СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Во время турниров чемпион, Михаил Ботвинник, избегал… секса

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Во время турниров Михаил Ботвинник избегал… секса
Дмитрий КОМАРОВ, международный гроссмейстер, шахматный обозреватель «ФАКТОВ»
16.08.2011
 
9 фактов из жизни Михаила Ботвинника
В НКВД потребовали, чтобы Ботвинник отказался от матча на первенство мира
1. Михаил Моисеевич Ботвинник родился 17 августа 1911 года в дачном поселке Репино под Петербургом. Его родители были зубными врачами.
— Отец обладал огромной физической силой, — вспоминал Михаил Ботвинник. — Хватал за рога быка из стада и валил на землю. И характер у него был жесткий. В 1920 году он увлекся другой женщиной и ушел из семьи. Мы стали жить бедно. Отец давал нам 120 рублей в месяц, что было очень и очень скромно. Мать болела, часто лежала в больнице. Хозяйство вел мой старший брат Исаак. Когда я стал студентом, брат давал мне рубль в день на обед, ужин и дорогу.
Родители были категорически против того, чтобы я играл в шахматы. Даже когда пришли успехи и мое имя появилось в газетах, ни отец, ни мать не испытывали особого восторга. Когда же в 1926 году мне нужно было в первый раз ехать играть в Стокгольм, мать помчалась в школу к классному руководителю, который с ироничными нотками в голосе сказал ей: «Для того чтобы в таком возрасте мир посмотреть, можно и десять дней в школе пропустить».
2.Тогдашний чемпион мира гениальный кубинец Хосе-Рауль Капабланка в свободный от Московского международного турнира день (20 ноября 1925 года) приехал в Ленинград, чтобы дать сеанс одновременной игры. Самым юным из 30 участников сеанса был шахматист первой категории 14-летний Миша Ботвинник. Зал филармонии, где проходила игра, был забит до отказа. Каждый болельщик считал себя вправе подсказывать юному игроку единственный правильный ход, поэтому, чтобы сосредоточиться, он закрывал уши руками. Несмотря на царивший вокруг ажиотаж, Михаил играл спокойно и уверенно. В конце концов Капабланка положил на доску своего короля в знак капитуляции.
3.Не прошло и десятилетия, как Ботвинник и Капабланка поделили первое место на крупнейшем в то время международном турнире в английском Гастингсе. Еще через четыре года молодой советский гроссмейстер вызвал на матч другого шахматного исполина — Александра Алехина, сменившего Капабланку на шахматном троне. Тогда же, в 1939-м, Ботвинник получил телеграмму от главы советского правительства: »Если решите вызвать шахматиста Алехина на матч, желаем вам полного успеха. Остальное нетрудно обеспечить. Молотов«. Позднее, прочитав послание с кавказским акцентом, Ботвинник понял, что, скорее всего, оно было продиктовано самим Сталиным.

