Сергей Ястржембский: «Одно из самых загадочных африканских племен — догоны в Мали. Они считают, что пришли на Землю с планеты Сириус Б»
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)
13.07.2012

http://s4.uploads.ru/t/0aNKH.jpg

На 34-м Московском международном кинофестивале известный политик и дипломат представил свою режиссерскую работу — документальный фильм об исчезающих африканских народах
Кинопремьеру Сергея Ястржембского, в прошлом пресс-секретаря первого президента России Бориса Ельцина, а затем помощника президента России Владимира Путина, посетили кинорежиссер Никита Михалков, миллиардер Михаил Прохоров и другие известные люди.
«Вообще редко бывает, чтобы человек, имея полный карт-бланш в жизни, во власти, в возможностях, которому предлагается одно «лакомое» место за другим, все бросил и стал путешествовать по миру, по Африке, снимать кино», — представил собравшимся в зале московского кинотеатра «Октябрь» своего друга Сергея Ястржембского президент кинофестиваля Никита Михалков.
«Согласно придворному протоколу наша съемочная группа приветствовала короля на коленях»
На протяжении четырех лет съемочная группа студии Сергея Ястржембского «Ястребфильм» колесила по Африке в поиске интересных сюжетов. Фильм «Африка, кровь и красота» с успехом уже был показан в Париже и Риме и скоро будет представлен во Флоренции.

Фильм «Африка, кровь и красота» — первый российский документальный фильм, рассказывающий о самобытных племенах Африки, которые будто бы выпали из времени. Многие не только не имеют понятия о телевидении, интернете, но даже о таких благах цивилизации, как водопровод и электричество. Их обычаи и нравы порой просто шокируют. К примеру, в эфиопском племени сурма главный критерий женской красоты — количество шрамов на теле. А пигмеи Камеруна обтачивают зубы, чтобы с помощью резцов легче было есть мясо слона.

