СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ефросинья Керсновская - сыромясоед, автор легендарной книги.

Сообщений 61 страница 66 из 66

61

Ну вот и подошла к концу книга Керсновской и я закрываю ее с чувством глубокой грусти. Все остальные раннее прочитанные мною книги в подметки не годятся дневнику Керсновской и я грущу, потому что врядли смогу найти такую же сильную книгу в будущем. В чем же заключается ее сила?! В том, что в ней нет ни капли лжи, лишь одна жуткая и шокирующая правда.
Некоторые эпизоды из жизни автора очень сильно напоминали эпизоды из моей жизни, подлость, лицемерие, подхалимство, предательсво "друзей" - все это пришлось испытать и мне, поэтому я очень сильно сочувствовал автору и не мог оторваться от книги. Керсновская заслужила Нобелевскую премию и я надеюсь, что в ближаейшем будущем ей вручат ее ( посмертно).
Теперь вопрос к сыроедам - какие книги могут сравниться с книгой Керсновской? И что теперь остается прочитать?

0

62

Kosmonavt написал(а):

Ну вот и подошла к концу книга Керсновской и я закрываю ее с чувством глубокой грусти. Все остальные раннее прочитанные мною книги в подметки не годятся дневнику Керсновской и я грущу, потому что врядли смогу найти такую же сильную книгу в будущем.

Дневник Керсновской меня духовно поддерживал.Неделя выдалась морально тяжелая,было желание смотреть мрачные фильмы и читать,что-то трагичное. Раньше читала на сайте"Воспоминания о гулаге" А.Морозова,тоже очень впечатлил.Была в шоке,как жестоко обращался конвой с заключенными. Для них человеческая жизнь ничего не значила. Много написано было про лишения,голод,когда ради еды могли убить. У Керсновской конечно,более жестко все описано. Сегодня нашла дневник жительницы,которой не повезло жить в блокадном Ленинграде. Тянет меня пострадать лишний раз,хоть и день рождение.

+1

63

Сергей, огромнейшее спасибо за эту тему!! Я жестоко пострадала в результате тяжелой эпидемии гриппа, поскольку переношу без лекарств, то лежу уже 2ю неделю, нет сил ходить, есть, жестокие боли. Переносить всё мне помогла история этой мужественной женщины, которая в самых нечеловеческих условиях осталась человеком милосердным, оптимистичным. Она останется примером для меня, как можно в самых зверских условиях жить по великим законам Вселенной. Я думаю, что только благодаря этому она и выжила. Спасибо, что есть такие люди.

+1

64

red00
trava
Жаль, что такие книги не читают в школе. Например, книги Толстого не вызвали во мне бурных эмоций, словно напрасно потратил время на чтение и ничего полезного для себя не нашел.

0

65

Советский политический миф и деятельность «антисоветских молодежныхорганизаций» 1950-х гг.

Автор -  Дмитрий Козлов

Я бы хотел ограничить предмет своего исследования той частью советскоймифологии, которая касается традиций и норм политического поведения,закрепленных в ее устойчивых образах и сюжетах. Рассмотреть некоторыеособенности функционирования советского политического мифа представляетсявозможным на примере «антисоветских молодежных организаций»

