СЫРОЕДЕНИЕ. Форум, посвященный всеядному сыроедению, сыроедению эпохи Палеолита, питанию сырой рыбой, мясом и морепродуктами. Только у нас вы сможете прочитать ПРАВДУ о сыроедении."СУПЕРСЫРОЕД" был основан бывшими веганами.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вегетарианец Лев Толстой ел яйца, сливочное масло и кефир, прожил 82 г

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

В 1862 году Лев Николаевич Толстой лечился кумысом в Самарской губернии. Изначально хотел лечиться в кумысолечебнице Постникова недалеко от Самары, но из-за большого количества отдыхающих поехал в башкирское кочевье Каралык, на реке Каралык, в 130 верстах от Самары. Там он жил в башкирской кибитке(юрта) ел баранину, грелся на солнце, пил кумыс, чай и играл в шашки с башкирами. В первый раз он пробыл там полтора месяца. В 1871 году Лев Николаевич снова приехал из-за ухудшения в здоровье. Жил Лев Николаевич не в самой деревне, а в кибитке вблизи её. Он писал: «Тоска и равнодушие прошли, чувствую себя приходящим в скифское состояние, и все интересно и ново… Ново и интересно многое: и башкиры, от которых Геродотом пахнет, и русские мужики, и деревни, особенно прелестные по простоте и доброте народа». В 1871 году влюбившись в этот край он покупает у полковника Н. П. Тучкова имения в Бузулукском уезде Самарской губернии, близ сел Гавриловка и Патровка (ныне — Алексеевский район), в количестве 2500 десятин за 20 000 рублей. Лето 1872 года Лев Николаевич провел уже в своем имении. В нескольких саженях от дома стояла войлочная кибитка, в которой жила семья башкира Мухаммедшаха, который делал кумыс для Льва Николаевича и его гостей. В целом Лев Николаевич побывал за 20 лет 10 раз на Каралыке.

Кумы́с (от тюркского, башк. ҡымыҙ, каз. қымыз, кирг. кымыз, монг. айраг, тат. qımız, тур. kımız, узб. qimiz, якут. кымыс)  — кисломолочный напиток из кобыльего молока, полученный в результате молочнокислого и спиртового брожения при помощи болгарской и ацидофильной молочнокислых палочек и дрожжей. Напиток пенистый, беловатого цвета, вкус — приятный, освежающий, кисловато-сладкий. Кумыс признан полезным общеукрепляющим средством[кем?].
В зависимости от закваски, длительности и условий кумыс получается разным. Бывает кумыс весьма крепкий, с повышенным содержанием спирта, который может опьянять, приводя человека в возбуждённо-хмельное состояние. Бывает кумыс, наоборот, успокаивающий, приводящий человека в сонное состояние.

Кумыс бывает только живой и длительному хранению не подлежит. Невозможность промышленного приготовления, розлива и хранения, а также сложности с доением делают кумыс дорогим и мало распространённым. В последние годы предпринимаются меры по розливу в бутылки и продаже в торговой сети, однако качество, вкусовые свойства и полезность при этом уступают оригинальному кумысу.

увеличить

0

2

Kosmonavt
Сори, а чем он болел и помогло ли ему лечение кумысом?

0

3

Andry
Он страдал депрессией -

"В сентябре 1862 года Лев Николаевич Толстой женился на 18-летней дочери московского доктора из остзейских немцев Софье Андреевне Берс. За 17 лет совместной жизни у них родилось 13 детей. В этот же период были созданы «Война и мир» и «Анна Каренина».

В начале 70-х Толстой снова проявляет интерес к педагогике, пишет «Азбуку» и «Новую Азбуку», сочиняет басни и рассказы, которые составили четыре «Русские книги для чтения».

Но вскоре, Лев Николаевич утратил всякий интерес к жизни, ему надоело наслождаться достигнутым благосостоянием, возникла мысль о самоубийстве. Он увлекается простым физическим трудом, становится вегетарианцем, отдаёт семье всё своё соситояние, отказывается от прав литературной собственности.

10 ноября 1910 года Толстой тайно покинул Ясную Поляну, но по дороге сильно заболел. 20 ноября 1910 года на станции Астапово Рязано-Уральской железной дороги Лев Николаевич Толстой умер."

0

4

Толстой заметил как-то,  что с
умным собеседником - умнеешь,  с  глупым  -  глупеешь...

Очень нравятся эти слова. :mybb:

"Новое миросозерцание Толстой выразил в произведении "Исповедь" (1879), где рассказал о перевороте в своих взглядах, смысл которых он видел в разрыве с идеологией дворянского класса и переходе на сторону "простого трудового народа". Этот перелом привел Толстого к отрицанию государства, казенной церкви и собственности. Сознание бессмысленности жизни перед лицом неизбежной смерти привело его к вере в Бога. В основу своего учения кладет нравственные заповеди Нового Завета: требование любви к людям и проповедь непротивления злу насилием составляют смысл так называемого "толстовства", которое делается популярным не только в России, но и за границей.

В этот период он пришел к полному отрицанию своей предшествующей литературной деятельности, занялся физическим трудом, пахал, шил сапоги, перешел на вегетарианскую пищу. В 1891 публично отказался от авторской собственности на все свои сочинения, написанные после 1880.

Под влиянием друзей и истинных поклонников его таланта, а также личной потребности в литературной деятельности Толстой в 1890-е изменил свое отрицательное отношение к искусству. В эти годы создал драму "Власть тьмы" (1886), пьесу "Плоды просвещения" (1886 — 90), роман "Воскресение" (1889 — 99).

В 1891, 1893, 1898 участвовал в помощи крестьянам голодающих губерний, организовал бесплатные столовые.