*Михаил Ботвинник сыграл 1202 партии, выступил в 59 турнирах. Его учениками были два чемпиона мира — Анатолий Карпов и Гарри Каспаров
Переговоры с Алехиным прервала война. В январе 1946 года Ботвинник вновь написал Сталину и в очередной раз получил положительный ответ. А через два месяца при загадочных обстоятельствах Алехин умер в захудалой португальской гостинице.
— Отец мечтал победить в честной спортивной борьбе, поэтому смерть чемпиона мира стала для него личной трагедией, — рассказывала «ФАКТАМ» дочь шахматиста Ольга Фиошкина-Ботвинник. — Михаил Моисеевич с огромным уважением относился к Александру Александровичу, хотя как коммунист не одобрял того, что Алехин сотрудничал с фашистами. Папу несколько раз вызывали в НКВД, в грубой форме требовали отказаться от матча, заклеймить предателя и лишить его титула чемпиона мира. Но на проведении поединка настоял сам Сталин, а уж перечить вождю никто не посмел.
Хотя кто может поручиться, что НКВД, контролировавший все сферы жизни в стране, не решил подстраховаться и «помочь» своему шахматисту, ликвидировав его соперника. Ведь когда через два года отца пригласили на заседание ЦК партии, Жданов, один из ближайших соратников Сталина, выступил с неожиданной инициативой. Предполагалось, что остальные советские гроссмейстеры, чтобы не допустить на трон американца Самуила Решевского, нарочно проиграют Ботвиннику и выведут его на первое место. Михаил Моисеевич наотрез отказался и без всякой посторонней помощи стал чемпионом мира.
«Если поправляюсь во время турнира, значит, плохо играю»
4.У него все было подчинено главной цели — победе. Гроссмейстер рекомендовал приходить на игру за 10 минут до начала партии, чтобы заранее сесть за шахматный столик и психологически настроиться на соперника. После партии он не оставался в турнирном зале и никогда не заходил в пресс-центр: зачем давать соперникам лишнюю информацию о себе? Газет во время соревнований не читал, зато по их окончании очень внимательно просматривал прессу.
Секса во время турнира Михаил Моисеевич рекомендовал избегать. По его мнению, при интимной близости теряется фосфор, необходимый для мыслительного процесса, накапливается усталость. Не советовал также посещать концерты и развлекательные мероприятия, не предусмотренные регламентом: шахматисту лучше пораньше лечь спать.
«Больше семидесяти лет делаю по утрам зарядку и гимнастические упражнения. Не курил никогда, за исключением двух месяцев в молодости, алкоголя не употреблял, ел всегда за полтора часа до игры, потом лежал, но не спал, потому что когда лежишь, никто не лезет с пустыми разговорами. Сначала брал с собой на игру черную смородину с лимоном, жена сама выжимала. Потом стал пить кофе. Одно время ел шоколад во время игры, думаю, это неплохо.
Для себя заметил так: если поправляюсь во время турнира, значит, плохо играл, и если прихожу после партии неуставшим — тоже плохо. Ну а если измочаленный — тогда полный порядок. После партии с Капабланкой в Амстердаме со стула не мог подняться». (Из воспоминаний Михаила Ботвинника).
5.Перед началом матча в 1960 году с Михаилом Талем Ботвинник, всегда лично осматривавший игровой зал, выяснил, что путь до туалета занимает гораздо больше времени, чем ему представлялось необходимым. Чемпион мира наотрез отказался играть в предложенном помещении. После долгих дискуссий компромисс был найден: позади зала в небольшой комнате был установлен специальный чан. Правда, злые языки поговаривали, что никакого чана не было, а для этой цели использовался переходящий Кубок Гамильтона Рассела, вручавшийся сборной СССР за победу на Всемирных шахматных олимпиадах.
6.Первый советский чемпион мира был женат на балерине Большого театра Гаянэ Анановой, с которой прожил 52 года. О своем знакомстве с будущей женой Ботвинник вспоминал так: «1 мая 1934 года отправился я к своему приятелю, который в то время женился на молодой солистке балета. Опаздывал: все уже собрались. Сели за стол. Глянул на свою соседку справа и обомлел. От нее исходило такое очарование! Лишь потом я понял, что Ганочка обладала способностью делать других людей добрее. Провожал я Ганочку по ночному Ленинграду с приключениями: проливной дождь, мосты разведены. Домой шел очарованный этой удивительной и в чем-то загадочной девушкой. И появилась через год жена — жгучая брюнетка с черными-пречерными глазами, стройная и изящная.
Когда Гаянэ не могла сопровождать меня на турниры, то давала житейские наставления: «В день партии не отвлекайся, ни на что не обращай внимания. Бери пример с Галины Улановой: в день спектакля она с утра ни с кем не разговаривает. Помни, что у человека одна нервная система».
В 1985 году Гаянэ Давидовна и Михаил Моисеевич отметили золотую свадьбу. А через два года, 4 декабря 1987 года, Гаянэ умерла. Ботвинник пережил жену почти на восемь лет, успев поучаствовать в воспитании правнучки Машеньки и правнука Алеши.
Первый чемпионский лавровый венок гроссмейстер пустил на суповые приправы
