Образование по-японски: «Когда в университете есть занятия, работать позволяют не более 28 часов в неделю»
Ирина ГОЛОТЮК, «ФАКТЫ»
13.12.2013
Размер текста: Абв  Абв  Абв 
Министерство образования Японии разработало несколько программ, в рамках которых иностранные студенты могут не только учиться, но и зарабатывать себе на жизнь
Наши соотечественники, уезжающие на работу за границу, выбирают преимущественно либо соседнюю Россию, либо Европу. Однако, как оказалось, в иностранных работниках заинтересованы даже в далекой от Украины Японии. У японского министерства образования есть даже несколько программ, в рамках которых иностранные студенты могут учиться и работать. Киевлянин Тимур Сандрович — один из тех, кто воспользовался этой возможностью. Он уже несколько лет живет в Стране восходящего солнца.
— Я учился в университете имени Тараса Шевченко по специальности «японский и английский языки и литература», — рассказал Тимур Сандрович. — После третьего курса по программе обмена стажировался в университет Тэнри (префектура Нара). Пробыл там год, а потом вернулся в Украину, окончил магистратуру и… уехал в Японию. Сейчас учусь в докторантуре (аналог нашей аспирантуры), чтобы получить PHD — ученую степень кандидата наук.
— Подработку найти удалось?
— Берусь за все, что подворачивается. В университете подрабатываю ассистентом преподавателя. Помогаю настраивать аппаратуру для занятий или читаю лекции, подменяя своего руководителя. Время от времени занимаюсь письменными переводами: я владею русским, украинским, английским и японским языками. Как-то даже сотрудничал с местной телекомпанией, которая делала программу о Курильских островах. А еще в Японии есть сайт для иностранцев, которые ищут работу. Разместил там информацию, указал, какими языками владею. Если появляется работа, представители фирмы связываются со мной. Украиноязычные переводчики, правда, требуются реже, чем русскоязычные. Иногда подрабатываю гидом — сопровождаю русскоязычные туристические группы, а также гуляю с японскими школьниками по Киото, общаясь с ними по-английски.
— Ваша виза позволяет официальное трудоустройство?
— У меня студенческая виза, но я получил специальное разрешение на работу, не связанную с моей основной деятельностью. Это совсем не сложная процедура: пишешь соответствующее заявление, визируешь его у научного руководителя и относишь документ в иммиграционный офис. Кроме того, такое разрешение можно получить одновременно с продлением визы. Это штамп в паспорте — небольшой квадратик, — на котором написано, что ты можешь работать в сфере, не связанной с основной деятельностью. Когда в университете есть занятия, работать можно не более 28 часов в неделю, а во время каникул (в августе — сентябре и феврале — марте) — до 40 часов в неделю по 8 часов в день. Если ты не числишься в штате фирмы, то платишь налог —10,21 процента. Раньше было десять процентов, но недавно ставку повысили — таким образом государство собирает деньги на восстановление после землетрясения и цунами.
— Тимур, правда, что японцы — трудоголики, а в офисах у них принята жесткая иерархия?
— Здесь существуют такие понятия, как сэнсэй (мастер, учитель, начальник), сэмпай (тот, кто старше тебя по рангу в определенной системе) и кохай (товарищ, стоящий позади, младший). Когда я учился в университете Тэнри, то ходил в конный клуб, занимался выездкой. Там очень четкая иерархическая система. Если ты недавно записался в клуб, то тебе достается больше грязной работы: убирать и чистить конюшни. Человек, который несколько лет числился в клубе (сэмпай), имел право не только учить меня (кохая) ездить на лошади, но и указывать, как лучше убирать конюшню. Сначала для меня это было не очень привычно: я убираю 40 минут, катаюсь всего пять, а сэмпай ничего не делает, а только ездит на лошадях. Вся эта система старшинства распространена как в университетах, так и на фирмах. Моя супруга, японка, работает в крупной фармацевтической компании с жесткой иерархией.
— Трудно ли выходцу из другой страны найти работу в Японии?
— Это зависит прежде всего от самого иностранца. В Японии главное — доказать работодателю, что ты будешь ему полезен. Моя знакомая, тоже из Украины, активно искала работу более полугода. В результате устроилась в фирму, которая занимается полупроводниками. Хотя сейчас большинство молодых японцев предпочитают устраиваться на неполный рабочий день, чтобы оставалось больше свободного времени для себя.
— Каков у вас уровень зарплат?
— Параллельно с работой в университете Тэнри я подрабатывал в прачечной. Мне платили 755 иен в час (порядка 75 гривен) — это практически минимальная зарплата. Если же человек работает в крупной фирме, как моя супруга, то зарплата составляет порядка двух тысяч иен в час. Вы спрашивали, трудоголики ли японцы… Я не могу утверждать, что они очень любят работать. Просто японцы дорожат своим местом. К примеру, в рабочем контракте жены указано, что в ее зарплату включены… 20 внеурочных часов в месяц. То есть это количество часов сверхурочной работы ей не оплатят. А больше — на усмотрение работодателя. Если сотрудник фирмы выходит на работу в выходные, то ему платят в полтора — два раза больше. Но когда количество сверхурочных превысит сто часов в месяц, то на фирму может прийти специальная проверка. В Японии даже термин есть специальный — «кароси» — смерть от того, что человек много работал.