В последнее десятилетие занимался, как и всегда, напряженным творческим трудом. Написаны повесть "Хаджи-Мурат" (1896 — 1904), драма "Живой труп" (1900), рассказ "После бала" (1903).

В начале 1900 написал ряд статей, разоблачающих всю систему государственного управления. Правительство Николая II вынесло постановление, по которому Святейший Синод (высшее церковное учреждение России) отлучило Толстого от церкви, чем вызвало волну возмущения в обществе.

В 1901 Толстой жил в Крыму, лечился после тяжелой болезни, часто встречался с Чеховым и М. Горьким.

В последние годы жизни, когда Толстой составлял завещание, он оказался в центре интриг и раздоров между "толстовцами", с одной стороны, и женой, которая защищала благополучие своей семьи, детей — с другой. Стараясь привести свой образ жизни в соответствие с убеждениями и тяготясь барским укладом жизни в усадьбе. Толстой 10 ноября 1910 тайно покинул Ясную Поляну. Здоровье 82-летнего писателя не выдержало путешествия. Он простудился и, заболев, 20 ноября скончался в пути на станции Астапово Рязанс ко-Уральской железной дороги.

Похоронен в Ясной Поляне."

0

5

"...период возбуждения эпилептического характера сменился
периодом  депрессии,  упадка  этого возбуждения "хандрой, тоской", на что он
также  жаловался,  или  какими  либо другими эквивалентами;  он  уезжает  за
границу, главный мотив -- лечение. Ездил он несколько раз (2 или 3  раза) и,
наконец, в 62 году, он, по совету врачей, едет лечиться на кумыс в Самарскую
губернию.
     Принимая во внимание заявление самого  Толстого, что  в  35 лет у  него
появилось  "настоящее  сумасшествие"  (о  котором  он  говорит  в  "Записках
сумасшедшего") и принимая во внимание, что в этом же Году (т. е. 1862 г.) он
уехал  лечиться  на   кумыс  и  сопоставляя  вое  это,  мы  имеем  основание
утверждать, что,  видимо,  в  этом то  году у него  появились  те судорожные
припадки, которые  у него были в детстве, а потом стали сильнее развиваться:
тем более мы имеем основание это утверждать, что, помимо усердного  лечения,
этот период  отличается упадочностью его творчества. Критика также  отметила
этот  период,  как период упадка, о чем будет речь ниже.  Возможно,  что это
обстоятельство заставило ускорить намеченную женитьбу, которая совершается в
том же году, т. е. в 1862 г."

"Однако, семейная  жизнь,  несмотря на  "счастливое", как будто,  начало
супружеской  жизни,  не сглаживает аффективно-агрессивный характер Толстого,
наоборот: он все более и более развивается. Уже с самого  начала супружеской
жизни Толстой ссорится с Софьей Андреевной, о чем  он сам свидетельствует  в
"Анне Карениной". Упоминая  тут же  после женитьбы о разочаровании Левина  в
супружеской жизни, он как одну из  причин  этого разочарования указывает  на
ссоры супругов.
     "...Другое  разочарование и очарование были ссоры. Левин никогда не мог
себе представить, чтобы между ним и женою могли быть другие отношения, кроме
нежных, уважительных,  любовных  и вдруг с первых же дней  они  поссорились.
Ссоры  эти,  как  и первая  ссора, вызывались,  по  словам самого  Толстого,
всякими ничтожными причинами и, конечно, объяснялись не только  ненормальным
характером  Толстого  , а  также  отчасти  и  самой Софьи Андреевны. Об этом
говорит  сам  Толстой, и  таким  образом (стр.  376  Анны  Карениной):  "они
помирились. Она, сознав свою вину, но не высказав ее, стала нежнее к нему, и
они испытали новое, удвоенное счастие любви. Но это не  помешало тому, чтобы
столкновения эти не повторялись и даже особенно  часто, по самым неожиданным
и ничтожным  поводам. Столкновения эти происходили часто от того, что они не
знали еще, что друг для  друга важно и оттого, что все это первое  время они
оба часто  бывали в дурном расположении  духа.  Когда один был в  хорошем, а
другой  в  дурном, то  мир не нарушался,  но когда  оба  случались  в дурном
расположении,   то   столкновения   происходили  из  таких   непонятных,  по
ничтожности,  причин,  что они  потом никак не могли  вспомнить, о  чем  они
ссорились. Правда,  когда они оба были в  хорошем расположении духа, радость
жизни их удвоилась. Но все таки это первое время было тяжелое для них время."

http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaew … 0410.shtml

0

6

Kosmonavt
Да, странный писатель, никогда не мог прочитать ни одну его книгу до конца.

Kosmonavt написал(а):

Он страдал депрессией -

Kosmonavt написал(а):

Но вскоре, Лев Николаевич утратил всякий интерес к жизни, ему надоело наслождаться достигнутым благосостоянием, возникла мысль о самоубийстве. Он увлекается простым физическим трудом, становится вегетарианцем, отдаёт семье всё своё соситояние, отказывается от прав литературной собственности.

Kosmonavt написал(а):

Под влиянием друзей и истинных поклонников его таланта, а также личной потребности в литературной деятельности Толстой в 1890-е изменил свое отрицательное отношение к искусству.