7.По воспоминаниям дочери и близко знавших его людей, первый советский чемпион мира был человеком весьма практичным. Когда западные журналисты спросили Михаила Моисеевича о перебоях с продуктами в перестроечном СССР, он, казалось бы, искренне удивился: «Какие трудности, я ничего такого не заметил, вот у меня, например, пять килограммов сахара в шкафу припасено».
Известно, что свой первый чемпионский лавровый венок Ботвинник пустил на суповые приправы. А вот выдержка из секретного сообщения МВД СССР о поведении шахматиста, заранее узнавшего о проведении денежной реформы 1947 года: «Гроссмейстер Ботвинник 28 ноября в ресторане «Москва» через директора потребовал отпустить ему 7 килограммов шоколада в плитках. На следующий день в том же ресторане Ботвинник скупил еще 10 килограммов шоколада «Золотой ярлык».
— Папа строго относился к себе и своим близким, — вспоминала в интервью «ФАКТАМ» Ольга Михайловна. — Меня это обижало, но сейчас я понимаю, что он был прав. Институтскую стипендию в тридцать рублей я не получала, в то время ее давали только ребятам из семей с низкими доходами, независимо от успехов в учебе. Отец выдавал мне двадцать рублей в месяц на пропитание и еще семь — на проездной.
Родители, бабушка, няня и я жили в обычной двухкомнатной квартире. У отца были свои пристрастия, он ценил вкусные блюда, но в то же время был готов довольствоваться одной гречневой кашей. За единственным обеденным столом папа занимался шахматами, а потом я делала уроки. Во время матча за звание чемпиона мира с Давидом Бронштейном в 1951 году отец, чтобы нас ночью не тревожить, анализировал отложенные партии в ванной. Доску ставил на корзину для белья. Победителю матча полагалось тогда 20 тысяч дореформенных рублей, а проигравшему — 12 тысяч.
В 1949 году отцу выделили участок у Москвы-реки. Он рассказывал, что с просьбой предоставить ему место для строительства сначала обратился к Лаврентию Берии. Когда же всесильный чекист отказал, отец не растерялся и из кабинета главы спортивного ведомства позвонил по «вертушке» секретарю ЦК КПСС Георгию Маленкову. И вскоре пришла разрешительная телеграмма за подписью самого Сталина. На постройку дачи призовых не хватило, тогда он одолжил денег у маминых братьев и построил дом по собственным чертежам.
Будучи доктором технических наук, отец всю домашнюю работу выполнял сам. Сантехнику тоже чинил своими руками. Однажды произошла такая вот история. По соседству с нами поселился помощник Брежнева Александров-Агентов. Увидев, что человек в старом спортивном костюме залез в колодец и что-то там ремонтирует, Александров-Агентов небрежно обратился к нему: «Когда закончите, зайдите, пожалуйста, ко мне». Отец зашел, они подружились, потом вместе гуляли.
8. «Призы, которые дедушка получал, по сравнению с сегодняшними гонорарами — просто копейки, — сетовал в разговоре с «ФАКТАМИ» внук чемпиона мира Георгий Андреевич Ботвинник. — Михаил Моисеевич был очень ответственным человеком и всю жизнь помогал вдове брата и сводной сестре. Постоянно посылал им деньги в Ленинград. Всегда привозил подарки из-за границы семье и сотрудникам своей научной лаборатории. В 1935 году Орджоникидзе подарил ему машину. Тогда мало кто имел легковой автомобиль. Дедушка был за рулем до самой войны, а потом у него резко ухудшилось зрение. В 1957 году ему дали возможность вне очереди приобрести «Победу», через шесть лет — «Мерседес». В 1978-м немецкая федерация подарила дедушке еще один такой автомобиль, который был на ходу пятнадцать лет».
9.Свою научную деятельность Михаил Моисеевич начал на украинской земле, проходя студенческую практику на каскаде Днепровских гидроэлектростанций. В 1937 году Ботвинник защитил кандидатскую, а еще через 14 лет — докторскую диссертацию по электротехнике. В годы войны он получил авторское свидетельство на «приспособление к танку для осуществления прыжка».
Интересно, что в его научной лаборатории не было стола. Михаил Моисеевич считал, что, как только у ученого появляется рабочий стол, он перестает быть мыслителем. В начале 1960-х экс-чемпиона мира увлекла совершенно новая идея — создание «искусственного интеллекта» — шахматной программы «Пионер», реализации которой он посвятил более 30 лет жизни. После победы «Пионера» над американской шахматной программой на соревнованиях в Канаде Ботвинник предложил использовать разработки своей лаборатории для решения экономических задач в масштабе страны.
После аварии в Чернобыле шахматист и ученый обращался «наверх» по поводу размещения атомных станций. Считал, что строить их надо в безлюдных районах Крайнего Севера, а затем энергию передавать на «материк». Ответа не последовало…
В материале использованы отрывки из книг и воспоминаний Михаила Ботвинника: «Аналитические и критические работы» (Москва, 1987 г.), «Портреты» (Москва, 2000 г.), материалы из российского журнала «64 — Шахматное обозрение» и документального фильма «Спасти СССР. Идея Ботвинника» (телеканал «Россия», 2005 г.).

