерла".
Одна из матерей рассказывала, как заведующая "вошла в положение" и снизила ей стоимость куросурфа с трех тысяч до пятисот гривен. Растроганная благородным поступком заведующей родильница пошла в церковь и поставила там свечку за здравие медички...
"Я честная: никогда не брала денег со своих пациентов. А меня так бессовестно оговаривают..."
В апреле 2008 года боевой офицер в отставке Николай Подлужный из города Кременец отвез 21-летнюю дочь в Тернопольский областной перинатальный центр на сохранение. Через два дня у Юли случились стремительные роды. Родившегося на шестом месяце беременности мальчика поместили в отделение интенсивной терапии новорожденных.
- Врачи сказали, что ребенок очень тяжелый, - вспоминает Николай Подлужный. - Я стал звонить на мобильный заведующей: она решала все вопросы в отделении. Врач сказала, что появится уже после Пасхи. А сейчас праздники, и ей тоже нужен отдых. Когда заведующая вышла на работу, мы с женой и зятем пришли к ней в кабинет. Она отвела нас в реанимацию, показала лежащего в кувезе внучка. Потом повернулась к нам: "Ребенок не может дышать: у него не раскрываются легкие. Препарат куросурф поможет легким раскрыться. По счастливой случайности, у нас есть это лекарство. Но врачи покупали его за границей за свои деньги". И, по-деловому сунув руки в карманы, спросила: "Ну что, будем спасать ребенка или нет? У вас есть пять тысяч гривен?"
Я спросил: "А какие у этого лекарства побочные эффекты?" Заведующая объяснила: мол, были случаи кровоизлияния в мозг. Видя, что мы с женой сомневаемся, успокоила: "Я сколько раз его назначала, и все было нормально. Но если у вас нет таких денег - извините". Мы сказали, что не можем заплатить всю сумму сразу. У меня при себе была всего тысяча гривен. "Ничего, - улыбнулась заведующая, - идите в бухгалтерию. Потом доплатите". В бухгалтерии мне выдали чистый бланк. Я сотрудник МВД в отставке, и это меня насторожило. Бухгалтер объяснила: мол, у нее много работы, потом заполнит. Я трижды погашал "долг" в бухгалтерии, и каждый раз отчитывался перед заведующей. Когда набралось 3 тысячи 700 гривен, она сказала: мол, достаточно. Я спросил: как можно отблагодарить вас за чуткость? Ведь вы так сильно нам помогли! В общем, к той сумме добавилось еще сто долларов, которые я дал заведующей лично в руки.
У маленького Ванечки случилось кровоизлияние в мозг, и ребенка перевели в Тернопольскую областную детскую больницу. Тамошние врачи сказали, что это последствие от введения куросурфа. Дескать, можно было обойтись и без него. Так или иначе, но в результате инсульта мальчик ослеп. Мама Ванечки по сей день возит ребенка по больницам, надеясь на чудо.
- Мы уже забыли о том злополучном флаконе куросурфа, но несколько месяцев назад пришли хлопцы из прокуратуры, - говорит дедушка Ванечки Николай Подлужный. - И рассказали о махинациях заведующей реанимацией новорожденных. Знаете, за всю жизнь я впервые встретился с фактом, когда врачи зарабатывали на горе. Не мог поверить, но тут вспомнились пустые бланки в бухгалтерии... На очной ставке заведующая, глядя мне в глаза, заявила: "Я не знаю этого человека". Я возмутился: "Вы же давали клятву Гиппократа, что будете спасать людей! Я бывший офицер, служил в горячих точках. Много раз вытаскивал из-под огня людей, ведь я принял присягу! Может, среди них был ваш брат или муж". Тут заведующая пустила слезу. "Я честная, - говорит следователю, - никогда не брала денег со своих пациентов. А меня так бессовестно оговаривают..."
Однако показания потерпевших свидетельствуют: заведующая без зазрения совести клала в карман белого халата деньги, заработанные на спекуляциях куросурфом. 25-летняя жительница села Темногайцы Шумского района Тернопольской области Лилия Пархомюк носила под сердцем второго ребенка, когда ее муж - единственный кормилец в семье - попал в больницу. Будучи в Киеве на заработках, мужчина повредил на стройке спину. Тернопольские врачи взялись провести операцию, прогнозы были неблагоприятные - никто не обещал, что пациент сможет ходить. На нервной почве у Лилии началось кровотечение, ее направили в областной перинатальный центр. Там женщина родила шестимесячную дочурку.