0

7

Приступы депрессии

     Как мы  видели  выше в  главе 2-й, основной  фон  психики Толстого  был
аффективно-агрессивный.  Степень напряжения этой аффективности  в  различные
эпохи его жизни подвергалась тем или иным колебаниям. В известные эпохи, как
мы  увидим  дальше,  эта  аффективность  нарастает и  разряжается  припадком
судорожным или эквивалентом.
     Однако, при  изучении характера  Толстого мы можем также  отметить, что
его основная аффективно-агрессивная установка психики временами подвергалась
еще и другим изменениям настроения с явно патологической окраской.
     Время от времени у него  были приступы  резкой депрессии и тоскливости,
которые эпизодически вклинивалась в его психику, как что то тяжелое.
     Надо  здесь  же подчеркнуть,  что  эти  депрессивные  состояния были не
просто  обычными  депрессиями,  а носили  также  эпилептоидный  характер.  В
тяжелых  случаях  эти депрессии сопровождались теми или другими психическими
эквивалентами. Чаще  всего  эти депрессии  сопровождались  приступами страха
смерти. Обо всех этих явлениях ниже будет  речь особо. Здесь же отметим, что
все эти  депрессии, с теми или другими сопровождавшимися  симптомами, носили
характер  эпизодов  или  интермиссий,  которые  вклинивались  в  аффективную
психику  Толстого  как  форменные  периоды  психических  провалов.  Личность
Толстого, его поведение и творчество резко менялись в эти периоды.
     Эти приступы тоски и депрессии у  него также начались еще с отрочества,
по-видимому, были  в  юности не  в  такой резкой  степени, а затем в  период
половой  зрелости,  в годы холостой  жизни они все  чаще и чаще  наступали и
делались все тяжелее и тяжелее, также и в период семейной жизни.
     Наконец, в  период  перелома  эти приступы  сопровождались уже тяжелыми
припадками   патологического  страха   смерти,  названными  им  "Арзамасской
тоской". Об  этих приступах патологического страха  смерти  будет особо речь
ниже. Здесь нас интересуют эти приступы,  насколько  они давали  характерные
изменения его основного настроения.
     Что  еще  в  молодые годы были  у него  эти  приступы,  правда,  еще  в
сравнительно легкой форме, это мы видим из следующих данных.
     Так, по приезде на Кавказ (после выхода из университета)  он пишет от 5
июля Ергольской:
     "Я  приехал,  жив и  здоров,  но немного  грустным".  "По  временам  на
Толстого находили минуты грусти, хандры: тогда он избегал нашего  общества".
Так пишет, например, в своих воспоминаниях о Толстом  о времени  его военной
службы А.  В. Жаркевич (А. В.  Жаркевич, из  воспоминаний о  Л.  Н.  Толстом
Одаховского).
     Такого рода  депрессии  резко  меняли  его настроение.  В  начале  3-го
десятилетия жизни, по-видимому,  эти депрессии не были  тяжелыми, но по мере
того, как росла его аффективность и по мере того, как он делался старше, эти
приступы стали все более и более  тяжелыми и  в период 70-х годов  достигали
наибольшей силы.
     О  тяжести этих  приступов в  начале 80-х годов  говорят нам  следующие
данные Софьи Андреевны и самого Толстого:
     "... Завтра месяц, как мы тут и я никому ни слова не писала. Первые две
недели я ежедневно плакала, потому что Левочка впал  не  только в уныние, но
даже в какую то отчаянную апатию. Он не спал  и не ел, сама la lettre плакал
иногда, и я думала просто, что с ума сойду.  (Разр.  наша). Ты бы удивилась,
как я тогда изменилась и похудела. Потом он поехал в Тверскую  губ., виделся
там        со        старыми        знакомыми,        Бакуниными        (дом
либерально-художественно-земско-литературный), потом ездил также в деревню к
какому то  раскольнику,  христианину и,  когда  вернулся,  тоска  его  стала
меньше.  Теперь  он  наладился  заниматься  во флигеле, где нанял  себе  две
маленькие  тихие  комнатки за 6 руб. в месяц,  потом уходит на Девичье поле,
переезжает реку на Воробьевы горы и там пилит и  колет дрова с мужиками. Ему
это  здорово  и весело..." (С. А.  Толстая --  Т. А. Кузьминской, 14 октября
1881 г. из Москвы).
     В мае  1883  года Толстой  поехал в свое  Самарское именье,  где пробыл
свыше 2-х месяцев. Оттуда он пишет:
     "...  Второе утро на хуторе.  Мне совсем не  весело и  не приятно. Даже
уныло и грустно...
     "... Я в серьезном и  невеселом, но спокойном духе, и не могу  жить без
работы. Вчера проболтался день и стало стыдно и гадко и нынче занимаюсь.
     "... Мне хоть  и совестно и противно думать  о  своем поганом теле, но
кумыс, знаю, что  мне будет  полезен, главное тем, что  исправит  желудок  и
потом нервы  и расположение духа, (разрядка наша) и я  буду способен  больше
делать,  пока жив  и потому  хотелось  бы  попить больше; но  боюсь, что  не
выдержу
"... (Л. Толстой -- С.  А.  Толстой, 25  мая  1883 г., из  Самарского
имения. )