увеличить

+1

2

http://berkovich-zametki.com/Snitko20.htm

НЕИЗВЕСТНЫЙ МИХАИЛ БОТВИННИК
и роль НРС в его жизни

ДИССИДЕНТ
(1-й роман с ЦК)

         В 1948 году советский шахматист впервые стал чемпионом мира.
         Одновременно новый чемпион был коммунистом, доктором технических наук, хорошим семьянином. Вся его дальнейшая жизнь, казалось, протекала в лучах славы. Ан нет! 24 мая 1954 г. М.М.Ботвинник передал секретарю ЦК КПСС П.Н.Поспелову письмо со своими соображениями по поводу организации социалистической революции на Западе без третьей мировой войны. Михаил Моисеевич опасался, что в погоне за мировой революцией может вспыхнуть третья мировая война с атомными бомбардировками. Письмо, по словам самого Ботвинника, было написано от руки, чтобы не было повода "пришить" сообщников. Сегодня кажется удивительным, что человек столь высокого аналитического ума мог искренне верить коммунистической пропаганде. Если Лев Ландау понял, что Ленин и созданная им система, в действительности, фашистские, то Ботвиннику этого не было дано понять. Поэтому советский шахматист номер один, вдохновленный ярмом, которое надел СССР на страны восточной Европы, вначале своего письма расписывается в верности заветам Ленина и понимании идей современности нового вождя Маленкова: "Товарищ Г.М.Маленков выразил чувства всех советских людей - и не только советских, - когда сказал, что "да будет священным для всех нас желание народа не допустить пролития крови миллионов людей... Все стало азбучной истиной после работы В.И.Ленина "Империализм как высшая стадия капитализма".
         Для обоснования своих предложений Ботвинник ссылается на недостатки, по его мнению, в программах зарубежных компартий:
         "Если напомнить, что программа (английской компартии - В.С.) провозглашает также аннулирование всех акций, а мелких держателей акций в Англии немало, (Ленин в свое время ссылался на заявление Сименса в Рейхстаге в 1900 г. о том, что "акция в 1 фунт стерлингов есть основа британского империализма"), и что вообще программа не уточняет различия между крупным и мелким собственниками, то следует ли удивляться, что промежуточные слои в Великобритании по-прежнему с недоверием относятся к компартии и отдают свои голоса консерваторам и лейбористам?"
         Похоже что, Михаил Моисеевич оценивал программу английских коммунистов, как бездарную и невежественную. И невдомек было великому шахматисту, что программы коммунистических партий Запада писались под диктовку Москвы, которая содержала эти компартии, а потому держала их на коротком поводке и учила их как "жить" в их странах по советски, то бишь по дурацки.
         Вдобавок Ботвинник напомнил секретарю ЦК слова Энгельса о том, что "Чем больше крестьян, которым мы не дадим опуститься до пролетариев и которых мы привлечем на свою сторону еще крестьянами, тем быстрее и легче совершиться общественное преобразование... Материальные жертвы, которые придется принести в этом смысле, в интересах крестьян из общественных интересов, с точки зрения капиталистической экономики могут оказаться выброшенными деньгами, а между тем, это - прекрасное употребление капитала, потому, что они сберегут, может быть в десять раз большие суммы при расходах на общественное преобразование в его целом. В этом смысле мы можем, и следовательно, быть щедрыми по отношению к крестьянам."
         Иш ты, энгельсист несчастный, подумал, наверное, Поспелов. А Ботвинник начитавшись своего Маркса, "оборзел" и еще похлестче секретарю ЦК совет дает:
         "К.Маркс различает две части прибавочной стоимости: 1) Доход, который идет на удовлетворение личных потребностей собственников, и 2) ту часть прибавочной стоимости, которая капитализируется, поступает в общественное хозяйство. Так не следует ли первую часть, доход "мелких собственников", т.е. ту сумму предметов потребления, которую они поглощают, гарантировать им?"
         Ох ты, гарантировать! Умен был Моисеич, а не понял, что вся политэкономия большевизма сводилась к двум основным принципам: твое - мое и мое - мое. Что же тут гарантировать? А Ботвинник еще советует и советует, как советский человек, разумеется - ему, видите ли, мир нужен:
         "Более того, кажется полезным гарантировать увеличение со временем этой суммы (на удовлетворение личных потребностей - В.С.) как со снижением военных расходов, так и с ростом национального дохода (например, на 1 % с уменьшением военных расходов на каждые 10 % и на 5 % на каждое удвоение национального дохода на душу населения) - вот тогда эти промежуточные слои пойдут за рабочим классом, пойдут за компартией, тогда монополисты будут изолированы."