,действовавших во второй половине 1950-х гг. В качестве теоретической опоры япредлагаю обратиться к основополагающей книге Ролана Барта «Мифологии», хотяиспользование этой модели в работе с советским материалом и требует введениянекоторых ограничений.Тогда как классический «буржуазный» миф изымал свой предмет из истории,деполитизируя его, для мифа советского первостепенно важными былисамолегитимация за счет исторической традиции революционной борьбы иустремленная в будущее утопичность всего советского проекта. Догмыисторического материализма заставляли воспринимать советское обществозакономерным результатом исторического развития человечества на пути отпервобытнообщинного строя к коммунизму. То есть для советской мифологииважно было не только оправдать существующий социальный и политическийпорядок, но и позволить увидеть в нем, с одной стороны, грядущуюкоммунистическую реальность, а с другой, – результат работы многих поколений.Идеальный потребитель мифа должен был воспринимать его
динамически
,то есть не различать в его означающем (лозунгах, газетных статья, произведенияхкультуры) буквальный смысл и мифологическую форму. Как только он начиналчувствовать деформацию смысла под воздействием мифологической формы(
демистифицирующий взгляд
), он переставал
присутствовать в мифе
и начиналсмотреть на него как аналитик и критик [Барт 2010: 287–288]. Переключение регистра восприятия мифа наступало, как правило, неожиданно для самогочеловека, подобно религиозному озарению, становясь толчком к политическомуинакомыслию.Такое «озарение» описано во многих диссидентских биографиях. Так,арестованный в 1956 году за участие в подпольной политической организации,Борис Вайль, познакомившись в школьные годы с девушкой из деревни былшокирован условиями, в которых жила ее семья:
...меня поразило, что в избе, где жили ее родители, был земляной пол. Избасостояла из сеней и одной комнаты с русской печью в центре. Жило в ней 5 человек. С потолка свисала на толстой веревке деревянная колыбель — в ней спал младший членэтого семейства. Кроме того, в углу хрюкал маленький поросенок. Кроватей было толькодве, и кому-то приходилось спать на полу <…>От этой девушки я услышал пословицу (а она слышала ее от односельчан):«Хороша советская власть, да долго тянется» [Вайль 1980: 44].
Критикуя расхождения мифологической картины мира с действительностьюв одном, молодые люди воспроизводили другие ее элементы. Так,восемнадцатилетний ученик одной из школ Рязанской области Иван Сипратов, также, как и Борис Вайль, возмущенный нищетой колхозной деревни, попыталсянезамедлительно начать борьбу против советского строя, вскоре после чего быларестован. Ниже приводятся фрагменты его показаний на допросе:
3
У нас в колхозе жизнь очень плохая, колхозники на себя возят дрова из леса, хлебане получают, картофель так же. Видя эту картину, у меня возникла мысль вести борьбупротив колхоза, вредить колхозу, организовать организацию «Земля и воля». <…> Имеяденьги и оружие, мы выступим против колхозного строя и против руководителей местных организаций, против партийных работников. <…> Я имел в виду достать рацию и связаться с Америкой, чтобы она помогла нам. <…> имел в виду это сампроникнуть в комсомол, потом в руководители и сверху вредить, так лучше и не будет заметно
[ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 42657. Л. 11.]
Показания И. Сипратова иллюстрируют несколько важных положенийсоветского мифа. Даже если предположить, что на допросе следователям удалосьнавязать обвиняемому терминологию и логику дискурса обвинения (что не было редкостью, особенно во время следствия по делам несовершеннолетних), в этихпоказаниях опосредованно формулируется представление об идейноймонолитности советского общества. Во-первых, молодой человек признался встремлении обратиться за помощью к Соединенным Штатам Америки.Действительно, советский политический миф не допускал представлений обинакомыслии как о порождении самой советской системы: оно представлялось чем-то внесенным извне, либо требующим поддержки внешних врагов, в кольцекоторых существовало социалистическое государство. Но и для инакомыслящихСША являлись главным проявлением
Imaginary West
4
– социального конструкта,являющимся своеобразным «кривым зеркалом» советской ценностной системы.
5
Во-вторых, намерения (действительные или приписанные) бороться с советскимстроем путем вредительства опирались на традицию разоблачения внутреннихврагов как преступников, действовавших нелегальными методами, притворявшихсялояльными гражданами.С другой стороны, называя свою организацию «Земля и Воля» по именипервой народовольческой организации XIX века, молодой человек обращался кположительным образам советской мифологии. Диалектика революционногодвижения, наиболее кратко сформулированная В.И. Лениным в статье «ПамятиГерцена», была одним из стержневых сюжетов советского политического мифа,
иллюстрировавших историческую неизбежность советского строя на путиэволюции человечества [Ленин]. Декабристы, народовольцы, большевики-подпольщики, герои Гражданской и Великой Отечественной войн составлялипантеон
советских святых
, давали труднодостижимый образец идеальногоповедения [Fürst 2010: 112]. При всей агиографичности образов подпольщиковпрошлого, логика их поведения была близка и понятна молодежи 1950-х гг.Сравните фрагмент мемуаров старой большевички М.М. Эссен, опубликованных в1957 году, с уже цитировавшимися свидетельствами подпольщиков периода«оттепели»:
Знакомство с положением крестьянства во время работы на голоде заставило меня серьезно задуматься над социальными проблемами. Надо было понять что-тоосновное, главное, без чего жизнь дальше становилась невозможной
[Эссен 1957: 17].

