"ПОЛГОДА МЕНЯ ЛЕЧИЛИ ОТ ВОСПАЛЕНИЯ ЛЕГКИХ, РАКА И ТУБЕРКУЛЕЗА, А ОКАЗАЛОСЬ, Я БОЛЬНА... АЛЛЕРГИЕЙ"
17.08.2009

56-летней Галине Алексеевне из Херсонской области выполнили диагностическую процедуру - видеоторакоскопию, взяв часть ткани легкого на анализ и удалив 15 подозрительных лимфатических узлов. Благодаря этому удалось поставить точный диагноз

Ирина ДУБСКАЯ "ФАКТЫ"

Галина Алексеевна почувствовала себя плохо: пульс участился, сердце давало сбои, да еще начался приступ мучительного кашля. Врач направил на снимок - и женщине поставили диагноз двустороннее воспаление легких.
- Две недели принимала антибиотики, но легче мне не стало, - вспоминает Галина Алексеевна. - Тогда порекомендовали пройти компьютерную томографию. Следующий диагноз был намного страшнее - рак. Опять больницы, консультации. Однако врачи не могли с уверенностью сказать, что у меня онкозаболевание, не знали, как лечить, и направили из Херсона в Киев, в Национальный институт рака. Там взяли биопсию - прокололи легкое. Она показала, что рака нет, зато якобы есть туберкулез. Лечилась от него. Но все лекарства вызывали аллергию, по телу пошла сыпь.
- К нам направили пациентку, как написано в карточке, "чтобы скорректировать лечение", - говорит заведующий отделением торакальной хирургии и инвазивных методов диагностики Национального института фтизиатрии и пульмонологии имени академика Ф. Г. Яновского АМН Украины доктор медицинских наук Николай Опанасенко. - На рентгеновском снимке было видно, что все легкие усеяны непонятными вкраплениями. Точно такая же картина и подобные симптомы могут быть при 80(!) заболеваниях. Чаще всего рассматриваются три варианта: рак, туберкулез и рубцовые изменения в легких. Чтобы получить точный диагноз, а не действовать вслепую, мы предложили провести диагностическую процедуру - видеоторакоскопию. Через проколы, под контролем видеокамеры, вводим специальные инструменты и берем образцы тканей легкого, лимфоузлов, плевры. При необходимости так же оперируем. У Галины Андреевны удалили 15 лимфатических уплотнений. После того как была проведена гистология, стало ясно, что пациентка страдает аллергией и все беды с легкими у нее именно из-за этой болезни.
"Врач должен доказать, что диагноз точен. Если не получается, необходимо собрать консилиум"

До того как Галине Алексеевне установили точный диагноз, ей пришлось принять курс антибиотиков от якобы развившегося воспаления легких, а затем полтора месяца(!) пить препараты от туберкулеза, которого у пациентки не было. Это далеко не безобидные для организма лекарства. При этом денег на препараты ушло немало, а течение аллергии лишь усугубилось. Можно ли было избежать такой ситуации?
- Без диагностической процедуры - видеоторакоскопии - нет, - продолжает Николай Опанасенко. - Это самый информативный метод. Хирург своими глазами видит образования в легких и берет образцы ткани именно в местах, вызывающих подозрение. Аппарат, который мы используем для этих целей, очень удобный, современный. В областных больницах такие аппараты тоже есть, но их почему-то крайне редко применяют. У врачей, возможно, не хватает опыта проведения этой процедуры, а пациенты, как только слышат, что понадобится общее обезболивание, несколько проколов или разрез, не дают согласия на видеоторакоскопию. Они не понимают, что ни пункция, которую делают тонкой иглой, ни компьютерная томография в сложных случаях не могут дать полной информации о состоянии легких. Так как наше отделение занимается инвазивной диагностикой, могу сказать: при сложных случаях расхождение в диагнозах, поставленных "на глаз" (по рентгеновским снимкам и компьютерной томографии), с теми, которые получаем после операции, доходит до 75(!) процентов. Сейчас мы можем использовать в работе самую современную медицинскую технику. Об этом позаботилось руководство института и в частности его директор Юрий Иванович Фещенко.
- Часто ли приходится снимать диагноз рак?
- Бывает, картина очень похожа. Но мы берем образец, отправляем в лабораторию на гистологию и получаем окончательный результат. В этом случае точность диагноза почти 97 процентов. Во всем мире принята доказательная медицина - врач должен доказать, что его диагноз точен. Есть сомнения - собирается консилиум. А среди врачей считается, что снять диагноз онкозаболевание труднее, чем поставить его. Иногда нам приходится это делать.
- Честно говоря, когда я услышала, что у меня рак, не могла в это поверить, - говорит Галина Алексеевна. - Даже испугаться не успела. Но, конечно, рада, что диагноз не подтвердился. Теперь получаю лечение от аллергии, чувствую себя гораздо лучше.
"В многодетной семье трое из десяти детей оказались больными туберкулезом"

...У 16-летней Нади из Закарпатья туберкулез обнаружили случайно. Первым заболел старший брат. Врачи проверили всю семью - десять детей и родителей. Трое (две сестры и брат) оказались больны туберкулезом, причем химиорезистентной (устойчивой к лечению) формой.
- Легкое у Нади было поражено на треть, образовалась огромная язва (каверна), и никакие препараты не помогали, - рассказывает Николай Опанасенко. - Полгода назад мы сделали ей операцию, применив щадящий метод. Убрали третью часть пораженного легкого через два прокола и небольшой разрез на спине вдоль ребра. Раньше, при обычной операции, необходим был разрез в два раза длиннее. А это значит, что травма больше, пациент тяжелее переносит операцию, дольше выздоравливает. Да и косметический дефект заметнее. У Нади шов уже выглядит нормально, легкое работает. Правда, лечение продолжается, но надеемся, вскоре девушка выздоровеет, и мы отправим ее домой.
- Надины брат и сестра тоже лечатся в Институте фтизиатрии и пульмонологии?
- Да. Брату (ему 23 года) мы тоже провели операцию, но еще более сложную - торакопластику. Пришлось удалить пять ребер, часть лопатки по разработанной нами методике, чтобы остановить развитие туберкулеза. Ведь он поразил оба легких, никакие препараты не помогали. Мы даже боялись, перенесет ли парень операцию. Теперь же считаем, что нам все удалось. Подобных вмешательств в Украине проведено лишь пять. Новая техника открывает для хирурга возможность помочь тем пациентам, которые раньше считались неоперабельными. У нас уже большой опыт вмешательств не только по поводу туберкулеза, но и при онкологических заболеваниях. Сейчас мы подали заявку, чтобы запатентовать свой метод. Для снижения стоимости операции приходится отказываться от комплектов степлеров (каждый стоит около 300 долларов, а на одну операцию может понадобиться до пяти комплектов) - сшиваем легкое вручную. Результаты хорошие.
Именно мы видим, каким долгим бывает путь к выздоровлению. Очень обидно иногда сознавать, что человек опоздал... к операционному столу. Анестезиолог не берется давать ему наркоз, хирурги боятся, что пациент погибнет во время операции. А ведь надо было всего лишь вовремя провести диагностику или щадящую операцию, не откладывать их на месяцы, годы - и жизнь была бы спасена.

http://president.org.ua/news/news-248947/