http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaew … 0410.shtml

0

8

После того, как Толстой стал вегетарианцем -

Головокружения и обмороки

     Среди прочих симптомов мы можем  также отметить приступы головокружения
с потерей равновесия и обмороки.
     Мы находим, например, симптомы такого головокружения, во время приступа
которого  Толстой  теряет  равновесие  и  падает  на  землю,  отмеченными  в
следующем  литературном  документе. Так, в  "Записках  Маковицкого"  ("Голос
Минувшего" -- 1923 г., No 3) мы читаем следующую запись:
     "17 октября 1905 года.
     Сегодня утром Л. Н-ч после того, как вынес  ведро и возвращался к себе,
упал  в первой, кухонной двери, ведро выскочило у  него  из рук.  Его увидал
лакей Ваня,  когда он уже поднимался. Сам встал, взял ведро, пришел к себе и
прилег  на  диван.  Был  очень  бледен.  Пульс  слабый,  губы  бледные,  уши
прозрачные. Когда поднял голову и хотел  сесть, почувствовал головокружение.
Потом  голове стало  легче.  Полежал  спокойно  около  часа  и  начал - было
заниматься, но потом опять прилег и подремал от 10  до 12 и от часу до 6-ти.
Вечером говорил, что это с ним уже бывало (разрядка наша Г. С. ).
     -- Помню, с Гротом шел по Пречистенке, шатался. Пошатнулся, прислонился
к стене и постоял. Теперь уже 4 дня шатало меня, только не сильно.
     Под вечер пульс был слабый -- 76, перебоев не было. Утром не выходил".
     Из этого отрывка видно, что  припадки  такого  головокружения, во время
которых  он  падал, теряя  равновесие,  бывали  и раньше,  и что описываемое
падение  с ведром  -- не случайное падение, что также явствует  из  описания
того состояния, которое последовало после припадка.
     Точно также Лев Николаевич Толстой был подвержен обморокам."

http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaew … 0410.shtml

0

9

Также Льва Толстого лечили клистиром -

"Потом начались один за  другим страшные припадки  судорог, от
которых  все  тело  человека,  беспомощно  лежавшего  в  постели,  билось  и
трепетало.  Выкидывало с силой ноги. С трудом можно было удержать и х. Душан
обнимал; Л.  Н-ча за плечи, я и Бирюков растирали  ноги. Всех припадков было
пять. Особенной силой отличался четвертый, когда тело Л.  Н-ча  перекинулось
почти совсем поперек кровати, голова скатилась с подушки, ноги  свесились по
другую сторону...
     С. А-на кинулась на колени, обняла эти ноги, припала  к ним  головой  и
долго была в таком положении, пока мы не  уложили вновь Льва Николаевича как
следует на кровати.
     Вообще,  С. А-на производила  страшно жалкое впечатление.  Она  подняла
кверху  глаза,  торопливо  крестилась мелкими крестами  и  шептала: Господи!
Только бы не на  этот раз, только бы не на этот раз!...  ". И она делала это
не  перед  другими: случайно  войдя  в  ремингтонную, я застал  ее  за  этой
молитвой.
     Александре Львовне,  вызванной мною запиской, она  говорила: - Я больше
тебя  страдаю:  ты  теряешь  отца,  а  я  теряю мужа, в  смерти  которого  я
виновата!...
     Александра Львовна внешне казалась  спокойной  и только говорила, что у
нее страшно бьется сердце. Бледные тонкие губы ее были решительно сжаты.
     После пятого припадка Л. Н. успокоился, но все-таки бредил,
     --  4,  60,  37, 38, 39,  70, --  считал он.  Поздно  вечером  пришел в
сознание.
     -- Как вы сюда  попали? --  обратился  он к Душану  и удивился,  что он
болен.
     -- Ставили клистир? Ничего не помню. Теперь я постараюсь заснуть.
     Через  некоторое время С. А-на  вошла в спальню, стала что то искать на
столике около кровати и нечаянно уронила стакан,
     -- Кто это? -- спросил Л. Н.
     -- Это я, Левочка.
     -- Ты откуда здесь?
     -- Пришла тебя навестить.
     -- А!..
     Он успокоился. Видимо, он продолжал находиться в сознании."

http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaew … 0410.shtml

0

10

Великий писатель и философ Лев Николаевич Толстой, по рождению и воспитанию принадлежащий к родовой дворянской знати, проповедовал трудовой образ жизни. Его долгий и плодотворный земной путь можно назвать школой труда и самодисциплины. Для многих современников и потомков система его взглядов стала образцом для подражания. Наш собеседник - научный сотрудник Государственного музея Льва Толстого в Москве Татьяна Васильевна РОМАНОВА.

В огромном литературном и эпистолярном наследии Льва Николаевича Толстого немало рассуждений о врачах, медицине, здоровье, режиме дня, физических нагрузках, нравственном воспитании. Во времена Толстого у всех образованных людей, а тем более у представителей аристократического круга, было принято уважительное, какое-то сверхпочтительное отношение к медицинской науке. Толстой же иронически воспринимал преклонение перед наукой вообще и медициной в частности. Медицину Толстой рассматривал с нравственных позиций. Вылечить болезнь, с точки зрения Толстого, нельзя только при помощи лекарств, но ее можно побороть добрым отношением к человеку, состраданием, словом любви. Настоящие врачи, по Толстому, - это особая порода людей, которые обладают врожденным милосердием и даром любви.

Эти качества он видел в характерах лекарей, имена которых были скромны, а не в модных врачах с их самоуверенностью и самовлюбленностью. Именно лекарь, знающий больного с детства, способен исцелить не только тело, но и душу. Образ такого доброго лекаря на страницах толстовской прозы возникает лишь один раз. Это - "милый врач" Иван Васильевич, один из персонажей повести "Детство". Доктор, способный просиживать ночи напролет у постели больного, душеспаситель, находящий доброе слово для своего пациента. Состояние же человека, по Толстому, нельзя разделить на физическое и нравственное. По мнению великого писателя, организм реагирует на внешние проявления состоянием духовным и физическим, а еще чаще духовная подавленность, грусть и печаль вызывают болезни. Потому "настрой духа" - гораздо серьезнее и важнее. Медицина же лечит только следствие - физическую боль, а не устраняет нравственную, душевную причину.