Но если официальная культура апеллировала к героям прошлого как кобразцам личного мужества и партийной дисциплины, то инакомыслящаямолодежь находила в истории освободительного движения конкретные рецептыподпольной работы.Наиболее популярным, хотя и не единственным «учебником» был романА.А. Фадеева «Молодая гвардия» [Маркасова]. Так, один из участников литовскойорганизации «Железный волк» Альгидрис Лиорентас, на допросе признавался:
Я читал также и советскую литературу: Фадеева: «Разлом» <sic!>, «Молодаягвардия». Основанием для создания организации послужило вывешенное знамя, таккак нам это очень понравилось.
[ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 7493. Л. 9]. Очевидно,имелось в виду вывешивание молодогвардейцами красных флагов над зданиямиоккупационной администрации и шахтами Краснодона:
Народ со всех концов города стекался смотреть на флаги... У зданий и пропускныхбудок собирались целые толпы. Жандармы и полицейские сбились с ног, разгоняя народ, ноникто из них не решался снять флаги: у подножия каждого флага прикреплен был кусокбелой материи с черной надписью: «Заминировано»
[Фадеев].
В пользу этого свидетельствует упоминание в показаниях Лиорентасалистовок с надписью «заминировано» [ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 7493. Л. 6]. Нетолько подпольные практики, но и названия многих организаций («Рабоче-крестьянская гвардия, «Наша гвардия мальчиков»), надо полагать, возникали какаллюзия на книгу Фадеева. Более того, одна из литовских подпольных организацийносила имя «Тайный союз краснодонских молодогвардейцев».Выбор названия для организации был шагом не менее важным, чем принятие решения о начале протестной деятельности: именование давало кружкуприсутствие в символическом пространстве социума, а также обозначалопринадлежность участников группы к именованному объединению, отграничиваяего участников от непосвященного в тайную деятельность большинства. Чувствоколлективной идентичности также закреплялось наличием эмблемы организации,которая зачастую наносилась на документы с помощью самодельной печати.Известны случаи написания гимна подпольной группы.