         Эх, Михаил Моисеевич, нашли же Вы кого учить, ради кого "права качать"! Чемпион мира, а не смог догадаться, что советским вождям нужны были лишь нищие, обобранные и бесправные сограждане, которым для счастья достаточно было подбросить обглоданную кость. Ботвинник верит статьям в "Правде" о том, что в капстранах, в отличии от СССР, рабочих жестоко эксплуатируют и сообщает об этом Поспелову:
         "Звериное лицо империализма смотрит в сторону колоний и полуколоний. Награбленные там средства империалисты используют для подкармливания своих народов, обеспечивая себе тем самым ... "цивилизованное лицо", обращенное к народам метрополий. (Для иллюстрации можно привести цифры, не так давно опубликованные в "Правде"...)".
         Хоть и был Ботвинник великим шахматистом, а почему относился с абсолютным доверием к данным опубликованным в абсолютно лживой газете до сих пор не понять.
         И вот, эти гадкие империалисты, по мнению зрелого коммуниста Ботвинника, имеют план-минимум по которому опутали весь мир военными базами и согнали во всякие блоки народы "своих" стран и "ненадежные, с точки зрения революции, народы." План-максимум империалистов, полагает истинный коммунист, "...состоит в том, чтобы в благоприятный момент...напасть на лагерь социализма". А поэтому, следует изолировать империалистов. Как? И умный технарь, но бесхитростный политик Ботвинник в конце письма дает секретарю ЦК КПСС товарищу Поспелову еще один то ли совет, то ли вопль души :
         "Мне кажется, что если гарантировать ( в странах Запада) мелкой буржуазии сохранение 100 % дохода после революции, а крупной буржуазии некоторую долю дохода, то можно изолировать монополистов от народа, избавить человечество от атомной катастрофы и создать условия для скорой социалистической революции на Западе."
         Можно только догадываться как переживали ЦКисты предложение Ботвинника вынуть у них изо рта то, что они считали своим. Сегодня мы поражаемся политической наивности великого шахматиста. Но это наивность порядочного человека, а не рвача. Тем более, что с 1939 года "верные сталинцы" из высшего окружения Сталина знали из уст "самого", что о мирном демократическом пути к власти в странах Запада коммунисты этих стран не могут даже и мечтать, так как никому на Западе они не нужны.
         Как и следовало ожидать Ботвинник оказался Поспелову не товарищ, а пацан. На крик неопытной в политике души Ботвинника Поспелов дал ответ 19 июня 1954 г. в виде резолюции:
         "Заметки" М.Ботвинника представляют интерес как проявление буржуазной идеологии лейбористского типа и боязни капиталистического окружения. Полагаю, что следует вызвать М.Ботвинника в Отдел пропаганды и разъяснить ему антимарксистский характер его заметок. Если же он будет настаивать на своих некоммунистических взглядах, то он не может, мне кажется, оставаться членом партии."
         Делопроизводством ЦК КПСС зарегистрировано, что экземпляр записки Поспелова "об ошибках Ботвинника" в связи с его письмом на тему "Возможна ли социалистическая революция на Западе?" и само письмо Ботвинника поступили 19 июня 1954 г. Первому секретарю ЦК КПСС Н.С.Хрущеву и секретарю ЦК КПСС М.А.Суслову.
         "Мальчишку" от большой политики вызвали в Отдел пропаганды и пропесочили. В итоге, Ботвинник написал покаянное письмо Поспелову 27 декабря 1954 г., где божился, что он не презренный лейборист, а "Я - за революцию... я - за то, чтобы вырвать у монополистов экономическую и политическую власть..."
         Но, тем не менее, наш настырный коммунист и чемпион умудрился чуть ранее, в начале декабря, отправить письмо с аналогичными предложениями Маленкову. Высшие кадры в руководстве страны того времени были заняты межличностной грызней за власть и им было не до "незрелого" коммуниста Ботвинника. Поэтому Поспелов ограничил наказание Ботвиннику тем, что заставил чемпиона выслушать опытных пропагандистов. Михаил Моисеевич после "пропесочивания" в отделе пропаганды ЦК, видимо, понял, что с дураками и мерзавцами не следует связываться и больше в политику не совался. Но его автографы с наставлениями и извинениями Поспелову сохранились для истории в Центральном хранилище современной документации, фонд 5, опись 30, дело 81.
         Сегодня можно удивляться как этот, внешне сухой и бесстрастный человек, достигший вершин советского благополучия, сумел ощутить опасность мировой катастрофы, но не почувствовал фашистской сути советского режима. Впрочем, эта беда оказалась присущей многим.