Главная миссия врачей - умение внушать больному веру в выздоровление. Выздоровление может обеспечить только успокоение, возможность жить в гармонии с окружающим миром. Эта мысль непосредственно связана с мировоззрением Толстого: с его пониманием положения человека в мире природы, цивилизации, культуры. Он был сторонником естественного человека, живущего в тесном единстве с природным миром, не искалеченного городской сутолокой и верного своему изначальному естеству. Надо быть ближе к природе. Вредно любое излишество, придуманное цивилизацией. Такова отправная посылка знаменитой толстовской теории "трудовой жизни". Согласно этой теории в жизни писателя возникло вегетарианство как культ простой пищи; пристрастие к естественным тканям: полотну, холстине, батисту; особый ритм жизни, ее по-крестьянски трудовой настрой. Итак, главное лекарство - правильная жизнь по законам природы, согласованная с нравственным началом. Толстой был согласен с теми докторами, которые полагали, что новые лекарства отучают организм бороться с самими болезнями. Для того, чтобы сберечь свою нравственную и физическую силу, необходима постоянная деятельность. И примером своей жизни Толстой утверждал культ трудовой и здоровой жизни В молодости граф Толстой отдал дань чревоугодию, перееданию, курению и даже спиртным возлияниям. Его отказ от вредных привычек носил принципиальный характер. Вторую половину своего долгого земного пути Толстой жил по строгому режиму, привычку к которому вырабатывал в себе самовоспитанием.

Свой день Толстой делил на четыре части, называя их "мои четыре упряжки". Первые три приходились на утреннее время, а день Толстого начинался рано, не позднее 5 часов утра. Первую часть дня он посвящал физическим упражнениям и зарядке. Его зарядка больше напоминала тренировку спортсмена и продолжалась не менее часа. В хамовническом доме-музее до сих пор хранятся гантели, с которыми он совершал утренние упражнения. В дневнике, датированном октябрем 1910 года, когда до смерти оставалось всего две недели, Толстым сделана такая запись: "Делал несвойственную годам гимнастику и повалил на себя шкап. То-то дурень". Могучая сила не убывала в нем до последних дней. Зарядку сменяла прогулка, неизменная в любое время года: пешая, когда расстояние в пять-шесть километров покрывалось быстрыми толстовскими шагами или верхом на лошади. Толстой считал, что верховая езда поддерживала его здоровье и снимала напряжение умственных занятий. Чуть позже можно было видеть Льва Николаевича, летящего на велосипеде. Велосипед был подарен Толстому, когда ему уже было 67 лет. С учениками яснополянской школы он любил такую игру: дети наваливались на него, цеплялись за руки и ноги, и Толстой поднимал всю эту пирамиду. Зимой Лев Николаевич часто бегал с гурьбой раскрасневшихся мальчишек, увлеченно играя в снежки, устраивая массовые снежные баталии Утро продолжал полезный физический труд.

Толстой был убежден, что труд - самая важная нравственная обязанность каждого человека. В течение двадцати зим, которые он жил в московских Хамовниках, Толстой сам убирал свои комнаты. В доме стояла спиртовка, на которой Лев Николаевич сам варил себе ячменный кофе, иногда - овсяную кашу - неизменный завтрак после прогулки. Затем - пилил и колол дрова, раскладывая их около десяти печей, привозил воду на день. Полезный физический труд сменялся трудом творческим. Третья часть утра была посвящена умственной работе. Толстой писал. В это время в доме соблюдалась полная тишина. Любой звук "тормозил" работу, а Толстой любил все делать быстро. Во время работы тревожить писателя не позволялось никому. Исключительное право зайти в кабинет имела только Софья Андреевна. Четвертая, не менее важная часть дня - общение с людьми. В Хамовники, в Ясную Поляну, в дома друзей, где гостил Лев Николаевич, к вечеру приходили люди.

Последние двадцать пять лет своей жизни Толстой был убежденным вегетарианцем, но не строгим. Он исключил из своего рациона мясо и рыбу, но ел сливочное масло, пил молоко, очень любил яйца и кефир. Когда-то в молодые годы Толстой часто захаживал в роскошные съестные лавки, с удовольствием отведывал мясные блюда, обожал рыбу. Позже, поборов свою страсть к кулинарным изыскам, он называл гастроном Елисеева на Тверской улице "храмом обжорства" и осуждал тех, кто много думает о еде и делает ее смыслом жизни. В вопросах питания Толстому приходилось преодолевать себя. Ему было невероятно сложно ограничивать себя в еде. Его здоровый организм и образ жизни, сопровождавшийся огромной затратой умственных и физических сил, поддерживали неизменно отличный аппетит. Переедание он мог побороть только при бдительном и беспощадном самоконтроле. В его дневниках немало таких записей: "Ел лишнее - стыдно", "Не удержался от второй порции щей - пеняю на себя".

Самым любимым блюдом Толстого была овсянка. Она ему никогда не приедалась. Чаще всего в овсянку он вбивал яйцо и взбивал кашу ложкой. Обожал щи из квашеной капусты с грибами и зеленью, заправленные постным маслом. Щи он ел с ломтем ржаного хлеба. Толстой освоил все основные виды спорта. Причем в каждом из них преуспел. Он был замечательным спортсменом: отлично плавал, блестяще ездил верхом, с молодых лет владел виртуозной джигитовкой. В круг его интересов входили велоспорт, гимнастика и, конечно, шахматы. Эта игра, обожаемая Толстым, по его мнению, тренировала память, ум, смекалку и выдержку. Хотя как раз в шахматы Толстой нередко проигрывал, так как был нетерпелив и стремителен, придерживался наступательного стиля игры. Его партии до сих пор публикуются в шахматных журналах мира. Когда Толстой заболевал, то полностью отказывался от еды. Запись из дневника: "Знобило. Полтора дня не ел. Стало легче".

