СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тяга к сладкому или гипогликемия

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Количество потребляемых углеводов так же важно, как и их качество. Отсутствие сложных углеводов при избытке простых в большой степени способствует возникновению и развитию хронической гипогликемии (низкого содержания сахара в крови). Гипогликемия сначала проявляет себя в виде неутолимого голода, не проходящего даже после плотной еды. Усталость, испарина и чрезмерная потливость, зевота, дрожь и не поддающаяся контролю эмоциональность - это лишь немногие из ее симптомов.
Более десяти миллионов американцев страдают от гипогликемии, причем многие об этом даже и не догадываются. На первый взгляд может показаться абсурдом: каким образом столько людей, в среднем потребляя около килограмма сахара в неделю, имеют в результате содержание сахара в крови ниже нормы?

Однако если вспомнить нашу дискуссию о простых углеводах, станет понятно, каким образом сам сахар провоцирует такое состояние.

Так как сахар в форме глюкозы снабжает энергией все тело, его недостаток может ослабить любой орган, в первую очередь мозг, которому он просто необходим для нормального функционирования. Потребление слишком большого количества сахара действительно приводит к уменьшению его содержания в крови.

За производство инсулина отвечают островки Лангерханса - маленькие лимфатические узелки в поджелудочной железе. Излишек быстросгорающего сахара вызывает их перестимуляцию. Когда человек, страдающий гипогликемией, съедает конфету, поджелудочная железа начинает выбрасывать инсулин, понижая уровень сахара в крови и истощая запасы гликогена (источника легко доступной энергии, содержащегося как резерв в печени). По мере иссякания гликогена печень начинает посылать сигнал “ в мозг в поиске помощи - и “вдруг” у гипогликогеника появляется сильное желание съесть что-нибудь сладкое. Если в организм снова поступает сахар, цикл повторяется. Если нет, то надпочечники выделяют гормон адреналин, который, помимо всего прочего, делает из сахара источник энергии в непредвиденных случаях. Высвобождение адреналина частично способствует появлению ряда симптомов, упомянутых ранее. И хотя доктор может вообще запретить пациенту, страдающему гипогликемией, есть сахар, многие продолжают употреблять его, не понимая, почему это вредно для них.

Больному гипогликемией рекомендуют придерживаться высокопротеиновой диеты. На первый взгляд кажется, что это должно сработать. Пациенту дается совет: каждый раз, когда ему начинает сильно хотеться сладкого, он должен съесть пищу с высоким содержанием протеина. Из-за малых запасов гликогена в печени организм вынужден превращать протеин в глюкозу, которая впоследствии используется как источник энергии. Но осуществление таких превращений требует огромных затрат энергии, поэтому после нескольких недель диеты больной гипогликемией бывает не в силах следовать предписаниям врача дальше. Полностью измученный, желающий сладостей даже более чем до начала лечения, пациент оставляет протеиновую диету.

Опыт, пришедший после долгих лет работы с такого рода больными, позволил выработать противоположный подход к данной проблеме. Гипогликогеникам протеиновая диета нужна не более чем здоровому человеку. Самое необходимое для них - топливо для получения энергии в форме сложных углеводов. Лучший совет больному гипогликемией - избегать сахара и рафинированных продуктов. Такой переход относительно прост и необременителен для человека, который на него решился, потому что абсолютно безопасная форма сахара, медленно высвобождаемая при усвоении макробиотических продуктов питания, возмещает потери энергии и уменьшает тягу к сладкому.

Ссылка

+1

2

Из того же источника:

I ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ГИПОГЛИКЕМИИ .
История выздоровления Дианы Саколик
До того как в декабре 1992 г. со мной случилось это несчастье, я уже страдала несколькими хроническими заболеваниями, которые воспринимались мной как часть моей жизни. Единственное, что я могла делать для улуч­шения своего здоровья, - это ходить к врачам и добро­совестно выполнять их предписания. Большую часть моей жизни я страдала запорами, грибковыми заболеваниями и подхватывала ОРЗ от трех до шести раз в год. С запорами я боролась слабительным, изводила тюбик за тюбиком противогрибковый крем и поглощала антибиотики против простуд.