Особенно интересен здесь случай пятнадцатилетнего москвича АнатолияЛатышева, автора листовок в поддержку Венгерского восстания 1956 года.Действовавший в одиночку, он все же подписал листовки аббревиатурой «О.О.Р.»
6
.Листовка как таковая, в одном из приближений, является средством маркированияфизического пространства, подпись на ней представляет собой акт символическогоосвоения публичного пространства. В этой же логике действовали и радиохулиганы, не просто самовольно выходившие в эфир, но и придумывавшиеназвания собственным «радиопередачам» и «радиостанциям»:
Однажды жители г. Коврова услышали из динамиков хрипловатый голос:«Внимание! Внимание! Общество “Черных тюльпанов” начинает свою передачу». Дальшев эфир безграмотным языком кто-то начал нести ахинею, пересыпаемую хулиганскимивыражениями
[РГАСПИ. Ф. М-1. Оп.7. Д. 570. Л. 79].
Подпись под воззванием или создание «виртуальной» организации,легитимировали действия молодых людей, обозначая их принадлежность к некоейполитической силе, большей, чем они сами. Очевидно, это желание легитимациибыло обусловлено и традицией умаления роли личности в истории в пользуколлективных действий. Так, чрезвычайно законспирированную организациюмосковских подростков, описал в своих воспоминаниях Владимир Буковский:
Понекоторым намекам …можно было догадаться, что нас очень много, чуть ли невся страна опутана нашей сетью – и ждет сигнала. <…> В сущности, мы ничегоне делали. Вся наша деятельность состояла в конспирации и вовлечении новыхчленов
[Буковский 1990: 86].Принадлежность к организации и нахождение в ней обеспечивалась ритуалами перехода, порой достаточно необычными. Так, отец обвиняемого поделу
«Дивизии СС “Викинг”»,
добиваясь помилования сына, сообщал о том, какдостигалось продвижение по иерархической лестнице внутри этой организации:
Один из подростков …получил «звание» не менее как полковника за то, что убилтрех котов, повышаясь за каждую кошачью голову на I ступень
[ГАРФ. Ф. 8131.Оп. 31. Д. 81905. Л. 3]. Однако как правило, вступление в организацию скреплялоськлятвой в верности организации и обещанием о неразглашении тайны еесуществования. Зачастую участники группы получали членские билеты, а на нихзаводились учетные карточки. Прообразом клятв и присяг подпольщиков можносчитать как аналогичные официальные ритуалы (вступление в пионеры, принятиевоенной присяги), так и примеры из литературы. Так, у пятнадцатилетнего жителяРиги Петра Орловского при обыске были изъяты
текст листовки и клятвы,написанной Орловским по образцу клятвы «молодогвардейцев»
[ГАРФ. Ф. 8131. Оп.31. Д. 95453. Л. 3].Повседневная деятельность подпольной группы также была серьезноформализована. Если протестные практики основывались на примерах из житийсоветских святых, то за образец для повседневной работы бралась деятельностьсовременных комсомольских / партийных организаций, на что прямо указывали некоторые обвиняемые по групповым делам:
Собрания проходили в лесу, когда уходили домой из школы. <…> От собрания колхоза я позаимствовал принципыведения собраний, и на собраниях велись протоколы.
[ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д.78901. Л.10]. Руководителем группы, как правило, становился основатель,управлявший единолично или с помощью узкого круга приближенных (порой, этимузким кругом и ограничивалась вся организация, а планы расширения ее состава неудавалось реализовать). Руководство группы собирало членские взносы, собранияпротоколировались, издавались приказы, выпускалась газета или журнал – подпольные организации действовали так, как «положено» действоватьорганизации. Можно предположить, что вторичность политических практик юныхподпольщиков обеспечивалась еще и возрастным желанием быть признаннымивзрослым миромТаким образом, советский политический миф давал молодыминакомыслящим язык, на котором они могли выразить свое несогласие с советскимстроем. Бедность форм советской публичной политики предоставляла в качествеобразцов политического поведения только подпольную революционную ячейку иорганизационную работу комсомольской организации. Исповедуя, как правило,социалистическую идеологию, используя практики, укорененные в советскомполитическом мифе, подобные инициативы молодежи не только пресекались, но имаркировались как антисоветское поведение, вплоть до преследования посоответствующей статье уголовного кодекса. Таким образом, история«антисоветских молодежных организаций» обнажает фундаментальноепротиворечие советского политического мифа: диалектика общественного развитияпо направлению к коммунизму (и освободительная борьба как двигатель этого развития), сталкивалась со стремлением остановить это развитие, поставивусловную точку в текущем историческом периоде, оправдать общественно-политический
status quo
. Неудивительно, что наиболее остро проблемамолодежного подполья встала в период оттепели, когда столкновение этихтенденций происходило на самом высоком уровне

(Исследование было проведено в рамках проекта «Утопия и проект: развитие советскойобразовательной системы 1960–1980-х годов в сравнительной перспективе» при поддержке ФондаМихаила Прохорова («Карамзинская стипендия»).
Источник - --

0

66

3

0