НЕВЫЕЗДНОЙ
2-й роман с ЦК

         
         В том же фонде номер 5, где лежат более рание документы, касающиеся Ботвинника, лежит более поздняя переписка М.М.Ботвинника с секретарем ЦК КПСС М.В.Зимяниным и другие документы касающиеся "неблаговидного" поведения известного шахматиста.
         С 1958 года Ботвинник занимался разработкой "искусственного шахматного мастера", то есть созданием шахматной программы для ЭВМ. В 1978 году, когда маразм наверху крепчал, Ботвиннику не дали возможности произвести отработку его программы "Пионер" на американских ЭВМ, которые были намного более скоростными, чем производимые странами СЭВ модификации "ЕС" - повторение украденной документации американских "IBM 370" (правда, на советской и восточноевропейской технологии производились тихоходные инвалиды, а не копии IBM-370), советские БЭСМ", "Минск" или "Наири" с "Искрой". Дело в том, что Ботвинник шел путем создания искусственного интеллекта, а не простого перебора позиций. В 1978 году американская программа "Чесс" при поиске хода перебирала до двух миллионов позиций, а "Пионер" Ботвинника только двести. Разница в два порядка. Но формализация процесса мышления в программе Ботвинника казалась тогда весьма перспективной. Поэтому западногерманские университеты в Дортмунде и Мангейме, совместно с американской корпорацией "Контрол Дейта", пригласили Ботвинника в США для сотрудничества по совместному завершению разработки программы "Пионер". Понятное дело, что сотрудничества Ботвинника с "империалистами" партийные функционеры решили не допустить из-за, якобы, ее секретности. Снять секретность мог лишь ГКНТ (Гос. комитет по науке и технике
         Ботвинник, как и всякий нормальный человек, не мог понять партийно-чекистской логики. Поэтому обратился с письмом от 15 декабря 1978 г. к секретарю ЦК КПСС (1976 - 1986 гг.) М.В.Зимянину:
         "Сейчас программа "Пионер" написана и введена в ЭВМ. Для отладки программы и эксперимента необходима ЭВМ с быстродействием порядка 10-15 миллионов операций в секунду и объемом оперативной памяти около тысячи килобайт. Таких ЭВМ в СССР нет."
         Качество советских ЭВМ Ботвинник предлагает оценить по прилагаемой к его письму карикатуре из апрельского номера за 1978 год американского журнала "Personal Computing". На карикатуре изображены советские шахматисты, пользующиеся счетами и текст: Что за прибор, черт возьми, использует эта команда?". А персональный компьютер был тогда даже для Ботвинника недосягаемой мечтой. К этому времени бывший чемпион мира по шахматам стал чуть более опытным и предполагает причину отказа не в "высоких" материях, а в ведомственности:
         "Нельзя не выразить недоумение по поводу того, что шахматная программа "Каисса" (без экспертизы ГКНТ) была вывезена за рубеж в 1977 году (и до сих пор там пребывает) - при этом никто не высказал опасений, что это может нанести ущерб СССР ("Каисса" была чемпионом мира в 1974 г. Как и нынешний чемпион "Чесс", она основана на полном переборе). Чем же это объясняется? Видимо тем, что "Каисса" обитает в одном из институтов ГКНТ, а "Пионер" - всего лишь во ВНИИЭ Минэнерго."
         Кроме того Ботвинник подробно разъяснил, что от вывоза программы больше выиграет СССР, который катастрофически отставал от Запада в развитии вычислительной техники. Но ЦК не "чесалось". поэтому Ботвинник шлет 15 января 1979 г. Зимянину еще одно письмо, где пишет:
         "Я - маленький человек." Но в тоже время утверждает, что "...имеет право на уважение как член КПСС с 1940 г., который всю жизнь трудился на благо советского народа." И, поэтому, требовал созыв компетентной комиссии для решения вопроса о вывозе "пионера" за рубеж.
         Комиссию из "видных" ученых в феврале 1979 г. собрали в ЦК КПСС и Ботвиннику дали возможность убедится, что "маразм крепчает".
         Вот фрагменты из краткой записи совещания в отделе науки и учебных заведений ЦК КПСС.
         В.А.Кириллин (Академик, зампред. СОВМИНА СССР, председатель ГКНТ с 1965 по 1980 год) считает, что письме Ботвинника есть склочничество, поскольку указано, что "Каисса" пребывает в ГКНТ.
         В.С.Семенихин, ученый в области автоматики и механики, академик считает, что в СССР используются сильные алгоритмы для принятия стратегических решений. Он против вывоза "Пионера", так как американцы убедятся в отставании советской вычислительной техники, и это спровоцирует превентивный термоядерный удар по СССР со стороны США.
         М.М.Ботвинник спрашивает Семенихина почему в 1977 г., когда "Каиссу" вывозили на отладку в Канаду на "IBM 370/168", все обошлось благополучно. И почему покупка производительной американской программы "Сайбр-176" для Гидрометслужбы не раскрыла отставания СССР и не вызвала превентивный удар.
         В.С.Семенихин отвечает, что о вывозе "Каиссы" он не знал, а Гидрометслужбе не нужны ЭВМ, так как она должна предсказывать погоду по народным приметам. (Чем не анекдот? - В.С.)
         В.Бурцев, ученый в области электронно-вычислительной техники, член-кор. АН СССР, согласен с Семенихиным. Считает, что методы игры в шахматы давно объяснены в шахматной литературе, и Ботвинник ничего существенного не сделал - эта работа является частью советских исследований в области искусственного интеллекта.
         Г.И.Марчук, тогда вице-президент, позже президент АН СССР, предложил объединить усилия по "Пионеру" и продолжить ее в Сибирском отделении АН СССР, которое он тогда возглавлял (т.е., хотел присвоить работу Ботвинника - В.С.) т.к. там будет ЭВМ на 30 миллионов операций в сек.
         М.М.Ботвинник ответил, что ГКНТ уже более года безуспешно ищет более производительную ЭВМ и попросил установить срок для завершения этого поиска.
         Просьба Ботвинника была отвергнута!
         В.А.Кириллин указал, что американцы запретили передачу шахматных программ в СССР, поэтому сотрудничество с ними и, т.о., вывоз "Пионера" исключается.
         М.М.Ботвинник ответил, что в августе прошлого года позиция американцев была известна, но "Каисса" была вывезена в Голландию и спросил, распространяется ли теперь запрет на вывоз за рубеж "Каиссы".
         Ответа не последовало!
         Замзав отделом науки и учебных заведений С.Г.Щербаков прекратил дискуссию и заявил, что не один Ботвинник заботится о развитии науки, об этом думают многие ученые. В составленной справке для руководства КПСС Щербаков написал, что Ботвинник согласился со всеми сделанными ему предложениями.
         После этого Ботвинник не ходил и не обращался ни в какие инстанции, ничего не просил, хотя отчаянно нуждался в персональном компьютере. Лишь в 1987 г. пришел он к председателю спорткомитета СССР М.Грамову и, разыграв смирение, получил компьютер.
         Михаил Моисеевич знал, что в "его" папке в ЦК КПСС хранились "совершенно секретные" доносы из КГБ по поводу его "циничного антисоветского поведения". Например, в Нью-Йорке в октябре 1983 г. на чемпионате мира по шахматам среди компьютеров Ботвинник беседовал с эмигрантом из СССР М.Файнбергом, который "...работает корреспондентом в антисоветском издательстве "Новое русское слово", регулярно выступает в эмигрантской печати с враждебных СССР позиций." (Беседа М.Файнберга с М.Ботвинником была опубликована в НРС 2 ноября 1983 г.). Были и другие доносы, где ему приписывалась сионистская, паникерские и другие "антисоветские" высказывания, обусловленные контактами Ботвинника с иностранцами.
         Нужно отметить, что Ботвинник до конца своей жизни был правоверным коммунистом. Но при этом вел себя с достоинством. Поэтому, когда по наводке КГБ и ЦК его вызвали в Спорткомитет СССР, то он ответил четко: часть его мыслей была ранее опубликована в советской печати или высказывалась в публичных выступлениях в СССР, а часть мыслей Файнбергом было искажено. В связи с "непониманием" экс-чемпиона мира претензий со стороны "органов", зав. отделом пропаганды ЦК в письменном отчете предложил впредь ограничить зарубежные поездки Ботвинника.