Год от года периодически случавшиеся у меня воспа­ления мочевого пузыря становились вес серьезнее и чаще. После консультаций у трех разных докторов я безуспешно перепробовала восемь различных сильнодей­ствующих лекарств. Наконец, уролог обнаружил, что воспалены также и железы в мочеиспускательном кана­ле. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по его мнению, была очень болезненная операция, успех которой к тому же он не мог гарантировать. Я решила пока не делать операции и убедила своего врача пропи­сать мне лекарство, которое помогло одному из моих друзей в сходной ситуации. Оно смогло приостановить развитие инфекции и купировало острые боли. После этого я стала принимать его ежедневно в качестве проф­илактического средства.

Я была вынуждена принимать противовоспалитель­ные средства каждые четыре часа, и, если я не делала укола через четыре с половиной часа, я буквально лезла на стенку от боли в брюшной полости. Даже приняв лекарство, я чувствовала себя неуютно и находилась в крайне подавленном состоянии. Каждый день был для меня пыткой, которую я с трудом выносила.

В августе 1982 г. я приехала в Вашингтон, округ Колумбия, для занятий в Джорджтаунской школе права.

Я часто недосыпала и ела что попало, вплоть до начала октября. Затем у меня неожиданно начали возникать приступы головокружения. Возникла беспричинная деп­рессия. Я слегла в постель с простудой, от которой никак не могла избавиться, и провела в кровати две недели, предаваясь сну по двадцать часов в сутки. Приступы головокружения стали случаться все чаще и чаще, сопро­вождаемые затрудненным дыханием, потемнением в гла­зах и слезоточивостью. Единственным советом, который я в то время слышала от врачей и медсестер, было пожела­ние не принимать это близко к сердцу, а один из эскулапов даже назначил мне антибиотики. Мое горло, уши, нос и гайморовы полости были полностью заложе­ны.

К декабрю я уже не могла самостоятельно читать и готовиться к экзаменам, поэтому была вынуждена отло­жить их до января. Я вернулась домой в Манхеттен, где наш семейный доктор не нашел у меня никаких отклоне­ний.

В то время я испытывала такую глубокую депрессию, что начала задумываться о самоубийстве. Так как доктор не нашел у меня никаких расстройств физического здо­ровья, я стала думать, что начинаю сходить с ума, и собралась пройти обследование в клинике для больных с психическими отклонениями, одновременно с этим не переставая надеяться найти ответ на свои вопросы.

Однажды моя мать устроила дома вечеринку, где я познакомилась с женщиной, которой поставили диагноз “гипогликемия”. У нее были точно такие же симптомы, что и у меня. Я нашла ответ! Несколькими днями позже я прошла тест на переносимость глюкозы. Во время теста у меня появились и продолжались после него те самые ужасные ощущения: головокружение, затрудненное дыха­ние, потемнение в глазах и слезоточивость. Врачи сошлись в своих диагнозах, описав мое состояние как проявление гипогликемии.

С начала января я начала следовать типичной диете, назначаемой больным гипогликемией: с высоким содер­жанием в пище протеинов и малым - углеводов. Мое дневное питание состояло из 6-8 приемов пищи: молока, сыра, рыбы, цыплят, красного мяса или яиц. Я набивала себя рыбой, курятиной и яйцами с маслом потому, что обожала вкусно поесть. Другой причиной моего “энтузи­азма” в еде были почерпнутые из книг знания, что высокопротеиновая диета считается хорошим средством в лечении гипогликемии. Помимо вышеперечисленных про­дуктов я употребляла в пищу овощи с малым содержани­ем углеводов, такие, как грибы или салат-латук. Я броси­ла курить, перестала пить ужасное количество кофе, алкоголь и употреблять в пищу диетическую соду, сахар, муку и фрукты.

Мое самочувствие несколько улучшилось. Депрессия уменьшилась, а головокружения стали случаться реже. Однако, хотя я строго придерживалась рекомендованной мне диеты, сильные приступы гипогликемии продолжа­лись. Сознание было настолько затуманено, что я посто­янно забывала, что хотела сказать или куда что-нибудь положила. В течение многих дней я занималась только тем, что ходила в магазин, покупала и готовила себе еду - ни на что другое просто не оставалось сил. Каждый мой палец всегда был забинтован в двух-трех местах, так как я постоянно обжигала их у плиты или ранила ножом. Я начала бояться самостоятельно выходить на улицу, опасаясь упасть без сознания. Я проводила дома большую часть времени и набрала лишних 5 кг веса.