Лишь позже медицина доказала, что голодание действительно помогает больному поправиться. Кстати, спустя десятилетия ученые объяснили благотворное влияние овсянки, которая никогда не надоедала Толстому, на работу печени. А ведь у Толстого печень была нездорова. Он, конечно, не знал этих фактов, но его интуиция подсказывала верные средства. К слову, о толстовской интуиции. Не только простым читателям, но и профессиональным медикам трудно поверить, что Толстой не имел медицинского образования. До мельчайших деталей точны описания болезней героев его произведений. И хотя диагнозы не названы, но ясно, что Иван Ильич умирал от рака, а старого князя Болконского разбил инсульт. Но врачом Толстой не был, серьезного опыта собственных болезней тоже не имел, потому что был весьма здоровым человеком. Однако фрагменты его книг могут быть учебными иллюстрациями к истории болезни. Таковы художественная сила и интуиция Толстого-писателя.

http://www.wh-lady.ru/archive/?SECTION_ … NT_ID=4022

+1

11

Kosmonavt
спасибо, статья очень понравилась, Толстой всегда был новатором.

0

12

Антон Чехов также лечился кумысом -

"А Чехов тем временем влачил однообразное существование «курортника». Санаторий оказался чуть ли не хибарой без всяких удобств, зато был хорошо расположен: между дубовой рощей и степью. Общаться здесь можно было только с чрезмерно озабоченными своим здоровьем чахоточными или с невежественными башкирами. Даже присутствие Ольги рядом не могло примирить его с этой дырой, в такой глуши и любимая жена не могла развеселить его. 9 июня он сообщил Соболевскому, что вдруг женился и, более того, привык или почти привык к своему новому положению, при котором лишен кое-каких прав и привилегий, что чувствует себя хорошо, а жена его – замечательная особа, совсем не глупа и с прекрасной душой, но прошло несколько дней, и вот он тому же приятелю своему пишет уже совсем иначе: чувствую себя как в штрафном батальоне, невыносимо скучаю и мечтаю сбежать…
Однако в любом случае, пока Чехов лечился в Аксенове, он физически чувствовал себя гораздо лучше. Приходилось с отвращением[604] пить по четыре бутылки кумыса в день, но зато он на глазах толстел и почти не кашлял. Вообще-то намечено было провести в санатории два месяца, но к концу первого Антон Павлович запросил пощады. И 30 июня объявил Бунину своим обычным шутливым тоном, что завтра уезжает в Ялту, куда и просит прислать ему поздравление с законным браком. Впрочем, писал Чехов, вы, наверное, знаете, что я женился, вот только не знаете, что уже собираюсь развестись: ищу адвокатов."

Из книги Анри Труайя.

+1

13

"Тайная война между тремя женщинами причиняла столько горя Чехову, что он, даже не дожидаясь полного выздоровления Ольги, увез ее в Москву. Они приехали туда 27 мая, и Ольга снова слегла.
Состояние ее становилось все тяжелее, врачи диагностировали перитонит, советовали сделать операцию. Чехов был в отчаянии, он не отходил от постели жены, измерял ей температуру, сам делал припарки. Мария, мучимая запоздалыми угрызениями совести, написала брату, что готова приехать, чтобы помочь ему. Но внезапно, 12 июня, когда операция уже казалась неизбежной, Ольге стало лучше: боли и рвоты прекратились. Чехов решил, что спас жену тем, что вместо всей пищи давал ей только молоко и сливки. Он написал Немировичу-Данченко, что из всех окружавших жену врачей он один оказался прав, запретив ей есть что-либо другое. И вскоре жизнь Ольги оказалась вне опасности."

Источник тот же.

+1

14

И еще немного о Чехове -
"В глубине души Чехов понимал, что доктор прав. Истощение у него было такое, что ни на минуту он не мог забыть о своей болезни. Вес пальто на плечах казался ему непереносимым. Если он делал несколько шагов по саду, то вынужден был остановиться, чтобы перевести дыхание, в ушах шумело. Сидя в кабинете, он часто откладывал перо, потому что грудь разрывал очередной приступ кашля. От одного вида еды на столе его тошнило. Он с отвращением глотал пилюли, прописанные доктором. Мать и сестра с болью наблюдали за ним и уговаривали следовать совету доктора Альтшуллера и есть каждый день по восемь яиц. Он не мог не сопротивляться этому однообразному откармливанию. Малейшие события повседневной жизни стали тяжелы ему. Даже переписка с Ольгой не удовлетворяла. Кроме театра, единственное, о чем они говорили, было его здоровье."
Источник тот же.

0

15

"Расположенный на западном краю Шварцвальда, в сорока километрах от Базеля, маленький городок на водах Баденвейлер – чистенький, заурядный и тихий – показался Чехову обетованной землей для выздоровления. Два первых дня они с Ольгой провели в семейном пансионе, потом поселились в особняке под названием вилла «Фредерике», где принимали платных постояльцев. Из большого сада виллы, с его вычищенными дорожками, изобилием заботливо ухоженных цветов, открывался прекрасный вид на горы вдалеке. Чехов с утра и до семи часов вечера оставался на свежем воздухе, сидя в удобном кресле. Здесь, писал он сестре, солнце не обжигает, а ласкает кожу. Местный врач, доктор Швёрер, оказался толковым и приятным человеком. Согласно его предписаниям, пациенту полагался полный покой и специальное питание: желудевое какао, громадные количества масла, протертаяпротертая овсяная каша (Чехов писал: «необыкновенно вкусная и ароматичная, не похожая на нашу русскую»), на ночь – «для сна» – чай, заваренный на землянике. Антон Павлович ворчал, что все это сильно смахивает на шарлатанство, хотя признавал, что результаты вполне удовлетворительные. У него больше не болели ноги, он стал хорошо спать. Друзьям он писал, что «здоровье входит не золотниками, а пудами», Маше – что «доктора-немцы» перевернули всю его жизнь, что он набирает силы с невероятной скоростью, а матери сообщил 13 июня, что здоровье его настолько улучшилось, что, может быть, через неделю он будет совсем излечен."