0

3

Михаил Ботвинник: жизнь в клеточку

Из записной книжки Ботвинника: «Господь Бог, сотворив человека, допустил ошибку: ограничил его разум, позабыв ограничить его глупость…». Сегодня, 17 августа, день рождения автора этого мудрого изречения.

Шестикратный чемпион мира по шахматам (1948–1957, 1958–1960, 1961–1963) Михаил Моисеевич Ботвинник родился 17 августа 1911 года в поселке Репино под Ленинградом, в семье зубного техника, который вскоре разошелся с женой и покинул семью, состоявшую из жены и двух сыновей.

В 12 лет Миша начал играть в шахматы и уже через два года имел первую категорию (ныне первый разряд). Звание мастера он получил в 16 лет, заняв 5–6 место в чемпионате СССР (1927). Быстро прогрессировал и в начале 30-х выдвинулся в число сильнейших мастеров страны, что и подтвердил своими победами в 7 и 8-м чемпионатах СССР (1931, 1933). В 1933 сыграл вничью матч с одним из ведущих молодых гроссмейстеров Запада Сало Флором.

Советская шахматная организация, возглавляемая Н.Крыленко, сделала ставку на Ботвинника, как на человека, способного завоевать мировое первенство. Своими успехами на международных соревнованиях он это вполне доказал, победив на ленинградском турнире с участием М.Эйве и Г.Кмоха (1934), разделив первое-второе места на 2-м московском международном турнире (1935) впереди Эм.Ласкера и Х.Р.Капабланки. За этот успех ему было присвоено звание гроссмейстера.

М. Ботвинник принял участие в 3-м московском международном турнире (1936) и стал вторым (после Капабланки, занявшего первое место), но опередив С. Флора и Эм. Ласкера, и разделил первое-второе места с Капабланкой на крупнейшеми международном турнире в Ноттингеме (1938), опередив Алехина, Эйве и Ласкера. В «АВРО-турнире» среди восьми сильнейших шахматистов мира (1938) был третьим, уступив П.Кересу и Р.Файну, разделившим первое-второе места, но победил Алехина и Капабланку и опередил их, а также Эйве, Решевского и Флора.

Заручившись согласием руководства страны, Михаил Ботвинник вызвал тогдашнего чемпиона мира Алехина на матч на мировое первенство, но начало Второй мировой войны помешало его проведению. В 12-м чемпионате страны (1940) разделил только 5–6 места, и его позиция как первого шахматиста страны оказалась под угрозой. Однако в начале 1941 был организован матч-турнир на звание абсолютного чемпиона СССР, который закончился триумфальной победой Ботвинника.