В начале марта я решила, что надо что-то делать, и несколько раз сходила на прием к аллергологу. Следуя его инструкциям, я записывала, когда и что я ела, а также вела наблюдения за своими ощущениями. Я составила список всех вещей, находившихся в доме, и сделала примечания, в которых говорилось, из чего они сделаны. То же самое я проделала с косметикой и упаковками бытовой химии, которыми пользовалась. Я истратила сотни долларов на различные врачебные тесты вдобавок к сотням, потраченным на выполнение советов врачей.

Прошло пять недель после моего визита к аллерголо­гу, когда на очередном обследовании помимо гипоглике­мии у меня обнаружили и другие нарушения функций организма, включая грибковую инфекцию, падение им­мунитета, сильную чувствительность к ингаляции и хими­ческим веществам, аллергию на молоко и молочные продукты, выявили недостаток ферментов поджелудочной железы и соляной кислоты. Я перестала потреблять мо­лочные продукты. Перед каждым приемом пищи я про­глатывала несколько таблеток, содержащих соляную кис­лоту, и принимала лекарство, содержащее фермент под­желудочной железы для улучшения пищеварения. Я поку­пала противогрибковые препараты и приобретала сразу по десять упаковок витаминов, чтобы с их помощью спра­виться с болезнью. Наступило некоторое улучшение, но я ощущала себя довольно вялой; время от времени случа­лись приступы головокружения в сочетании с затруднен­ным дыханием и помутнением зрения.

Нельзя сказать, что мне очень нравилась моя новая система лечения, поэтому следующим шагом было про­хождение весьма дорогостоящего обследования на аллер­гию, которое выражалось в постоянной смене продуктов и подразумевало потребление любой пищи не чаще одно­го раза в четыре дня. Я знала, конечно, что это мало мне поможет, но очень хотела выздороветь. Однако, когда мой аллерголог предложил мне убрать из дома все растения, так как на листьях и стеблях цветов может поселиться плесень, вызывающая мое недомогание, мне стало ясно, что должно быть другое решение. Моя диета становилась тем временем все жестче и утомительнее, по мере того как я старательно пыталась выяснить, что же мне проти­вопоказано.

Именно в это время Ассоциация против гипоглике­мии штата Мэриленд прислала мне бюллетень, в котором содержалась повестка дня следующего заседания. Там говорилось, что Билл и Барбара Тэйлор прочитают перед членами Ассоциации доклад о макробиотике. Мне сразу же захотелось принять участие в заседании, так как меня уже тошнило от мяса и всех этих цыплят. Раньше я прочитала книгу доктора Саттиларо под названием “Вы­званная жизнью”, после которой у меня появилось предчувствие, что макробиотика мне поможет.

Я прослушала доклад Тэйлоров и окончательно реши­лась встать на макробиотический путь. Я назначила встре­чу с Майклом Россоффом, консультантом по макробиотике и иглоукалыванию в Бетезде, штат Мэриленд. После беседы и оценки состояния моего организма он назначил индивидуальную диету, которой я должна была следовать. Рекомендации относились в основном к моему питанию; он рассказал мне о жизненно важных точках организма, о правилах их массажа и посоветовал, какие книги необ­ходимо прочесть. Ни слова не было сказано о таблетках или витаминах.

После трех дней строгого выполнения его рекоменда­ций внезапно пропали и больше никогда не возобновля­лись преследовавшие меня почти шесть месяцев голово­кружения и сопутствовавшие им симптомы. Я была в восторге. В течение семи месяцев, прошедших после того, как я начала питаться и жить по макробиотическим принципам, пропали и все остальные проблемы с моим здоровьем. Меня не мучила аллергия, я больше не стра­дала запорами, впервые за долгие годы я не простужалась, и у меня не воспалялся, как обычно, мочевой пузырь. Сентябрь 1983 г. стал для меня первым месяцем за последние шесть лет, когда у меня не было судорог. Все эти улучшения были усилены десятью сеансами иглоука­лывания, которые я получила в самом начале моей макробиотической жизни.