— Тимур, расскажите, как вас приняла семья жены?
— Я ездил к ее родителям просить официального разрешения на брак. Был очень серьезный разговор, я рассказал им, как вижу наше совместное будущее. Если бы я повел себя как-то не так, то мне бы запросто дали «от ворот поворот». Но, видимо, я им понравился.
— А свадьбу сыграли в национальных традициях?
— Традиционная японская свадьба проходит в синтоистском храме. Наряд жениха — хаками черного цвета, невеста одета в белое кимоно. Обычно присутствуют только самые близкие родственники. Наша свадьба была несколько иной. Ее название в переводе с японского звучит как «церемония перед людьми». Мы обменялись кольцами, а прибывший на мероприятие дядя супруги, синтоистский священник, провел для нас небольшую религиозную церемонию. А потом состоялся банкет в европейском стиле. Что касается регистрации брака, то мы сделали это за пару месяцев до свадьбы.
— Чувствуете себя стопроцентным японцем?
— Мой научный руководитель, Бондаренко Иван Петрович, каждый раз, когда мы встречаемся, повторяет: «Тимуре, ви нiколи не станете своїм в Японiї». То есть иностранцу, как бы хорошо он ни разбирался в японской культуре, любил страну и соблюдал традиции, все равно не стать своим на сто процентов…
— А что вас больше всего поразило в Японии, которую большинство наших соотечественников знают лишь по кино и книгам?
— Впервые я приехал сюда еще в 2004 году. Удивило, что городские автобусы ходят по расписанию. В Киото, например, на всех остановках есть небольшие информационные табло с тремя кружочками: загорается правый — автобус находится за две остановки, средний — на предыдущей, а левый — подъезжает к твоей остановке. Японцы, кстати, и книги читают справа налево. Автобусы курсируют с интервалом три — четыре минуты. На остановке они немного наклоняются, чтобы было удобно зайти людям с особыми потребностями. А ремонтные работы на дорогах проводят ночью, чтобы не мешать интенсивному движению днем.
— Читала, что в густонаселенной Японии в метро работают трамбовщики. Вы видели этих людей, помогающих пассажирам плотнее «упаковаться» в вагоны?
— Сам не видел, но читал, что такая практика существует в огромном токийском метро. Но все поезда курсируют с точностью до секунды. И пассажиров действительно очень много. А на пересадочных станциях можно запросто заблудиться. И знаете, что меня особенно удивило? Как-то на узловой станции метро я потерял кредитную карточку со встроенным в нее проездным. Сначала запаниковал, но потом вернулся на предыдущую линию и спросил у работника метро, не находил ли кто-нибудь мой документ. Тот попросил написать на листочке имя и фамилию, что-то у себя сверил и… отдал мне карточку! Оказывается, ее нашли и тут же отдали сотрудникам метрополитена. Кошелек раза два в университете терял, и мне его практически сразу же возвращали.
— Вы быстро привыкли к местной жизни?
— Когда только приехал в Японию, то очень тяжело переносил запах новых татами — соломенных циновок. Но потом привык, а сейчас этот запах мне кажется успокаивающим. Здесь, кстати, даже жилплощадь в татами измеряют. Например, стандартная комната для студента — шесть татами (порядка 10 квадратных метров). Я сам когда-то жил в такой в Киото: комната, небольшая кухня, совмещенный санузел.
Сначала я вовсе не был поклонником риса. Помню, как-то в студенческой столовой случился смешной эпизод. На обед я попросил себе только суп мисо, а женщина, стоявшая на раздаче, очень удивилась, что я отказался от риса. Здесь рис, как в Украине хлеб, — всему голова. А сейчас я каждый день съедаю по маленькой тарелочке риса. Даже научился сам его готовить. Тем более что это очень просто: засыпал в рисоварку и через некоторое время получил готовое блюдо. Суп мисо делаю из полуфабрикатов, добавляя в него свежие овощи.
В большинстве японских домов плиты оборудованы мини-отделениями со специальной решеткой, на которой можно жарить рыбу. Рис, рыба, суп — стандартный набор блюд. Кроме того, японцы очень любят маринованные овощи. А салат из свежих овощей для них диковинка. Впрочем, к украинскому борщу я своих друзей и знакомых приобщил. Всегда готовлю это блюдо, когда к нам приходят гости.
— Купить необходимые ингредиенты не проблема?
— Нет, но свекла очень дорогая. Одна штука — 500 иен (50 гривен). А если мы заказываем несколько, то в посылке каждый корнеплод завернут в прозрачную бумагу, потом в газетку. Все это упаковано в красивую коробочку с ленточкой. А на коробке специальным шрифтом отпечатана инструкция: как правильно готовить борщ.
50 гривен за одну свеклу — это для нас, конечно, дороговато. Поэтому обычно мы обходимся консервированной. Как-то я в Киеве купил несколько упаковок заправки для борща. Вернулся в Японию, приготовил. Так наши друзья сказали, что это был самый вкусный борщ в моем исполнении. А я им ответил, что украинский производитель очень постарался для них, японцев.

http://fakty.ua/173680-obrazovanie-po-y … -v-nedelyu