Когда началась Великая Отечественная война, по зрению был освобожден от призыва на военную службу и вместе с Ленинградским театром оперы и балета, где работала его жена, балерина Гаяне Ананова, эвакуировался в Пермь. Там работал по своей основной специальности инженера-электрика. По окончании войны вступил снова в переговоры с Алехиным о матче за звание чемпиона, но неожиданная смерть последнего их прервала.

В первые послевоенные годы Михаил Моисеевич победил в крупном международном турнире в Гронингене 1946 (опередив М.Эйве, В.Смыслова, И.Болеславского и др.), а также в международном турнире славянских стран памяти Чигорина (1947). В 1948 году ФИДЕ организовало матч-турнир на звание чемпиона мира (Гаага – Москва), который закончился убедительной победой Ботвинника, опередившего второго призера В.Смыслова на 3 очка. Он стал первым советским чемпионом мира по шахматам.

Историк и журналист Виктор Снитковский обнаружил в советских архивах интересный факт биографии Ботвинника: в «его» папке в ЦК КПСС хранились «совершенно секретные» доносы из КГБ по поводу «циничного антисоветского поведения» шахматиста. Например, в Нью-Йорке в октябре 1983 г. на чемпионате мира среди шахматных компьютеров Ботвинник беседовал с эмигрантом из СССР М.Файнбергом, который «...работает корреспондентом в антисоветском издательстве «Новое русское слово», регулярно выступает в эмигрантской печати с враждебных СССР позиций.» (Беседа М.Файнберга с М.Ботвинником была опубликована в НРС 2 ноября 1983 г.). Были и другие доносы, где ему приписывалась сионистские, паникерские и другие «антисоветские» высказывания, обусловленные контактами Ботвинника с иностранцами. Ботвинник, пишет Снитковский, до конца жизни был правоверным коммунистом, но при этом вел себя с достоинством. Поэтому, когда по наводке КГБ и ЦК его вызвали в Спорткомитет СССР, он ответил четко: часть его мыслей была ранее опубликована в советской печати или высказывалась в публичных выступлениях в СССР, а часть его мыслей американский гражданин Файнберг попросту исказил...

Закончив в 1970 году выступления в турнирах, Ботвинник в течении многих лет руководил шахматной школой, в которой занимались наиболее одаренные юные шахматисты. Через эту школу прошли А.Карпов, Г.Каспаров, А.Соколов, А.Юсупов, Н.Иоселиани, Ю.Балашов и др. Он справедливо считается «патриархом советских шахмат», одним из создателей нашей шахматной школы, разработавшим свой оригинальный метод подготовки к соревнованиям. Значительны достижения Ботвинника в разработке теории шахмат.

О Михаиле Моисеевиче еще при жизни слагали легенды. Что в них правда, что вымысел - сегодня и не определить. Тем не менее, рассказывают, что Михаил Моисеевич однажды пожурил Каспарова, своего бывшего ученика, за то, что тот, для того, чтобы убрать лишнее препятствие на пути к шахматному трону, отказался от фамилии отца (Вайнштейн) и взял фамилию матери.

— Вот я же не сделал подобного, проявил характер! — гордо сказал патриарх советских шахмат.
— А какая была фамилия у вашей мамы, Михаил Моисеевич? — спросили его.
И тут «сердитый» Ботвинник улыбнулся:
— Рабинович...

И еще один факт, связанный с национальными проблемами. Как известно, патриотизм и чувство национальной гордости в Армении выше, чем в какой-либо другой стране: каждый армянин знает имена и достижения всех выдающихся армян. Во время трансляций матча на первенство мира по шахматам между Петросяном и Ботвинником никто в Ереване не работал, все, не отрываясь, часами наблюдали за нюансами игры, при этом утешая самих себя: «Неважно, кто выиграет – ведь у Ботвинника жена армянка, а у Петросяна – еврейка!».

В последние годы жизни Михаил Моисеевич (он умер 5 мая 1995 года) почти ослеп, но надеялся успеть решить еще одну задачу. С развалом СССР произошел глубокий раскол и в шахматном мире: шахматисты разбежались по разным ассоциациям и стройная система отбора единого чемпиона мира рухнула. Ботвинник пытался преодолеть этот разлад. Он считал, что географические границы могут меняться, политики могут играть с народами, как они хотят, — делить страны. Но гуманитарное пространство, спортивное пространство, шахматное, оно должно развиваться как одно целое.

Из записной книжки Михаила Ботвинника: «Деньги потеряны — ничего не потеряно. Здоровье потеряно — много потеряно. Мужество потеряно — все потеряно». В своей жизни Ботвинник терял и деньги, и здоровье. Но мужество — никогда.

0

4

Кстати говоря о пользе воздержания я на своем опыте убедился  http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15515-1.gif  Да и Гаккеншмидт в своей книге о развитии силы пишет то же самое, а уж он то точно знал, о чем говорит.

0