Я никогда ранее не пробовала такой разнообразной и вкусной “диеты”. Сейчас мне доставляет удовольствие как сама еда, так и процесс ее приготовления. Вместо того чтобы есть через каждые два или три часа, как я это делала раньше, сейчас мне хватает трех приемов пищи в день. Я перестала быть рабыней часов и расписания. Если я захочу, то смогу подняться рано утром, сделать утрен­нюю зарядку и подождать более трех часов, прежде чем приступить к еде, вместо того чтобы, как когда-то, сно­вать по маршруту спальня - кухня. Я также сбросила набранный мной за год лишний вес.

Мои мысли стали яснее, я чувствую себя счастливой. Я стала спокойнее и выдержаннее, чем была когда-либо в своей жизни. Конечно, время от времени я чувствую сильную усталость, но все же, в общем, мое здоровье идет на поправку даже быстрее, чем я могла надеяться.

Существует еще один немаловажный аспект макробиотики - это ее стоимость по сравнению с большинством других диет. Большинство продуктов, составляющих мак-робиотическое меню, весьма недороги, особенно в срав­нении с мясом или сыром. Когда я сидела на высокопротеиновой диете, я чувствовала себя такой обделенной и несчастной, что могла “утешаться” только дорогими сортами сыра и мяса. Сейчас мне уже не нужно прохо­дить какие-нибудь тесты, покупать лекарства или витами­ны.

И, конечно же, теперь у меня есть бесценный опыт достижения здоровья благодаря макробиотике.

0

3

Это кому как - все люди очень разные. Мне вот всего два года почти макробиотики  вылились в 25 кг лишнего веса. Я по причине тяжелого мат.положения (болезни, смерти близких) ела только каши и овощи-фрукты со своего огорода + буквально крошки мяса изредка да немного яиц. Сахара-мучного в рот не брала, тогда я уже знала, что этого мне нельзя категорически.
Лично мне подходит только протеиново-овощное питание. Ну и фрукты-ягоды в качестве углеводов. Какие там цельнозерновые каши!  Не смешите мои тапочки.

0

4

Тортила написал(а):

Сахара-мучного в рот не брала,

А сейчас потянуло на "Ушки"?

Не знаю, я всегда поправлялась от белого хлеба и кондитерских изделий. Если их исключала из рациона, при этом употребляла цельнозерновые (гречку, рис) с минимумом соли или без нее, никогда не поправлялась. А вот если добавляла сливочное или растительное масло, тогда да.

0

5

Фрашми написал(а):

А сейчас потянуло на "Ушки"?

Мало ли что потянуло, выглянуло солнышко и попустило!  Я считаю, что диетология - сложная и серьезная наука для профессиональных врачей, и рацион каждого человека должен строиться длительно (один тип  продуктов на  какой-то период - анализ крови) и уже на основании этих данных должно приниматься решение - что этому человеку стоит есть, а что нет. 
А гречку-рис без соли и масла я себя не заставлю съесь ни ложки! Только с маслом или каким-то соусом  и кучей специй для вкуса. Да и в таком виде рис-гречка для меня не еда - ни вкуса, ни чувства насыщения, да к тому же и жуткие запоры (даже при добавлении овощей)
ЛЮДИ ВСЕ РАЗНЫЕ!!!

0

6

В общем-то, я поместила отрывок из этой книги не с целью пропаганды макробиотики, а как пример того, что может произойти с организмом при употреблении только простых углеводов.

0

7

Ой, я всякого начиталась, и верю всем, кому помогло то или иное питание - ну не могут все люди врать! Да, кому-то подходит микробиотика или вегетарианство или сыромясоеедение и т.д. Если человек здоров и молод - то не стоит особо этим заморачиваться, мне кажется, только не есть много дряни типа кондитерских изделий, всего мучного и промышленной еды, побольше свежих овощей и фруктов - да и достаточно. Но есть такие люди, как вот я, или эти дети с эпилепсией, или те, кто плохо переносит определенные продукты - аллергия, поносы, запоры, лишний вес, прочие реакции - вот этим нужно искать свое. Это не очень просто, само собой.

0

8

А что скажете про употребление свежевыжатых апельсиновых, морковных, томатных, виноградных, грейпфрутовы и т.п. соков? Так ли это вредно?

0