"Хай дитятко виживе. А мене як-небудь люди похоронять..." - говорили старушки, отдавая отложенные на похороны гривни
- Перед самыми родами заведующая реанимацией новорожденных спросила меня: "Есть четыре тысячи гривен?" - рассказывает Лилия Пархомюк. - Объяснила: мол, столько стоит лекарство, без которого ребенок не выживет. Я не знала, что делать: муж в больнице, у меня денег нет. Кто соберет такую сумму? После родов я позвонила маме, рыдала от отчаяния.
Когда односельчане Лилии узнали, что ей срочно нужны деньги на лекарство, бросились помогать всем селом. В Темногайцах знали, что семье Пархомюк неоткуда взять такие средства. Работы в округе нет, селяне выживают за счет домашнего хозяйства. Деньги передавали почти из каждого двора. Старушки отдали гривни, отложенные на порохоны: "Хай дитятко виживе. А мене як-небудь люди похоронять..." Мама Лилии привезла дочери в больницу собранные односельчанами три с половиной тысячи гривен.
- Я отдала деньги заведующей в руки, - продолжает Лилия Пархомюк. - Только после этого она уколола ребенку этот куросурф. Но через несколько дней дочурку перевели в областную детскую больницу. Врачи сказали, что у девочки не открылись легкие и нужно повторно вводить куросурф. Я была на грани нервного срыва: кого теперь просить о помощи? Спасибо односельчанам, они собрали деньги и на второй флакон лекарства. В областной детской больнице препарат мне продали дороже - 4 тысячи 350 гривен. Только это не помогло - ребенок умер. Никто уже не вернет мне доченьку, но мы все ходим под Богом. Пусть он и судит врачей...
Тем временем предприимчивая медработница должна ответить за свои действия в Тернопольском горрайонном суде. Женщину обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса Украины: "Мошенничество", "Злоупотребление служебным положением" и "Нарушение права на бесплатную медицинскую помощь". Самое малое, что ей грозит, - лишение права занимать определенные должности на срок до двух лет. Если же Фемида проявит всю строгость, то заведующую могут лишить свободы на срок от шести месяцев до трех лет.
Интересно, что часть денег заведующая отделением реанимации новорожденных действительно присваивала. Но зачастую она направляла родственников малышей в бухгалтерию, где поступавшие средства оформляли как благотворительные взносы. Таких случаев не менее десятка. Вот один из них. 25-летняя Мария Куца из Тернополя родила дочку на седьмом месяце беременности, девочка весила всего полтора килограмма.
- Врачи сказали, что первые три дня будут критическими, - рассказывает Мария Куца. - Я сходила с ума от волнения и без конца бегала к заведующей отделением реанимации. Она сказала: "Твоему ребенку нужен куросурф, но он очень дорогой. Стоит около четырех с половиной тысяч гривен. Купите в аптеке". Свекор обегал все аптеки, но там даже названия такого не слышали. Я снова пришла к заведующей. Она говорит: мол, ладно, пожалею вас. У меня тут случайно оказался один флакончик. Только нужно откупить его сегодня, иначе завтра препарат введут другому младенцу: "Если вы сегодня же не купите у меня куросурф, чтобы спасти своего ребенка, это останется на вашей совести!" Она давила на меня, понимаете? Увидев, что я уже согласна на все, добавила: "Так и быть, уступлю вам пятьсот гривен".
Заведующая дала мне бланк с надписью "благотворительный взнос" и велела идти с ним в бухгалтерию. Я позвонила свекру, он принес деньги и уплатил в кассу. Потом спросил меня: "А почему деньги за лекарство оформили как благотворительный взнос? Что-то здесь нечисто". Тогда я не придала этому значения: все мысли были о здоровье дочурки. Благо, она выкарабкалась.
- Почему к уголовной ответственности привлекли только заведующую отделением реанимации? Вряд ли она могла так смело действовать в одиночку. Зачем медработник заставляла людей вносить деньги на счет перинатального центра, если могла положить их в карман? Можно предположить, что руководство лечебного учреждения было в курсе махинаций и получало свою долю.
- В ходе следствия вина других лиц доказана не была, - лаконично ответил на все прокурор Тернополя Сергей Банах. - Сама же обвиняемая вообще отказалась давать показания.
P. S. "ФАКТЫ" будут следить за ходом судебных слушаний в разных областях Украины по обвинению врачей в спекуляции куросурфом.

увеличить