— Наш фильм — это своего рода «красная книга» исчезающих племен и форм жизни на Африканском континенте, — рассказал «ФАКТАМ» режиссер Сергей Ястржембский. — Их жизнь абсолютно не похожа на нашу. Для этих людей не существует понятия времени — ни будущего, ни прошлого. Они живут сегодня, сейчас, а точнее — вне времени.
Ныне в Африке обитают сотни племен. Есть многочисленные, насчитывающие до полумиллиона человек, к примеру, берберы в Марокко и догоны в Мали. Догоны — одно из самых интересных и загадочных племен. Они считают, что пришли на Землю с планеты Сириус Б, о существовании которой наука до появления телескопа не знала. Догоны же обладали этим знанием гораздо раньше. Они очень талантливы, занимаются резьбой по дереву и изготовлением масок, у них развита культура танца.
Самое же малочисленное племя в Африке — эль моло, проживающее на севере Кении. Его представителей осталось меньше 300 человек.
— Какое из племен дальше всего от цивилизации?
— Трудно ответить на этот вопрос. Конечно же, все эти люди знают о существовании цивилизации и в какой-то степени с ней сталкиваются. Видят ведь самолеты, которые над ними пролетают, время от времени контактируют с туристами и представителями компаний, которые добывают лес в дождевых лесах Африки… Как бы изолированно не жило племя, все равно у людей есть ножи, ложки, фонарики — все это они выменивают на что-то. У некоторых масаев в Кении мы даже видели мобильные телефоны.
Наиболее же цивилизованное племя из тех, кого мы снимали, — лози, проживающее в Замбии и насчитывающее около полумиллиона человек. Каждый кандидат на пост президента старается договориться с королем племени о поддержке его подданными на выборах. У всех избирателей — представителей племени есть паспорта. Голосуя, они следуют рекомендациям своего короля.
— Вы общались с королем?
— Да, довольно интересный человек, выпускник Кембриджа. На столе в кабинете его достаточно скромной резиденции, которая размещается в доме, построенном в колониальном стиле в 30-40-е годы прошлого века, — компьютер. Согласно придворному протоколу, наша группа приветствовала короля на коленях. И операторы снимали, тоже стоя на коленях. Когда король входил, мы должны были ему аплодировать. Я вручил дары — кинжал и красивую шкуру бобра. Взамен король подарил нам свободу творчества и свое время.
«Чем больше рубцов от прутьев на спине женщины, тем, считается, больше ее любит мужчина и она его»
— Признаться, многие натуралистические сцены в фильме шокируют. К примеру, дикие ритуалы выбивания зубов, шрамирования… И все ведь совершается в условиях полной антисанитарии?
— Эти условия для них естественны. Такие же, что и при дедах, прадедах. Только однажды при проведении ритуала инициации — обрезания у мальчика крайней плоти — мы видели, что пользовались ножницами и шприцом. В большинстве случаев это делается с помощью ножа и камня. Раны просушивают дымом от костра — как своего рода дезинфекция. Шрамы на теле девушек (во многих племенах шрамы считаются признаком красоты) наносили иголками акации и лезвием, которое никак не дезинфицировалось. Потом рану промывали водой, прикладывали лист какого-то растения…
— И этим же лезвием, без оглядки на СПИД, наверняка шрамировали следующую красавицу?
— Думаю, в племенах нет характерных для цивилизации болезней. Главным образом там страдают от недоедания и нехватки чистой воды.
— Еще потрясает, как стоически люди переносят боль. Ведь все истязания проводятся без всякого наркоза?
— Да, это так. Когда мы снимали шрамирование девушки из эфиопского племени сурма, поразило, что ни один мускул на лице ее не дрогнул. А у эфиопских хамеров, к примеру, существует традиция публичного избиения женщин прутьями. Чем больше рубцов от прутьев на спине женщины, тем, считается, больше ее любит мужчина и она его. Эти шрамы — тоже признак красоты.
— Какая средняя продолжительность жизни в племенах?
Трудно там найти долгожителей. Хотя многие такими кажутся на первый взгляд. Смотришь на человека и думаешь, что ему за 80, а на самом деле, оказывается, — чуть больше 50. Трудная жизнь быстро изнашивает людей.
— Судя по фильму, в некоторых племенах до сих пор обходятся абсолютно без одежды…
— Дети во многих местах действительно еще ходят без одежды, взрослые стараются все-таки прикрываться. Практически без одежды еще обходятся женщины племени химба в Намибии. У них очень красивые фигуры, а лоснящаяся кожа — шоколадного цвета. Чтобы она была такой, они втирают крем из красной глины и масла из коровьего молока. Такой крем еще и защищает кожу от укусов насекомых и палящего солнца. А в эфиопских племенах сурма и хамер девушки разрисовывают свои тела глиной — рисунок и выполняет функцию нарядов.