+1

16

В 1910 году, последнем году своей жизни, Л.Н.Толстой
неоднократно выражал надежду на то, что через восемьдесят лет все люди
станут вегетарианцами и что на мясоедение будут смотреть с таким же
отвращением, как и на людоедство. Прошло уже более, чем сорок лет, но
вегетарианцев у нас сейчас настолько мало, что, поднимая эту тему,
рискуешь быть не только не понятой, но и осмеянной. Один из
современников великого писателя Владимир Александрович Пассе
вспоминает, что он предложил необычный проект для того, чтобы отметить
80-летний юбилей Л.Н. Толстого. Он предлагал несколько месяцев не
пить, не курить, не развратничать. С этим почти все согласились. А
против пункта не есть мясного - возражали, как против неосуществимого.
И этот проект рискнул опубликовать один только журнал "Вестник
теософии", после чего его долго высмеивали. Сам же Лев Николаевич
относился к этой проблеме очень серьезно, ставя его в один pяд с
вопpосом о pелигии.
Лев Толстой до конца своих дней называл себя христианином,
хотя по постановлению Синода он был отлучен от православной Церкви.
Это отнюдь не помешало ему в 70-х годах серьезно заинтересоваться
ведической философией. Известно, что он готовил к публикации в
издательстве "Посредник" серию брошюр о философах и философии Индии.
Этот интерес также оставался у него до самых последних дней. Лев
Николаевич хоpошо знал такие грандиозные произведения, как
"Махабхарата" и "Рамаяна". Особенно любил он философскую часть
"Махабхараты" - часть шестой песни - "Бхагавад-гиту". Толстой состоял
в переписке с индийскими учеными кругами. В одном из писем к индийским
дpузьям он писал о том, что соглашается с основными идеями
"Бхагавад-гиты", старается претворять их в жизнь, отражать в своих
книгах и говорить о них окружающим, а также, что "метафизическая
религиозная идея Кришны есть вечная всемирная основа всех религий и
всех философских систем". (Полное собрание сочинений, т.77, с.37).
Толстому очень импонировало положение индуизма, согласно
которому дух присутствует везде, где есть жизнь, разница - лишь в
степени его проявления. В меньшей степени он проявляется в растениях,
в большей - в животных, в еще большей - в человеке. В огромной
библиотеке Толстого выявлено около ста книг по индуизму. Среди них -
брошюра индийского философа-ведантиста Свами Абхедананды "Почему
индусы вегетарианцы ?" с пометками, сделанными рукой самого писателя. В
ней говорится, что отец европейского вегетарианства Пифагор находился
под сильным влиянием мудрецов Индии - единственной страны с
тысячелетними вегетарианскими традициями. Её жители первыми в мире
начали пропагандировать эти традиции другим народам. Эта мысль
показалась Толстому важной, и он отчеркнул ее. Причина вегетарианства
индусов - в признании единства всего живого мира. "Люби любое живое
существо как самого себя, - снова отчеркивает Толстой, - ибо в тебе та
же душа, что и в нем".
В статье "Первая ступень" Толстой доказывает необходимость
последовательности в приобретении добродетелей. И считает, что первая
добродетель, которую должен приобрести человек - это воздержание. А в
воздержании он, в первую очередь, должен от от мяса. Собирая материалы
к этой статье, Толстой ездил на тульскую бойню,где был поpажен
чудовищными сценами убийства животных.
Для самого же Толстого своеобразной практической "первой
ступенью" к отказу от мясоедения послужил визит в Ясную Поляну в
октябре 1885 года английского писателя-вегетарианца Уильяма Фрея,
последователя одного из основоположников философии Огюста Конта. От
него Лев Николаевич впервые услышал о том, что строение человеческих
зубов и длина кишечника доказывают, что человек не хищник. Льву
Николаевичу это очень понравилось, но он высказал опасение,
достаточна¤ ли растительная пища для человеческого организма. На это
Фрей ответил, что человеку свойственна еще более благородная пища, та,
которая не требует даже убийства растений, а именно - плоды. Эту же
мысль позже мы встречаем в "Круге чтения" Толстого. Сразу же после
приезда Фрея Толстой отказался от питания мясом и рыбой, как он
рассказывал корреспонденту одной американской газеты. Говорил, что ему
легко было отказаться от мясной пищи, гораздо легче, чем от курения.

