СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Авраам Файнберг - "Уроки Ленинградской блокады".

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Житель блокадного Ленинграда, член Союза писателей Израиля Авраам Файнберг(1930-2010) рассказывает о духовном величии защитников города-героя и их соотечественников, об уроках стойкости, самоотверженности, повлиявших на последующую жизнь автора. Книга иллюстрирована фотодокументами и репродукциями произведений искусства.

http://fainberg.dk/BOOKS/Blokada.pdf
http://www.holocf.ru/pages/59

0

2

В первую блокадную зиму число умерших от голода, холода и
болезней во много раз превысило людские потери от бомбёжек,
артиллерийских обстрелов и пожаров.
Ослабевшие жители с жёлтыми лицами и остекленевшим
взглядом передвигались, наклоняясь всем корпусом вперёд, тя-
жело переставляя ноги. Первыми умирали сильные, крупные
мужчины, которым требовалось много пищи. За ними дети.
Наиболее выносливыми оказались худощавые старушки, при-
выкшие к экономному питанию.
Ещё в августе 1941 года ввели продовольственные карточки
– разного цвета для различных продуктов. Продавщицы ножни-
цами отрезали талоны с напечатанными названиями продуктов
и сроками отоваривания. Просроченный талон терял силу. Вме-
сте с карточкой предъявлялся паспорт. Нормы выдачи несколь-
ко раз менялись.
Наименьшая суточная норма составила с 20
ноября 1941 года двести пятьдесят граммов хлеба на рабочего и
сто двадцать пять граммов на служащего, иждивенца и ребёнка.
Хлеб наполовину состоял из ржаной муки и наполовину из сме-
си целлюлозы, жмыха, солода, отрубей и мельничной пыли. В
итоге получался кусочек тяжёлой, серой, липкой массы. Потеря
карточек означала неизбежную смерть. А с каким наслаждением
мы, мальчишки, грызли твёрдые кусочки дуранды – подсолнеч-
ного жмыха, как это казалось вкусно!
Бывало, голодные подростки вырывали в магазине хлеб у ста-
рушек и тут же запихивали в рот. Разъярённые женщины изби-
вали виноватых, но чаще бессильно плакали, проклиная Гитле-
ра.
Изловили в пищу собак, кошек, голубей, ворон. Мне дове-
лось есть кошачье мясо, которое оказалось светлым, жёстким,
безвкусным. В конце 20 столетия благодарные блокадники-
ленинградцы в центре города на улице Малой Садовой, непода-
лёку от Невского проспекта, поставили памятник неизвестной
кошке.
До войны любимицей нашего двора была большая собака.
Малыши садились на неё верхом, зимой запрягали в санки. В
блокаду пошла в пищу хозяевам.

Долгое время мама хранила как неприкосновенный запас ба-
ночку с вишнёвыми косточками. Но и их раскололи и съели. От
цинги спасались с помощью хвои. Дробили её и пили настой.
Непрестижная профессия моей мамы, продавщицы овощного
магазина, оказалась во время блокады удачной.

С усилением
голода отоваривание по карточкам превратилось в проблему, а
продавцам отовариться легче. Контроль за отпуском продуктов
установили жесточайший. Всякое злоупотребление каралось по
законам военного времени.
Каково было блокадникам, пережившим муки голода, про-
читать с наступлением гласности в журнале «Юность» воспо-
минания Дмитрия Толстого, сына Алексея Толстого и Натальи
Крандиевской, о том, как он и его мать видели в мусорном ве-
дре засохшие недоеденные булки, выброшенные в отходы со-
седом, одним из партийных боссов. А недавно мне попалась
документальная книга зарубежного автора 2007 года издания,
где утверждалось, что в самые жуткие дни блокады работала за-
секреченная кондитерская фабрика, изготовлявшая пирожные
эклер для партийной элиты…
В то же время сотрудники, охранявшие коллекцию зерна, со-
бранную академиком Н.И.Вавиловым, погибли от голодного ис-

тощения, но не тронули ни одного зёрнышка из сберегаемых 200
тонн.
Дорога, проложенная по льду Ладожского озера, прозванная
«Дорогой жизни», поддерживала связь осаждённых с Большой
землёй. С декабря 1941 года десятки грузовиков ежедневно до-
ставляли в Ленинград до 800 тонн продовольствия и боеприпа-
сов, а вывозили больных, раненых, стариков, женщин с детьми.
Фашисты бомбили дорогу. Более ста машин с людьми и грузом
ушли под лёд. Однако движение не прекращалось.
С 25 декабря 1941 года впервые увеличена суточная норма
выдачи хлеба: триста пятьдесят граммов рабочим, двести грам-
мов – служащим, иждивенцам, детям.

0

3

"Ананасы для Жданова

В сентябре 1941 года фашисты разбомбили Бадаевские скла-
ды, в которых хранились главные продовольственные запасы.
Старые здания с деревянными перекрытиями горели, словно
гигантский костёр. Запасов продуктов в Бадаевских складах
хватило бы на случай осады. Руководители предприятий очень
просили А.А.Жданова разрешить рассредоточить их по круп-
ным заводам. Однако «хозяин» Ленинградской области не со-
гласился. Склады сгорели. Десятки тонн пропитанной сахаром
и маслом земли промывали на кондитерских фабриках, делая
леденцы. Горожане рыли и ели эту землю, запивая водой.

Неисчислимыми страданиями заплачено за губительный просчёт
Жданова. Пресса в годы перестройки сообщила, что самому пер-
вому секретарю обкома переправляли самолётом через линию
фронта деликатесы вплоть до ананасов.
Для ленинградцев главным источником информации явля-
лось радио. Круглые чёрные репродукторы – «тарелки» име-
лись в каждой семье. Радиоприёмники население обязали сдать.
Сохранивший приёмник рассматривался как диверсант. Радио-
передачи изо дня в день поддерживали боевой дух осаждённых.
Мама до позднего вечера работала. Я лежал, обессилевший,
один в комнате и слушал радио.
В первую блокадную зиму число умерших от голода, холода и
болезней во много раз превысило людские потери от бомбёжек,
артиллерийских обстрелов и пожаров.
Ослабевшие жители с жёлтыми лицами и остекленевшим
взглядом передвигались, наклоняясь всем корпусом вперёд, тя-
жело переставляя ноги.

Первыми умирали сильные, крупные
мужчины, которым требовалось много пищи. За ними дети.
Наиболее выносливыми оказались худощавые старушки, при-
выкшие к экономному питанию.

Ещё в августе 1941 года ввели продовольственные карточки
– разного цвета для различных продуктов. Продавщицы ножни-
цами отрезали талоны с напечатанными названиями продуктов
и сроками отоваривания. Просроченный талон терял силу. Вме-
сте с карточкой предъявлялся паспорт. Нормы выдачи несколь-
ко раз менялись. Наименьшая суточная норма составила с 20
ноября 1941 года двести пятьдесят граммов хлеба на рабочего и
сто двадцать пять граммов на служащего, иждивенца и ребёнка.
Хлеб наполовину состоял из ржаной муки и наполовину из сме-
си целлюлозы, жмыха, солода, отрубей и мельничной пыли. В
итоге получался кусочек тяжёлой, серой, липкой массы. Потеря
карточек означала неизбежную смерть. А с каким наслаждением
мы, мальчишки, грызли твёрдые кусочки дуранды – подсолнеч-
ного жмыха, как это казалось вкусно!
Бывало, голодные подростки вырывали в магазине хлеб у ста-
рушек и тут же запихивали в рот. Разъярённые женщины изби-
вали виноватых, но чаще бессильно плакали, проклиная Гитле-
ра. "

0