Сергей Ястржембский: «Представители эфиопского племени хамер разрисовывают свои тела глиной»
— В племенах свободные сексуальные отношения или действуют какие-то правила?
— Во многих — свободные. Дисциплина начинается после заключения брака. Один пигмей рассказал нам, как жена нанесла ему увечья, заподозрив в неверности. Но есть племена, где приветствуется полигамия. Например, у масаев в Кении. К женщине здесь относятся прежде всего как продолжательнице рода. Две главные ценности племени — дети и скот. Чем больше у мужчины скота, тем он считается богаче и тем больше может позволить себе жен. Одному из героев нашего фильма — 54 года, хотя и выглядит он за 70. У него девять жен, 48 детей и около 800 голов скота. По меркам племени очень богатый человек.
«После чаепития в берберской палатке, где сахар был облеплен мухами, я сразу же выпил приличную дозу виски»
— С какими опасностями вы сталкивались во время экспедиций?
— Бог миловал. Мы очень тщательно готовим каждую экспедицию. Бывает, что подготовка занимает даже до полутора лет. Наши представители заранее едут на места предстоящих съемок, договариваются с местными властями, вождями. Мы никогда не сваливаемся как снег на голову, стараемся избегать каких бы то ни было импровизаций. Это стало бы провалом экспедиции. А поскольку организация ее стоит больших денег, мы должны максимально все оговорить до того, как начать съемки. Например, племя туарегов мы не снимали по той причине, что нам никто не мог гарантировать безопасность. Известно, что туареги похищают иностранцев, запрашивают выкуп или просто уничтожают.
— На каких условиях вы договаривались с вождями?
— Где-то за возможность съемок нужно было дать денег, иногда рассчитывались товарами — одеялами, подушками, керосином, одеждой, фонариками, продуктами питания — мукой, сахаром, растительным маслом…
— А каким-нибудь необычным блюдом вас угощали?
— Местные угощения предлагали везде. Конечно, попробовать экзотические блюда всегда интересно, но мы старались избегать этого, чтобы не выпасть из рабочего процесса. Правда, иной раз все-таки приходилось рисковать. К примеру, в Марокко в берберской палатке в пустыне я не смог отказаться от чая с сахаром, так как берберы очень гордятся чайной церемонией и игнорировать приглашение было бы невежливо.
Пока готовился чай, все наши ребята куда-то сбежали. Остался я один и пил этот чай, несмотря на то, что оператор мне показывал накануне: всю сахарную головку облепили мухи. После чаепития я сразу же побежал к нашей машине и в целях дезинфекции организма выпил приличную дозу виски. К счастью, все обошлось.
Еще раз рискнул в Камеруне, где мы снимали охоту пигмеев на слона. Я там застрелил габонскую гадюку. Из ядовитой змеи пигмеи приготовили жаркое и, надо сказать, очень вкусное. У нее нежнейшее мясо! Однако на всякий случай после трапезы я все-таки выпил виски. А вот наш оператор отравился, поскольку не употребил алкоголь.
— Известно, что вы увлекаетесь охотой и имеете немало рекордных трофеев. Читала, что за один сезон добыли слона, буйвола, льва, леопарда и носорога…
— Охотой я занимаюсь с 1996 года. За это время трофеев, которые попали в Книгу рекордов Международного клуба сафари, около 150. Однако для меня в охоте важны не рекорды. Процесс гораздо интереснее результата.
— На презентации вашего фильма присутствовал миллиардер Михаил Прохоров. Он тоже участвовал в ваших экспедициях?
— Никогда. Михаил — мой давнишний хороший друг. Он просто пришел посмотреть, чем я занимаюсь.
— Бывали ли на охоте в Африке Борис Ельцин и Владимир Путин, с которыми вы работали много лет?
— Нет, Борис Николаевич никогда не бывал в Африке и, к слову, очень жалел об этом. Владимир Владимирович посещал некоторые африканские страны с официальными визитами. Однако в таких поездках времени для охоты не остается.
— Правда, что со своей женой Анастасией вы познакомились в Африке?
— Да, несколько лет назад в Намибии — во время сафари.

— Известно также, что вы увлекаетесь аэрофотографией. Снимать с вертолета со снятой дверью — это ведь большой риск?
— Такие съемки иногда, конечно, очень щекочут нервы. Но поскольку я пристегнут ремнями безопасности, опасности для жизни нет.
— Поделитесь, какие у вас дальнейшие творческие планы?
— Недавно я вернулся из Папуа-Новой Гвинеи, где мы снимали два племени — асматов и дани. Поездка была очень тяжелая. За двенадцать дней — одиннадцать перелетов, пятнадцать часов переправлялись на каноэ, каждый день шли дожди. Конечно, устали и, как говорится, нужно сейчас «перезарядить батарейки». Но уже есть планы на ближайшее будущее. В Латинской Америке хотим снимать шаманов и русских староверов, которые живут в джунглях.

http://fakty.ua/150622-sergej-yastrzhem … y-sirius-b