Вскоре к Толстому присоединились его дочери. Татьяна Львовна и
Мария Львовна не только активно помогали пропагандировать основы этого
учения. Татьяна Львовна составила сборник, который назывался "Двести
пятьдесят мыслей и изречений философов, поэтов и ученых о воздержании
и вегетарианстве". Издан в издательстве "Посредник". А Мария Львовна
помогала переводить с английского на русский книгу Уильямса "Этика
пищи". Эта книга, представляющая собой собрание жизнеописаний и
выдержек из сочинений выдающихся мыслителей pазных эпох - Пифагора,
Сенеки, Мильтона, Шиллера, Байрона, - хранится в личной библиотеке
Толстого с его пометками. Толстому особенно нравилась идея Эпикура о
том, что "главный опустошитель земли и всех морей - это желудок".
Свояченица Толстого Татьяна Андреевна Кузьминская, составила книгу
"Вегетарианский стол" с рецептами вегетарианских блюд.
Итак, большой обеденный стол семейства Толстых разделился на
две половины. Во главе стола сидела Софья Андреевна Толстая, которая
не разделяла вегетарианских побуждений своего супруга, но тем не менее
следила за тем, чтобы вегетарианская пища была достаточно калорийной,
вкусной. В библиотеке Толстого есть масса книг с рецептами
вегетарианской кухни, в которых можно найти записи Софьи Андреевны
Толстой.
По правую руку от Софьи Андреевны сидел Лев Николаевич и с ним
вместе те, кто не ел мясного. И на ту сторону стола подавались
вегетарианские блюда: щи, картофельный суп, различные каши -
гречневая, манная, на грибном бульоне или на молоке. Овсяную кашу, он
ел дважды в день. Здесь же присутствует и крупеник, и фаршированный
кочан капусты, и салат из помидор, и пельмени с картофелем и рисом.
А напротив Толстого - гости. "Вегетарианский" круг общения
Льва Николаевича заслуживает особого внимания. Так, нередко
наведывался в Ясную Поляну великий русский художник Илья Ефимович
Репин. Он был весьма строгим вегетарианцем - основой его питания
служило сено, зелень от овощей, шелуха от картофеля и фруктов. Сам
Репин говорил, что умеренность для тела - это большое счастье.
Говорил, что травяной бульон, умело заправленный для придания ему
разнообразия, является очень вкусным, питательным и восстанавливающим
силы.
Другой гость - известный русский скульптор-импрессионист Паоло
Трубецкой тоже был вегетарианцем, очень любил животных, лепил их.
Паоло рассказывал, что видел в Италии скульптурную группу "Пожиратели
трупов" - на котоpой изображены гиена и человек. Еще он рассказывал,
каким путем пришел к вегетарианству. Однажды в одной из деревень
Италии ему пришлось наблюдать ужасную сцену - туда для убоя привезли
скот на телеге. И жители всей деревни - от мала до велика - бросились
истязать несчастных животных, до того как мясники их убьют. Лев
Николаевич так расстроился, что даже стонал - не мог слушать.
Бывали здесь и другие посетители-вегетарианцы, такие, как
Александр Зеленков - врач-гомеопат, основатель первого в России
вегетарианского общества в Петербурге. Не обходилось и без курьезов.
Однажды приехал некий господин, который питался один раз в два дня. И
приехал он в тот день, когда есть ему не полагалось. В этот день на
столе еда не переводилась. И сидел очень скромно этот господин в
стороне, и на предложение что-нибудь попробовать отвечал: "Спасибо, я
ел, вчера". А вчеpа он ел фунт овощей, один фунт фруктов и один фунт
хлеба... Нагрянул как-то еще один оригинальный господин, из Швеции.
Татьяна Львовна вспоминает, что Толстому он очень понравился - своей
внешностью он напомнил Льву Николаевичу пророка Иеремию с фресок
Микеланджело. Он все время ходил босиком, спать ложился на голый пол и
под голову подкладывал бутылку. Таким образом он проповедовал жизнь по
законам природы. И когда Татьяна Львовна спросила, не хочет ли он
молока, он очень грустным голосом ответил, что его мама умерла очень
давно, и пояснил, что единственное молоко, на которое имеет право
человек - материнское. А молоко коровы принадлежит теленку.
Иногда некоторые вегетарианцы упрекали Толстого в
непоследовательности, выражавшейся в том, что он пользовался для
одежды частями тела животных - носил кожаный пояс, сапоги, даже
меховую шапку. На это Толстой отвечал, что он настолько несовершенен,
что направляет все свои усилия на исправление более важных
недостатков. Лев Николаевич считал, что самое истинное и радостное
дело в жизни - растить свою душу. А рост души возможен только через
лишения большие и малые. Растить же душу надо для того, чтобы узнать и
исполнить волю Божью.

* * *

http://www.ojasvi.kiev.ua/text/kitch/veg6.htm

0

17

Среди приверженцев вегетарианского образа жизни большой популярность пользуются разговоры о том, что вегетарианцами были многие великие люди. Одним из самых известных вегетарианцев считается Лев Николаевич Толстой. А как же обстояли дела на самом деле?

Лев Толстой, действительно, в течение определенного времени придерживался вегетарианского образа жизни, отказывая себе в мясе. А если учесть, что рыбу и молоко он терпеть не мог, то можно понять, что вегетарианство Толстого было весьма строгим.
Известно, что в то время своей жизни, когда Лев Толстой был вегетарианцем, чувствовал он себя из рук вон плохо. Об этом свидетельствуют письма его жены Софьи Андреевны ее родственникам, приведенные дочерью Толстого, Александрой, в ее книге воспоминаний о своем великом родственнике «Отец». В письмах жена Толстого подробно описывает плохое состояние своего мужа, обусловленное, по ее мнению, вредом вегетарианства.

Впрочем, Толстой и сам понимал, что вегетарианство до добра не доведет, а потому отказался от него. Старший сын Толстого Сергей в своей книге воспоминаний «Очерки былого» описывает визит в Ясную Поляну живописца Ильи Ефимовича Репина с супругой, являвшихся строгими вегетарианцами. По словам Сергея Львовича, его отец искренне сочувствовал Репину, призывая отказаться от вегетарианства.

К сожалению, для семьи Толстых вегетарианство все-таки имело трагические последствия. Большинство Толстых были людьми здоровыми, доживавшими до преклонных лет. В то же самое время любимая дочь Льва Николаевича Мария внезапно умерла в возрасте 36 лет. Мария ничем никогда не болела, а вот строгого вегетарианства придерживалась.

http://naturemed.ru/archives/613

0

18

http://upload.bbfrm.ru/pixel/e9b10dd509eacd3ce7e5862384dd8ece/1/Гость/kak_pitalsya_lev_tolstoj/690347.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/dc2397a12a653c0b68be4153165cbcaf/2/Гость/kak_pitalsya_lev_tolstoj/690347.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/f386042ee433c20c35f1e3c39387af00/3/Гость/kak_pitalsya_lev_tolstoj/690347.jpg

0